LibClub.com - Бесплатная Электронная Интернет-Библиотека классической литературы

Леонид Андреев. Сашка Жегулёв Страница 30

Авторы: А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

    боююсь, поверьте, нанести жестокий удар вашему материнскому сердцу... Но не прикажете ли воды, Елена Петровна?

    Елена Петровна слабо ответила:

    - Благодарю вас, не надо.

    Телепнев болезненно сморщился и, понизив голос, сказал:

    - Искренно страдаю, но, Боже мой!.. Вам известно.. но нет, откуда же вам знать? Вам известно, что этот... знаменитый разбойник, о котором кричат газеты - Сашка Жегулев! - при перечислении он с каждым словом свирепел и говорил все громче.- Сашка Жегулев есть не кто иной, как сын ваш, Александр?

    До этой минуты Елена Петровна только догадывалась, но не позволяла себе ни думать дальше, ни утверждать; до этой минуты она все еще оставалась Еленой Петровной, по-прежнему представляла мир и по-прежнему, когда становилось слишком уж тяжело и страшно, молилась Богу и просила его простить Сашу. До этой минуты ей казалось, и это было чуть ли не самое мучительное, что она умрет от: стыда и горя, если ее страшные подозрения подтвердятся и кто-нибудь громко скажет: твой сын Саша - разбойник. А с этой минуты весь мир перевернулся, как детский мяч, и все стало другое, и все понялось по-другому, и разум стал иной, и совесть сделалась другая; и неслышно ушла из жизни Елена Петровна, и осталась на месте ее - вечная мать. Что это за сила, что в одно мгновение может сдвинуть мир? Но он сдвиинулся, и произошло это так неслышно, что не услыхали ничего ни Телепнев, ни сама Елена Петровна. Просто: на миг что-то упало и потемнело в глазах, а потом стало совершенно так же, как всегда, и была только тихая радость, что Сашенька жив. И еще, вскользь, определилась и мелькнула мысль, что надо будет сегодня, когда вернется домой, помолиться сыну Сашеньке.

    Губернатор, чтобы дать оправиться, нагнулся и с притворным гневм фыркал над какими-то бумагами, но все больнее становилось молчание.

    -Вы молчите, Елена Петровна?

    Она шевельнулась в полумраке, хрустнув шеьком, мысленно пригладила волосы и с достоинством ответила:

    - Благодарю вав, генерал, за любезность.

    "Какая любезность?" - с недоумением подумал Телепнев, но все же обрадовался, что миновало, и так благополучно. Но ведь еще не все! И снова бурно застрадал:

    - Ужасные времена, что делается! Но, дорогая Елена Петровна, это еще не все, что я имею доложить, и только в память дорогого Николая Евгеньевича... Ваш Саша, насколько мне известно, хороший мальчик и...

    - Да, Сашенька хороший мальчик. Я вас слушаю, генерал.

    - Хороший мальчик!-повторил Телепнев и в ужасе поднял обе руки.- Нет, подумать только, подумать только! Хороший мальчик - и вдруг разбой, гр-р-рабительство, неповинная кровь! Ну пойди там с бомбой или этим... браунингом, ну это делается, и как ни мерзко, но!.. Ничего не понимаю, ничего не понимаю, уважаемая, стою, как последний дурак, и!..

    Уже не думая о посетительнице, болея своей болью, он отбросил кресло и заходил по комнате, кричал и жаловался, как с женою в спальне, и было страшно за его красное, вздутое лицо:

    - Говорят: зачем вешаешь, зачем вешаешь? Эта дура барабанная, бобонка африканская тоже: у тебя, Пьер, руки в крови, а? Виноват... здесь интимное, но!.. Да у меня, милостивые государи и всякие господа, голова поседела за восемь месяцев, только и думаю, чтобы сдохнуть, одна надежда на кондрашку! Да у меня, милостивые государи, у самого дети...

    Он остановился и кулаком гулко ударил себя в грудь:

    - Дети! А что будет с ними завтра, я знаю? Нет: я знаю, что будет с ними завтра?

    Елена Петршвна что-то вспомнила из далекого прошлого и неуверенно спросила:

    - Кажется, Петя? - думая,-"ровесник моему Сашеньке".

    Телепнев свирепо ответил:

    - Да-с, Петя! Именно Петя! Каждый день просыпаюсь и жду, что... Вчера приходит этот адвокат, плачет, старая каналья - виноват! -похлопочите, Петр Семенович, у вас связи, завтра моего, как его... Сашу, Петю, вешают! Ве-е-шают? Ну и пусть вешают. Пусть, пусть, пусть!

    Что-то еще хотел крикнуть, но обиженно замолчал. Вынул одну папиросу,-сломал и бросил в угол, вынул вторую и с яростью затянулся, не рассчитав кашля: кашлял долго и страшно, и, когда сел на свое кресло у стола, лицо его было сине, и красные глаза смотрели с испугом и тоской. Проговорил:

    - Да-с!

    Помолчали.

    - Так вот, Елена Петровна,- заговорил Телепнев устало и тихо,- дело в следующем. Этот ваш хороший мальчик... ведь он хороший мальчик! - наверное, захочет повидать вас, да, да, конечно, как-нибудь воровски, ну там через забор или в окно... Так вот, Елена Петиовеа,-он многозначительно понизил голос,- за вашей квартирой установлено наблюдение, и его схватят. Уезжайте.

    Елена Петровна тяжело дышала, хватаясь за грудь, где приколоты были часики. Покачивалась взад и вперед, и тугой шелк поскрипывал.

    -Елена Петровна!..

    - Се... Сейчас.

    Дыхание стало не так шумно.

    - Конечно, надо бы предупредить, но... Надеюсь, впрочем, вы не имеете сношений с преступником, негодяем, иначе!..

    - Сейчас.

    - Уезжайте, Елена Петровна, совсем из города, совсем.

    - Нет, я не уеду.

    - Что-с? Впрочем, воля ваша. Не смею настаивать... но подумайте же, сударыня, подумайте! Или вы хотите?..

    - Я переменю квартиру. Он не узнает. Сашенька, придешь ты, а мать-то твоя убежала, убежала мать, мать-то.

    Откровенно, по-старушечьи, она подставила глазам губернатора свое искаженное слезами лицо и, смотря на него, как на Сашеньку, повторяла, покачивая головой:

    - А мать-то убежала... убежала.

    Телепнев оперся головой на руки, оставив на виду только морщинистый, бритый, дрожащий подбородок, и молчал. Глухо, как за стеной, прогромыхал извозчпк. Тишина стояла в губернаторском доме, было много ненужных комнат, и все молчали, как и эта.

    Елена Петровна вытерла под очками глаза, потом сняла очки и положила в футляр, вздыхая. Опустила футляр в сумочку и встала. Встал и Телепнев и приготовился к поклону. Но, к удивлению его, Елена Петровна посмотрела на него задумчиво и с достоинством, сухо и гордо, как генеральша, спросила:

    - Я очень вам благодарна, Петр Семеньвич... но не ответите ли в ымне на мой женский вопрос: по квкой вашей морали допустимо, чтобы подстерегали мальчика, идущего на свидание к матери?

    Телепнев угрюмо и нетерпеливо повел погонами:

    - Оставим это, Елена Петровна. Ваш вопрос, извините, действительно женский.

    - Да? не спорю. Но по какой вашей мужской морали сын, идущий к матери, должен быть схвачен? Не должны ли вы все склониться и закрыть глаза, пока он проходит? А потом уж хватайте, там, где-нибудь, где хотите, я этого не знаю.

    - Он не сын, а... преступник, злодей! Убийца!

    - Вы думаете?-Но, когда он идет к матери, он только сын. Сын не может быть убийца, опомнитесь, генерал!

    Телепнеы сердито притворился смеющимся:

    - С этакой логикой, сударыня... Все негодяи от кого-нибудь да родились же!..

    - От отцов.

    - Тогда черт - виноват! - возьми отцов. Но, позвольте! - это чепуха, вы сами виноваты, раз не даете детям вашим воспитания.

    - Нет, это вы виноваты. Зачем заставляете нас рожать? чтобы потом их вешать?

    - Чепуха! Бабья логика!

    Они бранились, как старики, и никто бы не подумал, войдя со стороны, что он губернатор, а она просительница, мать разбойника Сашки Жегулева. Телепнев, краснея, кричал:

    - Честных людей мы не вешаем, а разбойников будем вешать всегда, сам Бог установил Страшный суд! Страшный суд - подумайте-ка, это вам не наша скорострелка, да-с!

    Елена Петровна вдруг совсем тихо, почти шепотом сказала:

    - Это неправда: Страшного суда нет.

    Теперь уж не притворно, но еще сердитее засмрялся губернатор:

    - Так-с, теперь и Страшный суд не надо! Для Сашеньки с Петенькой, может быть, и Бога не надо? Нет-с, ваш Сашееька зверь, и больше ничего! Вы читали, нет, вы читали, что этот самый Сашка Жегуле вна днях помещика пытал, на огне, подлец, жег подошвы, допытывался денег. Это как вы назовете?

    Елена Петровна села.

    - А стрелочника с детьми кто зарезал? Я или вы? А... да что! Впрочем... Вам не дать воды? Ну, не надо воды... Эх, Николай Евгеньич, Николай Евгеньич, хорошо, друг, что не дожил ты до!.. Хороший мальчик... Нет, ничего не понимаю, хоть самого повесьте.

    Елена Пеоровна встала и спокойно промолвила:

    - Это не Саша сделал.

    - Не спорю!

    - А если Саша, то, значит, так надо, и это хорошо.

    - Что-с?!

    Шагнул даже вперед и - вдруг ему стало страшно. И даже не мыслями страшно, а почти физически, словно от опасности. Вдруг услыхал мертвую тишину дома, ощутил холодной спиной темноту притаившихся углов; и мелькнула нелепая и от нелепости своей еще более страшная догадка:

    "Сейчас она выстрелит!" Но она стояла спокойно, и проехал извозчик, и стало совеестно за свой нелепый страх. Все-таки вздрогнул, когда Елена Петровна сказала:

    - До свидагия. Будьте добры, генерал, проводите меня, я не знаю дороги.

    - Виноват! К вашим услугам.

    У первой ступеньки на каменную лестницу, красневшую своей суконной дорожкой, он простился с Еленой Петровной и на мгновение, пожимая холодную, прозрачную старую руку, задумался в нерешимости: не поцеловать ли? Но мысленно махнул рукой и в отчаянии подумал: "Все равно! Эх, кондрашка бы поскорее!"

    Линочка издали увидела,- ближе не позволили извозчику остановиться,- как вышла из стеклянной двери мать, поддерживаемая почтительно швейцаром, и долго копалась в сумочке, чтобы дать на чай. И когда села наконец мать и тронулся извозчик, Линоччка взглянула на нее и, громко плача, спросила:

    - Мамочка, ну что?



    12. Пустые дни



    В июле для Сашки Жегулева и его лесных братьев наступил неожиданный роздых.

    Отяжелел хлебный колос - и земля, горько проклинаемая за бесплодие, ненавидимая за тесноту, вечно обманывающая земля властно потянула к себе: и ушла в труд, рассеялась по полям трудолюбиво взволнованная рать Гнедых, добровольных Жегулева приспешников. Прекратились поджоги и разгромы усадеб; выполз с жатвенной маш
    Страница 30 из 40 Следующая страница



    [ 20 ] [ 21 ] [ 22 ] [ 23 ] [ 24 ] [ 25 ] [ 26 ] [ 27 ] [ 28 ] [ 29 ] [ 30 ] [ 31 ] [ 32 ] [ 33 ] [ 34 ] [ 35 ] [ 36 ] [ 37 ] [ 38 ] [ 39 ] [ 40 ]
    [ 1 - 10] [ 10 - 20] [ 20 - 30] [ 30 ]



При любом использовании материалов ссылка на http://libclub.com/ обязательна.
| © Copyright. Lib Club .com/ ® Inc. All rights reserved.