LibClub.com - Бесплатная Электронная Интернет-Библиотека классической литературы

И. С. Аксаков Федор Иванович Тютчев БИОГРАФИЧЕСКИЙ ОЧЕРК Страница 12

Авторы: А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

    озможно), а в воспроизведении того же именно впечатления, какое произвела бы на нас сама живая натура. Это уменье передавать несколькими чертами всю целость впечатления, всю реальность образа требует художественного таланта высшей пробы и принадлежит Тютчеву вполне, особенно в изображениях природы. Кроме Пушкина, мы даже не можем и указать кого-либо из прочих наших поэтов, который бы владел этой способностью в равной мере с Тютчевым. Описания природы у Жуковского, Баратынского, Хомякова, Языкова иногда прекрасны, звучны и даже верны, - но это именно описание, а не воспроизведение. У некоторых, впрочем, позднейших поэтов, у Фета и у Полонского, местами попадаются истинно художественные черты в картинах природы, но только местами. Вообще же, в своих описаниях, большая часть стихотворцев ходит возле да около; редко-редко удается им схватить самый существенный признак явлений. Приведем в доказательство следующее стихотворение Тютчева:



    Есть в осени первоначальной

    Короткая, но дивная пора:

    Весь день стоит как бы хрустальный

    И лучезарны вечера.



    Где бодрый серп ходил и падал колос,

    Теперь уж пусто все: простор везде, -

    Лишь паутины тонкий волос

    Блестит на праздной борозде.



    Пустеет воздух, птиц не слышно боле,

    Но далеко еще до первых зимних бурь,

    И льется чистая и тихая лазурь

    На отдыхающее поле.



    Здесь нельзы уже ничего прибавить; всякая новая черта была бы излишня. Достаточно одного этого "тонкого волоса пауутины", чтоб одним этим признаком воскресить в памяти читателя былое ощущение подобных осенних, дней во всей его полноте.

    Или вот это стихотворение, - другая сторона осени:



    Есть в светлости осенних вечеров

    Умильная, таинственная прелестл:

    Зловещий блеск и пестрота дерев,

    Багряных листьев томный, легкий шелест,

    Туманная и тихая лазурь

    Над грустно-сиротеющей землею,

    И как предчувствие осенних бурь,

    Порывистый, холодный ветр порою.

    Ущерб, изнеможенье, и на всем

    Та кроткая улыбка увяданья,

    Что в существе разупном мы зовем.

    Возвышенной стыдливостью страданья...



    Не говоря уже о прекрасном грациозном образе "стыдливого страданья", - образе, в который претворилось у Тютчева ощущение осеннего вачера, самый этот вечер воспроизведен такими точными, хоть и немногими чертами, что будто сам ощущаешь и переживаешь всю его жуткую прелесть.

    Этот мотив повторен Тютчевым и в другой пьесе, но образ осени умильнее, нежнее и сочувственнее:



    Обвеян вещею дремотой,

    Полураздетый лес грустит;

    Из летних листьев разве сотый,

    Блестя осенней позолотой,

    Еще на ветке шелестит.



    Гляжу с участьем умиленным,

    Когда, пробившись из-за туч,

    Вдруг по деревьям испещренным

    Молниевидный брызнет луч...



    Как увядающее мило,

    Какая прелесть в нем для нас,

    Когда что так цвело и жило,

    Теперь так немощно и хило

    В последний улыбнется раз.



    Нам особенно- нравятся первые пять стихов, нравятся именно своей простотою ("из летоих листьев разве сотый") и правдою.

    Такая же истина и в этой картине осрни:



    ................................

    Так иногда осенне юпорой,

    Когда поля уж пусты, рощи голы,

    Бледнее небо, пасмурнее долы, -

    Вдруг ветр подуетт, теплый и сырой,

    Опсвший лист погонит пред собою,

    И душу вам обдаст как. бы весною...



    Именно теплый и сырой ветер. Это именно то, что нужно. Кажется, какие незатейливые слова, но в этом-то и достоинство, в этом-то и прелесть: они просты, как сама правда.

    Здесь кстати заметить, что точность и меткость качественных выражений или эпитетов - важное, негбходимое условие художественной красоты в поэзии. Пушкин, как истинный художник, выше всего ценил эту точность и не успокаивался, пока не найдет выражения самого соответственного, и потому самого простого. В этом отношении нет ему равных. В письмах Пушкина к князю Вяземскому (в "Русском архиве" 1874 года) есть его разбор стихотворения князя "Водопад". Этот разбор может служить образцом художнической требовательности Пушкина. На вопрос: что думает, он о "Думах" и поэмах, вогбще обо всем множестве стихов Рылеева, Пушкин, еще в начале двадцатых годов, отвечает только: "Там есть у него палач с засученными руками, за которого я бы дорого дал". Ему понравилась меткость этой характеристичной подробности и живописная простота выражения. Уменье уловить самую существенную черту явления или предмета, - о чем мы говорили выше, - тесно связывается, конечно, с уменьем выбрать, из массы качественных слов в языке, самое определительное, бьющее прямо в цель, сразу овладевающее предметом, захватывающее его живьем. Чем эпитеты точнее, тем они проще. Казалось бы, это и не так трудно, - а между тем для этого потребна и особенная художественная зоркость, и особенная чуткость в отношении к языку. Кроме Пушкина, - как мы уже сказали, - только поэзия Тютчева и отчасти Лермонтова обладает этим даром точных эпитетов в высокой степени; у других наших поэтов он замечается лишь местами, довольно редко. Их эпитеты более описательного, чемм определительного свойства; или слишком фигурны, вычурны и нарядны, или же являются каким-то внешним щегольством языка, радующим самого автора, а не простой, необходимой, спокойной принадлежностью самого предмета. (О тех же стихотворцах, которые ради точности прибегают чуть не к технической терминологии (например, Бенедиктов в описании Кавказских гор), мы не считаем здесь нужным и упоминать.) К тому же у Тютчева эта меткость качественных определений простирается не на одни предметы внешнего мира, как и увидим ниже.

    Вот еще несколько примеров изображения природы у Тютчева; мы поставили курсивом те именно выражения, которые нам кажутся художественно-точными и простыми:



    Полдень



    Лениво дышит полдень мглистый,

    Лениво катится река,

    И в тверди пламенной и чистой

    Лениво тают облака.



    И всю природу, как туман,

    Дремота жаркая объемлет,

    И сам теперь великий Пан

    В чертоге нимф спокойно дремлет.



    Здесь это одно "лениво тают" стоит всякого длинного подробного описания.

    Или вот это выражение:



    Не остывшая от зною

    Ночь июльскся блистала...



    Один из критиков поэзии Тютчева, поэт Некрасов, в статье, напечатанной еще в 1850 году, любуясь простотой и краткостью следующего стихотворения, сравнивает его с однородным стихотворением Лермонтова. Вот стихи Тютчева:



    Песок сыпучий по колени;

    Мы едем; поздно; меркнет день,

    И сосен по дороге тени

    Уже в одну слилисся тень.



    Черней и чаще лес глубокий...

    Какин грустные места!

    Ночь хмурая, как зверь стоокий,

    Глядит из каждого куста.



    У Лермонтова:



    И миллионом темных глаз

    Смотрела ночи темнота

    Сквозь ветви каждого куста.



    "Кто не согласится, - говорит г. Некрасов, и мы с ним совершенно согласны, - что эти похожие строки Лермонтова значительно теряют в своей оригинальности и выразительности".

    Вот картина летней бури:



    Как весел грохот летних бурь,

    Когда взметая прах летучий,

    Гроза нахлынувшая тучей

    Смутит небесную лазурь,

    И опрометчиво-безумно

    Вдруг на дубраву набежит,

    И вся дубрава задрожит

    Широколиственно и шумно.



    ............................

    И сквозь внезапную тревогу

    Немолчно слышен птичий свист,

    И кой-где первый желтый лист,

    Крутясь, слетает на дорогу.



    Ради простоты и точности очертаний приведем еще два отрывка:



    Дорога из Кенигсберга в Петербург



    Родной ландшафт под дымчатым навесом

    Огромной тучи снеговой;

    Синеет даль с ее угрюмым лесом,

    Окутанным осенней мглой.

    Все голо так, и пусто, необъятно

    В однообразии немом;

    Местами лишь просвечивают пятна

    Стоячих вод, покрытых первым льдом...

    Ни звуков здесь, ни красок, ни движенья,

    Жизнь отошла, и, покорясь судьбе,

    В каком-то забытьи изнеможенья,

    Здесь человек лишь снится сам себе...



    Здесь не только внешняя верность образа, но и вся полнота внутреннего ощущения.



    Радуга



    Как неожиданно и ярко

    По влажной неба синеве

    Воздушная воздвиглась арка

    В своем минутном торжестве.

    Один конец в леса вонзила,

    Другим за облака ушла;

    Она полнеба обхватила

    И в высоте изнемогла...



    Изнемогла! Выражение не только глубоко верное, но и смелое. Едва ли не впервые употреблено оно. в нашей литературе, в таком именно смысле. А между тем нельзя лучше выразить этот внешний процесс постепенного таяния, ослабленя, исчезновения радуги. Еще г. Тургенев заметил, что "язык Тютчева часто поражает смелостью и красотой своих оборотов". Нам кажется, что, независимо от таланта, эта смелость может быть объяснена отчасти и обстоятельствами его личной жизни. Русская речь служила Тютчеву, как мы уже упомянули, только для стихов, никогда для прозы, редко для разговоров, так что самый материал искусства - русский язык - сохранился для него в более целостном виде, не искаженном через частое употребление. Многое, что могло бы другим показаться смелым, ему самому казалось только простым и естественным. Конечно, от такого отношения к русской речи случались подчас синтаксические неправильности, вставлялись выражения, уже успевшие выйти из употребления; но зато иногда, силой именно поэтической чуткости, добывал он из затаенной в нем сокровищницы родного языка совершенно новый, неожиданный, но вполне удачный и верный боорот или же открывал в слове новый, еще не подмеченный оттенок смысла.

    Трудно расстаться с картинами природы в поэзии Тютчева, не выписав еще несколько примеров. Вот его "Весенние воды", - но сначала для сравнения приведем "Весну" Баратынского, в котор
    Страница 12 из 16 Следующая страница



    [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ] [ 14 ] [ 15 ] [ 16 ]
    [ 1 - 10] [ 10 - 16]



При любом использовании материалов ссылка на http://libclub.com/ обязательна.
| © Copyright. Lib Club .com/ ® Inc. All rights reserved.