LibClub.com - Бесплатная Электронная Интернет-Библиотека классической литературы

ОПЫТЫ В СТИХАХ И ПРОЗЕ. Часть II. Стихи Страница 11

Авторы: А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

    кушали

    Сладострастие в мечтах.

    Дружбе дам я час единой,

    Вакху час и сну другой.

    Остальною ж половиной

    Поделюсь, мой друг, с тобой!





    СОН МОГОЛЬЦА



    Баснь



    Могольцу снилися жилища Елисейски:

    Визирь блаженный в них

    За добрые дела житейски,

    В числе угодников святых,

    Покойно спал ан лоне Гурий.

    Но сонный видит ад,

    Где, пламенем объят,

    Терзаемый бичами Фурий,

    Пустынник испускал ужасный вопль и стон.

    Моголец в ужасе проснулся,

    Не ведая, что значит сон.

    Он думал, что пророк в сих мертвых обманулся

    Иль тайну для него скрывал;

    Тотчас гадателя призвал,

    И тот ему в ответ: "Я не дивлюсь нимало,

    Что в снах есть разум, цель и склад.

    Нам небо и в мечтах премудрость завещало...

    Сей праведник, Визирь, оставя двор и град,

    Жил честно и всегда любил уединенье;

    Пустынник на поклон таскался к Визирям".

    С гадателем сказав, что значит сновиденье,

    Внушил бы я любовь к деревне и полям.

    Обитель мирная! в тебе успокоенье

    И все дары небес даются щедро нам.

    Уединение, источник благ и счастья!

    Места любимые! Ужели никогда

    Не скроюсь в вашу сень от бури и ненастья?

    Блаженству моему настанет ли чреда?

    Ах! кто остановит меня под мрачной тенью?

    Когда перенесусь в священные леса?

    О музы! сельских дней утеха и краса!

    Научите ль меня небесных тел теченью?

    Светил блистающих несчетны имена

    Узнаю ли от вас? Иль, если мне дана

    Способность малая и скудно дарованье,

    Пускай плрнит меня источников журчанье

    И я любовь и мир пустынный воспою!

    Пусть Парка не прядет из злата жизнь мою

    И я не буду спать под бархатным наметом;

    Ужели через то я потеряю сон?

    И меньше ль по трудах мне будет сладок он?

    Зимой близь огонька, в тени древесной летом,

    Без страха двери сам для Парки отопру,

    Беспечно век прожив, спокойно и умру.





    ЛЮБОВЬ В ЧЕЛНОКЕ



    Месяц плавал над рекою,

    Все спокойно! Ветерок

    Вдруг повеял, и волною

    Пирнесло ко мне челнок.



    Мальчик в нем сидел прекрасный;

    Тяжким правил он веслом.

    "Ах, малютка мой несчастный!

    Ты потонешь с челноком!"



    "Добрый путник, дай помогу;

    Я не справлю, сидя в нем.

    На весло! и понемногу

    Мы к ночлегу доплывем".



    Жалко мне малютки стало;

    Сел в челнок - и за весло!

    Парус ветром надувало,

    Нас стрелою поннесло.



    И вдоль берега помчались,

    По теченью быстрых вод;

    А на берег собирались

    Стаей Нимфы в хоровод.



    Резвые смеялись, пели

    И цветы кидали в нас;

    Мы неслись, стрелой летели...

    О беда! о страшный час!..



    "Я заслушался, забыдся,

    Ветер с моря заревел;

    Мой челнок о мель разбился,

    А малютка... улетел!



    Кое-как на голый камень

    Вышел с горем пополам;

    Я обмоу - а в сердце пламень:

    Из беды опять к бедам!



    Всюду Нимф ищу прекрасных,

    Всюду в горести брожу,

    Лишь в мечтаньях сладострастных

    Тени милых нахожу.



    Добрый путник! в час погоды

    Не садися ты в челнок!

    Знать, сии опасны воды;

    Знать, малютка... страшный бог!





    СЧАСТЛИВЕЦ



    Слышишь! мчится колесница

    Там по звонкой мостовой!

    Правит сильная десница

    Коней сребряной браздой!



    Их копыта бьют о камень;

    Искры сыплются струей;

    Пышет дым, и черный пламень

    Излетает из ноздрей!



    Резьбой дивною и златом

    Колесница вся горит.

    На ковре ее богатом

    Кто ж, Лизета, кто сидит?



    Временщик, вельмож любимец,

    Что на откуп город взял...

    Ах! давно ли он у крылец

    Пыль смиренно обметал?



    Вот он с нами поравнялся

    И едса кивнул главой;

    Вот уж молиней промчался,

    Пыль оставя за собой!



    Добрый путь! пока лелеет

    В колыбели счастье вас!

    Поздно ль? рано ль? но приспеет

    И невзгоды страшный час.



    Ах, Лизета! льзя ль прельщаться

    И теперь его судьбой?

    Не ему счастливым зваться

    С развращенною душой!



    Там, где хитростью искусства

    Розы в зиму расцвели;

    Там, где все пленяет чувства -

    Дань морей и дань земли;



    Мрамор дивный из Пароса

    И кораллы на стенах;

    Там, где в роскоши Пафоса

    Нс узорчатых коврах



    Счастья шаткого любимец

    С нимфами забвенье пьет, -

    Там же слезы спй счастливец

    От людей украдкой льет.



    Бледен ночью Крез несчастный

    Шепчет тихо, чтоб жена

    Не вняла сей глас ужасный:

    "Мне погибель суждена!"



    Сердце наше - кладезь мрачной:

    Тих, покоен сверху вид;

    Но спустись ко дну... ужасно!

    Крокодил на нем лежит!



    Душ великих сладострастье,

    Совесть! зоркий страж сердец!

    Без тебя ничтожно счастье;

    Гибель - злато и венец!





    РАДОСТЬ



    Любимца Кипридина

    И миртом, и розою

    Венчайте, о юноши

    И девы стыдливые!

    Толеами сбирайтеся,

    Руками сплетайтеся

    И, радостно топая,

    Скачите и прыгайте!

    Мне лиру Тиискую

    Камены и Грации

    Вручили с улыбкою:

    И песни веселию

    Приятнее нектара

    И слаще амврозии,

    Что пьют небожители,

    В блаженстве беспечные,

    Польются со струн ее!

    Сегодня - день радости:

    Филлида суровая

    Сквозь слезы стыдливости

    "Люблю!" - мне промолвила.

    Как роза, кропимая

    В час утра Авророю,

    С главой, отягченною

    Бесценными каплями,

    Румяней становится, -

    Так ты, о прекрасоая!

    С главою поникшею,

    Сквозь слезы стыдливости,

    Краснея, промолвила:

    "Люблю!" тихим шепотом.

    Все мне улыбнулося;

    Тоска и мучения,

    И страхи и горести

    Исчезли - как не былр!

    Киприда, влекомая

    По воздуху синему

    Меж бисерных облаков

    Цитерскими птицами

    К Цитере иль Пафосу,

    Цветами осыпала

    Меня и красавицу.

    Все мне улыбнулося! -

    И солнце весеннее,

    И рощи кудрявые,

    И воды прозрачные,

    И холмы Парнасские! -

    Любимца Кипридина,

    В любви победителя,

    И миртом, и розою

    Венчайте, о юноши

    И девы стыдливые!





    К Н



    Как я люблю, товарищ мой,

    Весны роскошной появленье

    И в первый раз над муравой

    Веселых жаворонков пенье:

    Но слащн мне среди полей

    Увидеть первые биваки

    И ждать беспечно у огней

    С рассветом дня кровавой драки.

    Какое счастье, рыцарь мой!

    Узреть с нагорныя вершины

    Необозримый наших строй

    На яркой зелени долины!

    Как сладко слышать у шатра

    Вечерней пушки гул далекой

    И погрузиться до утра

    Под теплой буркой в сон глубокой.

    Когда по утренним росам

    Коней раздастся первый топот

    И ружей протяженный грохот

    Пробудит эхо по горам, -

    Как весело перед строями

    Летать на ухарском коне

    И с первыми в дыму, в огне,

    Ударить с криком за врагами!

    Как весело внимать: "Стрелки,

    Вперед! Сюда, донцы! Гусары!

    Сюда, летучие полки,

    Башкирцы, горцы и татары!"

    Свисти теперь, жужжи свинец!

    Летайте ядры и картчеи!

    Что вы для них? для сих сердец,

    Природой вскормленных для сечи?

    Колонны сдвинулись, как лес.

    И вот... о зрелище прекрасно!

    Идут - безмолвие ужасно!

    Идут - ружье наперевес;

    Идут... ура! и все сломили,

    Рассеяли и разгромили:

    Ура! Ура! - и где же враг?..

    Бежит, а мы, в его домах,

    О, радость храбрых! киверами

    Вино некупленное пьем

    И под победными громами

    "Хвалите господа" поем!..

    Но ты трепещешь, юный воин,

    Склонясь на сабли рукоять:

    Твой дух встревожен, беспокоен;

    Он рвется лавры пожинать:

    С Суворовым он вечно бродит

    В полях кровавыя войны,

    И в вялом мире не находит

    Отрадной сердцу тишины.

    Спокойся: с первыми громами

    К знаменам славы полетишь;

    Но там, о, горе, не узришь

    Меня, как прежде, под шатрами!

    Забытый шумною молвой,

    Сердец мучительницей милой,

    Я сплю, как труженик унылой,

    Не оживляемый хвалой.





    ЭПИГРАММЫ, НАДПИСИ И ПР



    I

    Всегдашний гость, мучитель мой,

    О, Балдус! долго ль мне зевать, дремать с тобой?

    Будь крошечку умней, или - дай жить в покое!

    Когда жестокий рок сведет тебя со мной -

    Я не один и нас не двое.

    II

    Как трудно Бибрису со славою ужиться!

    Он пьет, чтобы писать, и пишет, чтоб напиться!

    III

    Памфил забавен за столом,

    Хоть часто и назло рассудку:

    Веселостью обязан он желудку, А памяти - умом.



    IV

    Совет эпическому стихотворцу



    Какое хочешь имя дай

    Твоей поэме полудикой:

    Петр длинный, Петр большой, но только Петр Великой -

    Ее не называй.



    V

    Мадригал новой Сафе



    Ты аСфо, я Фаон; об этом и не спорю:

    Но к моему ты горю,

    Пути не знаешь к морю.



    VI

    Надпись к портрету Н. Н.



    И телом и душой ты на Амура схожа:

    Коварна, и умна, и столько же пригожа.



    VII

    К цветам нашего Горация



    Ни вьюги, ни мотозы

    Цветов твоих не истребят.

    Бог лиры, бог любви и музы мне твердят:

    В саду Горация не увядают розы.



    VIII

    Надпись к портрету Жуковского



    Под знаменем Москвы, пред падшею столицей,

    Он храбрым гимны пел, как пламенный Тиртей;

    В дни мира, новый Грей,


    Страница 11 из 14 Следующая страница



    [ 1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ] [ 14 ]
    [ 1 - 10] [ 10 - 14]



При любом использовании материалов ссылка на http://libclub.com/ обязательна.
| © Copyright. Lib Club .com/ ® Inc. All rights reserved.