LibClub.com - Бесплатная Электронная Интернет-Библиотека классической литературы

И. С. Аксаков Федор Иванович Тютчев БИОГРАФИЧЕСКИЙ ОЧЕРК Страница 13

Авторы: А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

    ой встречаются стихи очень схожие. Баратынский:



    Весна, весна! Как воздух чист,

    Как яесн небосклон;

    Своей лазурию живой

    Слепит мне очи он.



    Весна, весна! как высоко

    На крыльях ветерка,

    Ласкаясь к солнечным лучам,

    Летают облака.



    Шумят ручьи! блестяи ручьи!

    Взревев, река несет

    Ha торжествующем хребте

    Поднятый ею лед!



    Под солнце самое взвился

    И в яркой вышине

    Неззримый жавронок поет

    Заздравный гимн весне.



    Что с нею, что с моей душой?

    С ручьем она ручей,

    И с птичкой птичка! С ним журчит,

    Летает в небе с ней.



    Далее следуют еще две строфы совершенно отвлеченного содержания - о душе, и стихи довольно тяжелые. Тютчев:



    Еще в полях белеет снег,

    А воды уж весной шумят,

    Бегут и будят сонный брег,

    Бегут и бледут и гласят, -



    Они гласят во все концы:

    "Весна идет! Весна идет!

    Мы молодой весны гонцы,

    Она нас выслала вперед!"



    Весна идет, весна идет!

    И тихих, теплых майских дней

    Румяный, светлый хоровод

    Толпится весело за ней...



    Эти стихи так и-обдают чувством весны, молодым, добрым, веселым. Они и короче, и живее стихов Баратынского.

    (Г. Некрасов в своей статье ("Современник", 1850 года) приводит для сравнения с этим стихотворением Тютчева "Весну" г. Фнта:

    "Уж верба вся пушистая и проч., -

    и приводит именно с тем, чтоб показать степень различия в мастерстве изображения. У г. Фета указывает он много прекрасных стихов, но рядом с ними, как и у Баратынского, много фигурного, отвлеченногт или неунжного рассуждения. Вообще стихотворение очень длинно.

    Вот отрвок из другого стихотворения, которое можно бы назвать: "Пред грозою".



    В душном воздухе молчанье,

    Как предчувствие грозы;

    Жарче роз благоуханье,

    Звонче голос стрекозы.



    Чу! за белой душной тучей

    Прокатился глухо гром,

    Небо молнией летучей

    Опоясалось кругом.



    Жизни некий преизбыток

    В знойном воздухе разлит,

    Как божественный напиток

    В жилах млеет и дрожит!..



    Заключим этот отдел поэзии Тютчева одним из самых молодых его стихоиворений: "Весенняя гроза".



    Люблю грозу в начале мая,

    Когда весенний, первый гром,

    Как бы резвяся и играя,

    Грохочет в небе голубом.



    Гремят раскаты молодые,

    Вот дождик брызнул, пыль летит:

    Повисли перлы дождевые,

    И солнце нити золотит.



    С горы бежит поток проворный,

    В лесу не молкнет птичий гам,

    И гам лесной, и шум нагорный,

    Все вторит весело громам.



    Ты скажешь: ветреная Геба,

    Кормя Зевесова орла,

    Громокипящий кубок с неба,

    Смеясь, на землю пролила.



    Так и видится молодая, смеющаяся вверху Геба, а кругом влажный блеск, веселье природы и вся эта майская грозовая потеха. Это стихотворение было напечатано в "Галатее" еще в 1829 году, но такова странная судьба поэзии Тютчева, что оно не обратило тогда на себя ни малейшего внимания.

    В ответных своих стихах к известному нашему поэту, г. Фету, Тютчев говорит:



    Иным достался от природы

    Инстинкт пророчески слепой:

    Они им чуют, слышат вод

    И в темной глубине земной...



    Великой матерью любимый,

    Стократ завидней твой удел:

    Не раз под оболочкой зримой

    Ты самое ее узрел.



    Этот последний стих справедливее отнести к самому Тютчеву; про него именно можно сказать, что ему было дано не раз видеть природу не во внешней только оболочке, но её самоё, обнаженной, без покровов.

    Если бы - предположим - кто-нибудь, умеющий живо и тонко чувствовать художественные красоты в поэзии, стал читать в первый раз твоерния, - конечно, не Пушкина и даже не Лермонтова, а прочих наших поэтов, даже не зная их имен, - он, без сомнения, усладился бы вполне "пленительной сладостью" Жуковского; он хоть на миг, может быть, воспламенился, бы духом к высоким нравственным подвигам благодаря мужественному лиризмус тихов Хомякова; ему бы доставили, конечно, утеху бодрые, звучные песни Языкова, где столько праздника, столько молодости, шири и удали; его душу проняла бы, вероятно, и страждущая тоска поэтических дум Баратынского; он нашел бы себе отраду и во многих других наших поэтах... Но если бы он, перелистывая эту сотню-другую тысяч стихов, вдркг случайно наппал на любое из вышеприведенных стихотворений, вроде "Осени первоначальной" с ее "тонким волосом паутины", или "Весенних вод", или хоть "Радуги, изнемогшей в небе", - он невольно бы остановился; он по одному этому выражению, по одной этой мелкой, по-видимому, черте опознал бы тотчас настоящего художника и сказал бы вместе с Хомяковым: "Чистейшая поэзия - вот где". Такого рода художественной красоты, простоты и правды нельзя достигнуть ни умом, ни восторженностью духа, ни опытом, ни искасством: здесь уже явное, так сказать, голое поэтическое откровение, непосредственное творчество таланта.

    Обратимся теперь к другой особеннсти стихотворений Тютчева: мы разумеем самое содержание поэзии, внутренний поэтической строй. Но здесь нам приходится сделать небольшое отступление.

    Воспитание почти всех наших поэтов, особенно поэтов пушкинской плеяды, к несчастью, характеризуется совершенно верно собственными стихами Пушкина:



    Мы все учились понемногу,

    Чему-нибудь и как-нибудь.



    Все они (кроме Хомякова, конечно, который совершенно выделяется из этого сонма поэтов), при поверхностном образовании, возросли под сильным умственным и нравственным воздействием французской литературы и философии XVIII века. Но ошибочно было бы думать, что эта философия в самом деле породила у нас философов и вообще серьезных мыслителей; господствовала не сама философия, как свободно пытливая работа ума, а просто quasi-философское "вольнодумство", в. самом обиходном и пошлом смысле этого слова; не философия как наука, а ее так называемый дух, то есть самое легкомысленное отрицание религиозных верований и идеалов, самое ветреное обращение с важнейшими вопросами жизни, упразднение не только строгости, но даже всякой серьезности в сфере нравственных отношений и понятий. Конечно, уже тогда начинало группироваться небольшое число очень молодых .людей (например, Киреевские и другие) с иными, запросами духа, с потребностью основательного знания; но их значение сказалось гораздо позднее. Мы уже отчасти характеризовали выше эпоху двадцатых годов, но почти не коснулись стороны общественного воспитания. Мы и теперь не намерены рассматривать ее подробно, - тем более что школа, через которую первоначально проходили наши поэты пушкинского периода, относится не к двадцатым годам, а к началу и первым двум десяткам лет нашего столетия. Но так как многие черты у обеих эпох одинаковы, то читателю нетрудно представить себе, какова была эта школа, если он постарается припомнить все рассказанное нами выше о времени отъезда Тютчева за границу. Считаем нужным только добавить, что хотя французское влияние вторглось к нам еще при Екатерине, во второй половине ее царствования, однако же на литературе, равно и на умственном движении ее времени лежит печать все-таки большей серьезности и важности, чем в позднейшую пору; люди екатерининских времен были грубее, но крепче, строже, ближе к русской народности; самый их разврат был крупен, но довольно односторонен и внешен, - менее легкомыслен, менее растлевающего свойства. С царствованием Александра I начинается более полное отчуждение от народа и более полное господство иностранной моды - и уже не в нарядах только, но в мыслях и воззрениях. Все становится изящнее, деликатнее, галантерейнее и как-то пошлее, если позволено будет так выразиться. Печать оригинальности на произведениях умственного творчества исчезает. События 12 года встрясли несколько общественный дух, но и после 12 года, и гораздо позднее состояние мысли философско-отвллеченной, напрасление литературное и эстетические воззрения представляются в виде истинно жалком. Еще в 1819 году можно было в торжественных речах на торжественных литературных собраниях, из уст ученых авторитетов, слышать такие рассуждения: "Почтенные мужи! Пусть на цветущем поле нашей словесности резвятся, в разновидных группах, Амуры, Зефиры и Фавны... Птичка, свивающая гнездо на ближнем дереве, научила человека строить скромные сени из ветвей, она же научила его радоваться и воспевать свою радость. Отсюда происхождение - Музыки и Поэзии". (См. "Труды Общества Любителей Российской Словесности", 1819 г. Речь на торжественном публичном заседании Мерзлякова.) Правда, в то время уже началась реакция, и "господин Боало, честный Лафонтен, гений Корнеля и Сида, сии вечные образцы искусства" (там же, статья одного из членов), как выражались еще тогда с кафедры ученые наши авторитеты, одним словом, вся эта псевдоклассичевкая теория поэзии не тяготела более над умами наших юных поэтов, которые все были пылкими приверженцами так называемой "романтической школы". Но взамен господина Боало с компанией образцами для молодых певцов служили все же французские писатели: отчасти только Шенье, но предпочтительно Парни, пресловутый Парни, и другие представители эротической поэизи. Впоследствии Парни уступил было место Байрону, но Байрон был понят только с внешней своей стороны; да и мудрено было этому своеобразному. историческому продукту английской нравствеоной, общественной почвы акклиматизироваться на русской. Нельзя не скорбеть душой при мысли, какова была та духовно-нравственная атмосфера, в которой приходилось распускаться и творить нашим поэтическим дарованиям. Стоит только заглянуть в новейшие биографические труды и исследования о детстве и молодосит Пушкина... Можно было бы, кажется, задохнуться в этой гнилой атмосфере, если б ее несколько не освежаби своим присутствием: Карамзин - этот "целомудренно-свободный дух", по выражению Тютчева, и Жуковский с "голубиной чистотой" своей поэзии. Какие-то нанесенные ветром обрывки чужих, преимущественно франц
    Страница 13 из 16 Следующая страница



    [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ] [ 14 ] [ 15 ] [ 16 ]
    [ 1 - 10] [ 10 - 16]



При любом использовании материалов ссылка на http://libclub.com/ обязательна.
| © Copyright. Lib Club .com/ ® Inc. All rights reserved.