LibClub.com - Бесплатная Электронная Интернет-Библиотека классической литературы

И. С. Аксаков Федор Иванович Тютчев БИОГРАФИЧЕСКИЙ ОЧЕРК Страница 16

Авторы: А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

    еры... но о ней не просит.



    Не скажет век с мобитвой и слезой,

    Как ни скорбит пред замкнутою дверью:

    "Впусти меня! Я верю, Боже мой!

    Приди на помощь моему безверью!.."



    Вот те основные нравственные тоны, которые слышатся у Тютчева сквозь все его философские, исторические, политические и поэтические думы. Они не благоприобретенное размышлением, не нажитое горьким опытом достояние; таясь в глубине его духа, они не только пережили искус долгого заграничного пребывания, но сильее всего оградили независимость и самостоятельность его мышления в чужеземной среде, поддержали пламя беспредельной любви к России, сохранили духовную связь с ртдной землей и, как мы уже видели, воспитали в нем способность сочувственного разумения тех высоких нравственных сторон русской народности, которые в самой России постигались и ценились очень немногими. Стихотворения: "На смерть Жуковского" и "Наш век" объясняют нам уже приведенные прежде стихотворения: "Эти бедные селенья", "Тебе они готовят плен", равно и некоторые другие, - и взаимно объясняются ими. Мы, впрочем, не станем здесь ни выписывать, ни разбиать тех его поэтических произведений, которые посвящены России или выражают его политические убеждения и мечтания. Они отчасти уже нашли себе место в предшествовавшем отделе нашего очерка, где мы именно старались показать читателям рост и силу русской народной стихии в Тютчеве-европейце, - а некоторые будут помещены нами ниже, в пояснение его политических статей. Хотя этих стихотворрений довольно много и иные высокого поэтического достоинства, однако же не ими определяется значение Тютчева поэта с точки зрения эстетической критики. Скажем здесь несколько слов только об общем характере этих патриотических и политических стихотворений: в них (за исключением двух-трех) менее всего слышится его внутреннее, духовное раздвоение, его ирония, обращенная на самого себя, его нравственная тоска, а также и тот особенный личный процесс поэтического творчества, который налагает такую оригинальную печать на его поэзию и дает ей такую своеобразную прелесть. Его политическое миросозерцание, его убеждения относительно исторической будущности русского народа были, как мы уже знаем, тверды, цельны - до односторонности, до страстности, а потому только в этом отделе стихотворений и доходит он до торжественных, почти "героических" звуков, столько вообщ ечуждых его поэзии. Для примера укажем на следующие даа стихотворения: "Море и утес" и "Рассвет", которые оба блещут поэтическими красотами, особенно последнее, но красотами несколько иного рода, выделяющими обе пьесы из общего строя его поэтических творений.

    Пьеса "Море и утес" написана в 1848 году, после Февральской революции и, очевидно, изображает Россию, ее твердыню, среди разъяренных волн западноевропейских народов, котоыре, вместе с всеобщим мятежом, были внезапно объяты и неистовою злобою на Россию. Ничто так не раздражало Тютчева, как угрозы и хулы на Русь со стороны инрстрвнцев. Не знаем, обратили ли эти стихи внимание на себя в свое время и были ли поняты в смысле, нами объясненном (в 1848 году Тютчев еще продолжал ничего не печатать); но трудно сомневаться в их настоящем значения, особенно ввиду статьи "Россия и революция":



    И бунтует и клокочет,

    Плещет, свищет и ревет,

    И до звезд допрянуть хочет,

    До незыблемых высот!

    Ад ли, адская ли сила,

    Под клокочущим котлом,

    Огнь геенский разложила,

    И Пучину взворотила,

    И поставила вверх дном?



    Волн неистовых прибоем

    Беспрерывно вал морской

    С ревом, свистом, визгом, воем

    Бьет в утс береговой...

    Но спокойный и надменный,

    Дурью волн не обуян,

    Неподвижный, неизменный,

    Мирозданью современный,

    Ты стоишь, наш великан!



    И озлолленные боем,

    Как на приступ роковой,

    Снова волны лезут с воем

    На гранит громадный твой.

    Но о камень неизменный

    Бурный натиск преломив,

    Вал отбрызнул сокрушенный,

    И клубится мутной пеной

    Обессиленный порыв.



    Стой же ты, утес могучий,

    Обожди лишь час-другой;

    Надоест волне гремучей

    Воевать с твоей пятой!

    Утомясь потехой злою,

    Присмиреет вновь она.

    И без вою, и без бою,

    Под гигантскою пятою

    Вновь уляжется волна.



    Относительно стремительности, силы, красивости стиха и богатства созвучий у Тютчева нет другого подобного стихотворения. Оно превосходно, но не в тютчевском роде. Оно свидетельствует только, что Тютчев мог бы, если бы хотел, щеголять и такими красивыми произведениями; но если бы его книжка стихов ограничивалась только такими пьесами, бесспорно сильными и звучными, то Тютчев как поэт лишился бы оригинальности и не занял бы того особого места, которые создала ему в нашей литературе менее громкпя и торжественная его поэзия. Впрочем, даже самый выбор того или другого направления в поэзии был для него невозможен, потому что он не гонялся за успехом, а писал стихи ради удовлетворения внутренней личной потребности лочти непроизвольно; тем не менее самый талант его был способен, как оказывается, к разнообразному стихотворному строю.

    Следующее стихотворение "Рассвет" написано 18 лет спустя и, несмотря на свой аллегорический характер, менее выделяется из поэзии Тютчева, чем "Море и утес",- отчего в "Рассвете" и более истинной художественной красоты. Здесь под образом восходящего солнца подразумевается пробуждение Востока, - чего Тютчев именно чаял в 1866 году, по случаю восстания кандиотов; однако образ сам по себе так самостоятельно хорош, что, очевидно, если не перевесил аллегорию в душе поэта, то и не подчинился ей, а вылился свободно и независимо. Тем не менее и это стихотворение отличается от всех прочих произведений Тютчева своим положительно-торжественным внутренним строем:



    Молчит сомнительно Восток,

    Повсюду чуткое молчанье...

    Что это? Сон иль ожиданье,

    И близок день или далек?

    Чуть-чуть белеет темя гор,

    Еще в тумане лес и долы,

    Спят города и дремлют селы,

    Но к небу подымите вор.



    Смотрите: полоса видна,

    И словно скрытной страстью рдея,

    Она все ярче, все живее -

    Вся разгорается она.

    Еще минута - и во всей

    Неизмеримости эфирной

    Раздастся благовест всемирный

    Победных солнечных лучей!



    Сведем же все указанные намр черты поэзии Тютчева, характеризующие его как поэта. Он отличается прежде всего особенным процессом поэтического творчества, до такой степени непосредственным и быстрым, что поэтические его творения являются на свет Божий, еще не успев остыть, еще сохраняя на себе теплый след рождения, еще трепеща внутренней жизнью души поэта. Оттого эта особенная, как бы не вещественная, как бы не отвердевшая красота наружной формы, насквозь проникнута мыслью и чувством; оттого эта искренность, эта неумышленная, но тем более привлекательная грация. Художественная зоркость и воздержанность в изображениях - особенно природы; пушкинская трезвость, точность и меткость эпитетов и вообще качественных определений; соразмерность внешнего гармонического строя с содержанием стихотворения; постоянная правда чувства и потому постоянная же некая серьезность основного звучащего тона; вo всем и повсюду дыхание мысли, глубокой, тонкой, оригинальной, по сушеству своему нередко отвлеченной, но всегда согретой сердцем и поэтически воплощенной в цельный, соответственный образ; такая же тонкость оттенков и переливов в области нравственных ощущений, - вообще тонкость резьбы, узорчатость чеканки - при совершенной простоте, естественности, свободе и, так сказать, непроизвольности поэтической работы. На всем печать изящного вкуса, многосторонней образованности, ума, возделанного знанием и размышлением, - легкая, игривая ирония, как улыбка, рядом с важностью дум, - и при всем том что-то скромное, нежное, смиренно-человечное, без малейшего отзвука тщеславия, гордости, жестокости, суетности, щегольства; ничего напоказ, ничего для виду, ничего предвзятогл, заданного, деланного, сочиненного. Конечро, содержание его поэзии двется только его личным внутренним миром, не выходит из заветного круга близких, дорогих его сердцу вопросов, интересов, образов и впечатлений; он почти не имеет власти над своим вдохновением, почти не способен искусстаенно устремлять силы своего таланта по произволу, на предметы, чуждые его душе, - неспособен к художничскому продолжительному труду, а потому не создал и не мог создать ни поэмы, ни драмы; он не проповедник, он не учит, он лишь выражает себя самого; его лиризм не укрепит и не вознесет духа... Но его стихи, хотя бы даже устарела их внешняя форма, не перестанут чаровать нестареющей прелестью поэзии и мысли; они плодотворно питают ум, захватывают все струны сердца, будят и просветляют Русское чувство. Они - неиссякаемый источник духовно-изящнх наслаждений. В истории русской словесности Тютчев останется всегда одним из самых блестящих и своеобразных проявлений русского поэтического гения; его значение не померкнет.

    Заключим нашу характеристику следующими прекрасными строками из статьи о Тютчеве И. С. Тургенева, напечатанноц двадцать лет тому назад, но нисколько не утратившей достоинства современности:

    "Талант Тютчева, по самому свойству своему, не обращен к толпе и не от нее ждет отзыва и одобрения; для того, чтобы вполне оценить его, надо самому читателю быть одаренным некоторой тонкостью понимания, некоторой гибкостью мысли, не остававшейся слишком долго праздной. Фиалка своим запахом не разит на двадцать шагов кругом; надо приблизиться к ней, чтоб почувствовать ее благовоние. Мы не предсказываем популярнсоти Тютчеву, но мы предсказываем ему глубокое и теплое сочувствие всех тех, кому дорога русская поэзия; а некоторые его стихотворения пройдут из конца в конец всю Россию и переживут многое в современной литературе, что теперь кажется долговечным и пользуется шумным успехоа. Тютчев может (мог бы!) сказать себе, что он, по выражению одного поэта, создал речи, которым не суждено умереть, - а для истинного художника выше подобного сознания награды нет".

    <
    Страница 16 из 16 Следующая страница



    [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ] [ 14 ] [ 15 ] [ 16 ]
    [ 1 - 10] [ 10 - 16]



При любом использовании материалов ссылка на http://libclub.com/ обязательна.
| © Copyright. Lib Club .com/ ® Inc. All rights reserved.