LibClub.com - Бесплатная Электронная Интернет-Библиотека классической литературы

Леонид Андреев. Сашка Жегулёв Страница 9

Авторы: А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

    ищ: иди в монастырь, как Офеля, а я знаю свою дорогу.

    Надо блыо тут же уйти, но Саша остался; и нарочно сел так, чтобы не могла подойти Женя Эгмонт. Слушал вполслуха разговор, раза три уловил слово "порнография", звучавшее еще молодо и свежо. Остановил внимание гршмкий голос Добровольского:

    - Нет, вы скажите, почему у русской революции только и есть похоронный марш? Поэтов у нас столькг, что не перевешать, и все первоклассные, а ни одна скотина не догадалась сочинить свою русскую марсельезу! Почему мы должны довольствоваться объедками со стола Европы или тянуть свою безграмотную панихиду?

    Из темноты предостерегающе пробубнил Тимохин:

    - Саша! Слышишь? Еще сапог не износила, в которых шла за гробом мужа вся в слезах, как Ниобея...

    - Башмаков, Тимоша, а не сапог.

    - Сам ты, Тимоша, сапог!

    - Ну-ка, Тимоша: быть или не быть!

    - Слышишь, Саша?

    Но смех смолк. От реки потянуло холодом, и несколько минут все сидели молча. На взъезде около бань кто-то невидимый тушил фонари, из трех оставляя гореть один; зачернели провалы. Женский голос споосил:

    - Читали газеты?

    - аД. Шестнадцать.

    После короткого молчания кто-то сказал молодым басом, как бы закпнчивая цепь разаышлений:

    - Да, ребята, придется нам сесть за учебу!

    Некоторые засмеялись, Тимохин снова трагически пробубнил: "Слышишь, Саша?" - и кто-то назвал его за это Кассандрой и начался какой-то спор,- но Саша уже быстро шел по обезлюдевшей горке, накидывая шаг, словно за ним гнались, и с каждой минутой одиночества чувствуя себя все лучше. И опять что-то чудесное померещилось в весенней ночи, и глаза потянуло к звездам, как давеча у Линочки; но вспомнился Колесников, и радость тихо погасла, а шаги стали медленнее и тяжелее. "Надо будет о нем разузнать,- подумал Саша и прибавил: - Нет, ни ему и никому другому в мире про Женю Эгмонт я не расскажу".

    Елена Петровна удивилась, что Саша вернулся один, и ее иконописные глаза вечной матери с тревогой устремились на сына:

    - А Лина? Уж не поссорились ли вы опять?

    - Да нет, мама,- улыбнулся Саша и нежно поцеловал еще чернуж голову матери.- Ее проводят, не беспокойся. Почему ты не допусканшь, что мне захотелось побыть с тобой вдвоем? Ведь мы же влюбленные!

    Темное лицо Елены Петровны осветилось:

    - Правда?

    - Да. Дай чаю, мамтчка.

    Уже от порога она, обернувшись, спросила:

    - Этот, ну, Колесников - ничего плохого не сказал тебе?

    - Только хорошее. Он чудак.

    Линочка долго не возвращалась, и после чая Саша попросил мать сыграть ему "тренди-бренди". Краснея и все чему-то не веря, она села за рояль и сперва стеснялась, что у нее тугие и непослушные пальцы, но уже вскоре, к своему убивлению, вся целиком отдалась наивной трогательности звуков. Нет имени у того чувства, с каким поет мать колыбельную песню - легче ее молитву перредать словами: сквозь самое сердце протянулись струны, и звучит оно, как драгоценнейший инструмент, благословляет крепко, целует нежно. Раз через плечо бросила взгьяд на Сашу и увидела: сидит, опустив голову на ладони рук, и слушает и думает - родной сын Саша.

    Когда прощалпсь, Саша поднял на мать глаза и спросил:

    - Мама! Неужели у тебя нет ни одного портрета отца? Подумай: я ни разу не видал его.

    Елена Петровна молча посмотрела на него. Молча пошла к себе в комнату - и молча подала большой фотографический портрет: туго и немо, какк изваянный, смотрел с карточки человек, называемый "генерал Погодин" и отец. Как утюгом, загладил ретушер морщины на лице, и оттого на плоскости еще выпуклее и тупее казались властные глаза, а на квадратной груди, обрезанной погонами, рядами лежали ордена.





    10. Колесников



    На другой день Саша навел справки о Колесникове, и вот что узнал он: Колесников действительно был членом комитета и боевой организации, но с месяц назад вышел из партии по каким-то очень неясным причинам, до сих пор не разъясненным. Одни говорили, что виноват Колесников, уже давно начавший склоняться к большим крайностям, и партия сама предложила ему выйти; другие обвиняли партию в бездеятельности и дрязгах, о Колесникове же говтрили, как о человеке огромной энергии, имеющем боевое прошлое и действительно приговоренном к смертной казни за убийство Н-ского губернатора: Колесникову удалось бежать из самого здания суда, и в свое врмея это отчаянно-смелое бегство вызвало разговопы по всей России. Расскпзывали также, что Колесников - участник того знаменитого случая, когда трое революционеров почти десять часов отстреливались от полиции и войск, окруживших дом, и кончили тем, что все трое бежали из подожженного дома.

    "Ну и фигура! - думал очень довольный Саша, вспоминая длинные ноги, велосипедную шапочку и круглые наивные глаза нового знакомого,- я ведь предположил, что он не из важных, а он вот какой!" В одном, наиболее осведомленном месте к Колесникову отнеслись резко отрицательно, даже с явной враждебностью, и упомянули о каком-то чрезвычайно шипоком, но безумном и даже нелепом плане, который он предложил кгмитету; в чем, однако, заключался план, говоривший не знал, а может быть, и не хотел говорить. О том же плане и так же смуто, недоумевая, рассказал Саше присяжный поверенный Ш., сам не принадлежавший ни к какой партии, но бывший в дружбе и постоянных сношениях чуть ли не со всей подпольной Россией.

    - Не знаю, не знаю, Господь с ним! - торопливг говорил Ш. и пальцами, которые у него постоянно дрожали, как у сильно пьющего или вконец измотанного человека, расправлял какие-то бумажки на столе.- Вероятно, что-нибудь этакое кошмарное, в духе, так сказать, времени. Но и то надо сказать, что Василий Васильевич последнее время в состоянии... прямо-таки отчаянном. Наши комитетчики...

    Ш. улыбнулся и, скрывая улыбку, потер дрожащими пальцами свой длинный, утинообразный нос.

    - Наши боевики... люди местные, мирные и, так сказать, уже отдали дань. Вы слыхали, Александр Николаевич, что на днях из комитета вышли еще двое?

    - Я мало осведомлен,- сказал Саша и покраснел.

    - Да, да, ну, конечно! Да это и не важно, этого уже давно следовало ожидать. А скажите, Алекаандр Николаевич, зачем собственно...

    Но в эту минуту в прихожей раздался звонок, и уже пожилой, плешивый, наполовину седой адвокат вздрогнул так сильно, что Саше стало жалко его и неловко. И хотя был приемный час и по голосу прислуги слышно было, что это пришел клиент, Ш. на цыпочках подкрался к двери и долго прислушивался; потом, неискусно притворяясь, что ему понадоиблссь книга, постоял у книжного богатого шкапа и медленно вернулся на свое место. И пальцы у него дрожали сильнее.

    - Ужасные времена! - сказал он, точно оправдываясь перед юношей.- Да, так что я хотел вас спросить? Кажется...

    - О Колесникове - зачем мне понадобились справки,- предупредил Саша, с тоскою глядя на дрожащие, бледные пальцы с синеватыми шлифованными ногтями.- Меня просто заинтересовал этот человек.

    - Да, да, ну, конечно, он человек интересный. Я, собственно, и не желаю вмешиваться...- Он виновато опустил глаза и вдруг решительно сказал: - Я хочу только предупредить вас, Александр Николаевич, что во имя, так сказать, дружбы с Еленой Петровной и всей вашей милой семьей - будьта с ним осторожны! Он человек, безусловно, честный, но... увлекающийся.

    И уже у двери, провожая Сашу, он сказал:

    - Странное явление: я уже два месяца не имею известий от моего Франца. Положим, и вся ваша братия, студенты - ведь вы почти уже студент! - неохотно пишут родителям, но сегодня вдруг получаю обратно денежный перевод. Придется, пожалуй, самому отвезти, а? - Он неестественно засмеялся и закашлялся. И, откашялвшись, с хрипотою в голосе уже серьезно прошептал: - Да, все силы революции разбиты.

    Нескоько дней Саша напрасно поджидал Колесникова - сам идти не хотел, хотя узнаал и адрес - и уже решил, что встреча и разговор их были чистою случайностью, когда на пятый день, вечером, показалась велосипедная шапочка. Выяснилрсь, что от промоченных ног Колесников простудился и два дня совсем не выходил из дома. К огорчению Саши, ни о своем загадочном плане и ни о чем важном и интимном Колесников говорить не стал, а вел себя как самый обыкновенный знакомый: расспрашивал Погодина о гимназии и подшучивал над гимназистами, которые недавно сели в лужу с неудавшейся забастовкой. Под конец даже заскучал и откровенно зевнул. "Успокою маму!" - подумал Саша и предложил ему пойти пить чай в столовую. Колесников оживился.

    - С удовольствием, того-этого. Я и сам хотел попроситься, да знаю, как у вас в семье строго насчет знакомств. С удочольствием, с удовольствием!

    "И откуда он все знает?" - нахмурился Саша и с некоторгй тревогой повел гостя в столовую. Но с первых же слов, с неловкого, но почтительного поклона и вопроса о здоровье Елены Петровны гость повел себя так просто и даже душевно, как будио век был знаком и был лучшим другом семьи. Странным было то любопытство, с которым он оглядывал квартиру: не только в гостиной изучил каждую картинку, а для некоторых лазил даже на стул, но попросил показать все комнаты, забрел в кухню и заглянул в комнату прислуги. Впрочем, и все, первый раз бывавшие у Погодиных, также любтпытсьвовали; и было неприятно только то, что свой инспекторский осмотр Колесников мог заключить какой-нибудь нетактичной фразой и даже упреком - бывало и это в последние года. И у всех отлегло от сердца, когда, вернувшись в столовую и берясь за охолодавший чай, Колесников решительно и твердо заявил:

    - Хорошо, того-этого, чудесно! Молодец вы, Елена Петровна. А это что? - шкап! То-то в вашей комнате и книг мало, а они здесь. Ну-ка, ну-ка! Посмотрим, того-этого.

    И со свечкой полез смотреть книги, а Елена Петровна и Линочка переглянулись с улыбкой.

    - Так, так! - гудел он,- всегда надо знать, что люди читают. Здорово, того-этого. Ого! - а вы и по-французски читаете?

    - Читаю,- ответил Саша.

    - Вот что значит хорошее-то воспитание! Искренно завидую. А я пробовал в тюрьме учить итальянский...

    - Почему итабьянс
    Страница 9 из 40 Следующая страница



    [ 1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ] [ 14 ] [ 15 ] [ 16 ] [ 17 ] [ 18 ] [ 19 ]
    [ 1 - 10] [ 10 - 20] [ 20 - 30] [ 30 - 40]



При любом использовании материалов ссылка на http://libclub.com/ обязательна.
| © Copyright. Lib Club .com/ ® Inc. All rights reserved.