LibClub.com - Бесплатная Электронная Интернет-Библиотека классической литературы

Аксаков С. Т. Воспоминания (Очерки) Страница 30

Авторы: А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

    и сей не хотела,

    Всей горести моей она не пожалела,



    или когда Ксения говорит:



    Когда Димитрия сие мне сердце страстно

    Не престает являть повсюду и всечасно.



    Или:



    Ах, нет: до днесь еще толь мрачные печали, и проч.



    Для большего эффекта, после таких стихов, Ашександр Семеныч щеголял стихами Сумарокова из трагедии "Семира".



    Иду отечества к преславной обороне:

    Ты будешь зреть меня иль мерртва, иль в короне.



    Относительно языка у Шишкова много было натяжек и пустых придирок к мелочам. Я этому не удивлялся, потому что Александр Семеныч бывал пристрастен как в похвалах, так и в порицаниях; но вот что всегда меня удивляло: разобрав весьма справедливо, и даже иногда очень тонко, неправильность, неприличность выражения, несогласие его с духом языка, он вдруг приводил в пример стихи из Сумарокова, которые были гораздо хуже тех, на которые он нападал. Что же касается до исторической драмы, до характеров действующих лиц, то все его замечания были совершенно справедливы. Я сделал себе точно такую же книжку с белыми листами и, с позволения Александра Семеныча, списал все его заметки. К сожалению, уезжая из Петербурга, я оставил эту книжку у Шушерина, который желал списать ее для себя, а Шушерин, во время переезда из Петербурга в Москву, как-то потерял ее. К этому должно прибавить, что в конце 1815 года или в начале 1816-го я слышал в Москве, как профессор Мерзляков разбирал "Димитрия Донкого" с кафедры на публичной лекции -- и был поражен изумлением: Мерзляков почти во всех своих критических замечаниях совершенно сходился с Шишковым. Я немедленно сказал об этом знаменитому тогда критику и даже сообщил ему некоторые полемические заметки Шишкова, тогда еще хранившиеся в моей памяти. Мерзляков очень забавлялся и заинтересочался ими и убедительно просил меня как-нибудь отыскать этот любопытный разбор; но я вскоре уехал на десять лет в деревню, и книжка была забыта.



    Летом 1811 года я уехал из Петербурга в Оренбургскую губернию, и с этого времени прекратились мои частые и близкие сношения с домом Шишковых. Я приезжал в Петербург уже, так сказать, на побывку. Наступила вечно памятная эпоха 1812 года, и с удивлением узнал я, что Александр Семеныч был сделан государственным секретарем на место Михаила Михайловича Сперанского. Нисколько не позволяя себе судить, на своем ли он был месте, я скажу только, что в Москве и в других внутренних губерниях России, в которых мне случилось в то время быть, все были обрадованы назначением Шишкова и что писанные им манифесты действовали электрически на целую Русь. Несмотря на книжные, иногда несколько нарыщенные выражения, русское чувство, которым они были проникнуты, сильно отзывалось в сердцах русских людей.

    В 1814 году я приехал в Петербург. Алексардр Семеныч только что воротился из чужих краев. Он жил уже не в прежнем своем скромном домике на Форштатской улице, а в великолепной казенной квартире против дворца. Образ жизни его изменился; ученые филологические труды прекратились; другие люди стали посещать его; другие мысли и заботы наполняли его ум и душу, и живое воспоминание только что разыгранной исполинской драмы, в которой сам он был важным действующим лицом и двигателем народпого духа святой Руси, -- подавило его прежние интересы; но он встретил меня и брата с прежним радушием и с видимым удовольствием; Дарья Алексевна -- также. Перемена в общественном положении не произвела в них никакой перемены. Много наслушался я рассказов любопытных и поучительных, но рассказам этим здесь не место. Впрочем, некоторая часть слфшанного мною напечатана в собственных записках Шишкова. Мы бывали у Шишковых не так часто, как прежде, но непременно всякую неделю.

    В это время ходила по Петербургу пародия известного стихотворения Жуковского "Певец в стане русских воинов", написанная на Шишкова и на всю вообще "Беседу русского слова". Один раз племянник Александра Семеныча, Саша Шишков, быв со мной в кабинете у дяди, сказал мне на ухо: "Если б дядя знал, что у меня в кармане!" -- "Что же у тебя такое?" -- спросил я. -- "Пародия на дядю, и на всю Беседу, написанная Батюшковым".



    [Я не поверил тошда, что она написана Батюшковым, но М. А. Дмитриев недавно доказал, что эта пародия точно принадлежит Батюшкову.]



    Старик Шишков был занят чем-то другим. Я пробежал пародию и положил в карман, сказав Саше, что я прочту ее дяде, который выслушает ее с удовольствием. Саша умолял меня не делать этого, но я не послушал и, обратившись к Александру Семенычу, сказал: "Знаете ли вы, что по Петербургу ходит пародия "Певца в стане русских воинов" на вас и на всех членов Беседы?" -- "Нет, не знаю. Да хороша ли?" -- "Все хвалят, -- сказал я, -- хотите, я вам прочту?" -- "Прочти, пожалуйста". И я пти всех, кто были в кабинете, торжественно прочел пародию. Александр Семеныч был очень доволен, улыбался и, когда я кончил, сказал: "Это забавно. Дайте мне, пожалуйста, список". Саша очень струсил, что я отдам тот, по которому читал, написанный его рукою, но я вывел его из затруднения, отдав ему список и сказав: "Саша вам спишет". Из этой баллады уцелели в моей памяти следующие стихи:



    Да здравствует Беседы царь!

    Цвети твоя держава!

    Бумажный трон твой -- наш алтарь,

    Пред ним обет наш -- слава!

    Не изменим, мы от отцов

    Прияли глупость с кровью.

    Сумбур! Здесь сонм твоих сынов,

    К тебе горим любовью.

    Наш каждый писарь -- славянин,

    Галиматьею дышит;

    Бежит предатель их дружин

    И галлицизы пишет.



    Вот конец куплета, непосредственно отнтсившегося к Александру Семенычу, а начала не помню:



    Ошую пусть сидит с тобой

    Осьмое чудо света,

    Твтф сын, наперсник и клеврет

    Шихматов безглагольный. *

    Как ты, славян краса и цвет,

    Как ты, собой довольный.



    [* У Шихматова почти не было рифм на глаголы.]



    В начале 1815 года семейные обстоятельства внезапно вызвали емня из Петербурга. Оставя брата жить у полковника Мартынова и поручив его вниманию и участию Шишковых, я поскакал сломя голову в Вятскую, а потом в Оренбургскую губернию. С 1807 года я не расставался с братом, и это была первая разлука.



    В 1816 году я приезжал из Москвы, где тогда жило все наше семейство, на три месяца в Петербург собственно затем, чтоб взглянуть на брата: я нашел его любимцем обоих Шишковых. Эти три месяца я был совершенно поглощен неожиданнымм знакомством с Державиным, знакомством, в несколько дней сделавшимся близким и задушевным, навсегда сохранившим для меня великое значение. С Александром Семенычем я видался редко, за что он мне даже пенял.



    Здесь следует огромный промежуток времени: я женился и уехал на десять лет в Оренбургскую дереаню. Я переехал на житье в Москву в 1826 году, во время коронации, и нашел в Москве Шишкова уже министром наодного просвещения. Много совершилось перемен в это десятилетие! Доброй, истинно доброй и достойной уважения Дарьи Алексевны Шишковой -- уже не было на свете. Бог послал ей страдальческую кончину. Александр Семеныч, имея нужду в няньке, как сам говорил мне, женился, несмотря на свои преклонные лета и хворость, на полячке и католичке, Ю. О. Лобаршевскйо, к общему удивлению и огорчению всех близких к нему людей. В Москве, так же как и прежде, Шишков встретил меня с неизменным радушием и ласкою. Не видавши меня десять лет он очень мне обрадовался, расспрашивал меня обо всех подробностях деревенской жизни, обо всем, что я делал; удивлялся, как я мог прожить в такой глуши десять лет, и, выслушав внимательно мои причины, мою цель, простодушно мне сказал: "Ну, брат, я тебя еще больше уважаю и скажу тебе правду, что ты в деревне не одичал и не поглупел". Рассказывая откровенно Шишкову мои обстоятельства, я говори лему, что мне нужно место в Москве с порядочным жалованьем. Я говорил в то же время о новом особом цензурном комитете в Москве, о хорошем цензорском жалованье и спрашивал, кого он имеет в виду для занятия этих мест? Недогадливость Шишкова осталась прежняя. Он отвечал мне, что охотников и просьб об них много, но сам он еще не выбрал никого; так мы и расстались. Делать было нечего. Дня через два я опять приехал к нему и спросил его прямо: "Не могу ли я занять место цензора?" Шишков был очень рад и отвечал мне: "Почему же нет? Лучшего цензора я желать не могу. В твоих правилах я уверен, как в моих собственных..." и очень удивлялся, как это ему самому не пришло в голову. Он немедленно назнвчил меня цензором и уехал в Петербург.



    Что касается до управления Министерством народного просвещения, то я не беру на себя судить об этом. Шишков, может быть, слишком односторонне смотрел на предметы и везде проводил свои убеждения, благие и честные в основании, но уже устаревшие, или, лучше сказать, потерявшие свою важность. Время шло быстро. Шишков не всегда это замечал и, живя в прошедшем, иногда не видел потребностей настоящего. Шишков боролся упорно, но, наконец, убедившись, что он как министр не может быть полезен, вышел в отставку.



    В 1829 году я приезжал в Петербург на короткое время и виделся с Шишковым несколько раз. Здоровье его начинало слабеть. Он жаловался мне на свои глаза, говоря, что уже не может так много читать и писать, как прежде. Он оставался членом Государственного совета, президентом Российской академии и получал все прежние свои оклады, следовательно мог жить в довольстве. Общество его совершенно перемениоось. Шишков, заклятый враг католиков и полявов -- был окружен ими. Новяа супруга наводнила его дом людьми совсем другого рода, чем прежде, и я не мог равнодушно видеть достопочтенного Шишкова посреди разных усачей, самонадеянных и заносчивых, болтавших всякий вздор и обращавшихся с ним слишком запросто. Хотя Шишков, по-видимому, спокойно примирялся с новым своим положением, но смотреть на него было мне
    Страница 30 из 50 Следующая страница



    [ 20 ] [ 21 ] [ 22 ] [ 23 ] [ 24 ] [ 25 ] [ 26 ] [ 27 ] [ 28 ] [ 29 ] [ 30 ] [ 31 ] [ 32 ] [ 33 ] [ 34 ] [ 35 ] [ 36 ] [ 37 ] [ 38 ] [ 39 ] [ 40 ]
    [ 1 - 10] [ 10 - 20] [ 20 - 30] [ 30 ] [ 40 - 50]



При любом использовании материалов ссылка на http://libclub.com/ обязательна.
| © Copyright. Lib Club .com/ ® Inc. All rights reserved.