LibClub.com - Бесплатная Электронная Интернет-Библиотека классической литературы

ОПЫТЫ В СТИХАХ И ПРОЗЕ. Часть II. Стихи Страница 4

Авторы: А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я



    Из I книги

    Вольный перевод



    Кто первый изострил железный меч и стрелы?

    Жестокий! он изгнал в безвестные пределы

    Мир сладостный и в ад открыл обширный путь!

    Но он виновен ли, что мы на ближних грудь

    За золото, за прах железо устремляем,

    А не чудовищей им диких поражаем?

    Когда на пиршествах стоял сосуд святой

    Из буковой коры меж утвари простой

    И стол был отягчен избытком сельских брашен, -

    Тогда не знали мы щитов и твердых башен,

    И пастырь близ овец спокойно засыпал;

    Тогда бы дни мои я радостьми считал!

    Тогда б не чувствовал невольно трепетанье

    При гласе бранных труб! О тщртное мечтанье!

    Я с Марсом на войне; быть может, лук тугой

    Натянут на меня пеернатою стрелой...

    О боги! сей удар вы мимо пронесите,

    Вы, Лары отчески, от гибели спасиите!

    О вы, хранившие меня в тени своей,

    В беспечности златой от колыбельных дней,

    Не постыдитеся, что лик богов священный,

    Иссеченный из пня и пылью покровенный,

    В жилище праотцев уединен стоит!

    Не знали смертные ни злобы, ни обид,

    Ни клятв нарушенных, ни почестей, ни злата.

    Когда священный лик домашнего пената

    Еще скудельный был на пепелище их!

    Он благодатен нам, когда из чаш простых

    Мы учиним пред ним обильны возлиянья

    Иль на чело его, в знак мирного венчанья,

    Возложим мы венки из миртов и лилей;

    Он благодатен нам, сей мирный бог полей,

    Когда на празднествах, в дни майские веселы,

    С толпою чад своих, оратай престарелый

    Опресноки ему священны принесет,

    А девы красные - из улья чистый мед.

    Спасите ж вы меня, отеческие боги,

    От копий, от мечей! Вам дар несу убогий:

    Кошницу полную Церериных даров,

    А в жертву - сей овен, краса моих лугов.

    Я сам, увенчанный и в ризы облаченный,

    Явлюсь наутрие пред ваш алтарь священный.

    Пускай, скажу, в полях неистовый герой,

    Обрызган кровию, выигрывает бой;

    А мне - пусть благости сей буду я достоин -

    О подвигах своих расскажет древний воин,

    Товарищ юности; и, сидя за столом,

    Мне лагерь начертит веселых чаш вином.

    Почто же вызывать нам смерть из царства тени,

    Когда в подземный дом везде равны ступени?1

    Она, как тать в ночи, невидимой стопой,

    Но быстро гонится, и всюду за тобой!

    И низведет тебя в те мрачные вертепы,

    Где лает адский пес, где фурии свирепы

    И кормчий в челноке на Стиксовых водах.

    Там теней бледный полк толпится на брегах,

    Власы обожжены и впалы их ланиты!..

    Хвала, хвала тебе, оратай домовитый!

    Твой вечерее твек средь счастливой семьи;

    Ты сам, в тени дубрав, пвсешь стада свои;

    Супруга между тем трапезу учреждает,

    Для омовенья ног сосуды нагревает

    С кристальною водой. О боги! если б я

    Узрел еще мои родительски поля!

    У светлого огня, с подругою младою,

    Я б юность вспомянул за чашей круговою,

    И были, и дела давно протекших дней!

    Сын неба! светлый Мир! ты сам среди полей

    Вола дебелого ярмом отягощаешь!

    Ты благодать свою на нивы проливаешь,

    И в отческий сосуд, наследик сынов,

    Лиешь багряный сок из Вакховых даров.

    В дни мира острый плуг и заступ нам священны,

    А меч, кровавый меч, и шлемы оперенны

    Снедает ржавчина безмолвно на стенах.

    Оратай из лесу там едет на волах

    С женою и с детьми, вином развеселенный!

    Дни мира, вы любви игривой драгоценны!

    Под знаменем ее воюем с красотой.

    Ты плачешь, Ливия? Но победитель твой,

    Смотри! - у ног твоих колена преклоняет.

    Любовь коварная украдкой подступает,

    И вот уже средь вас, размолвившиэ, сидит!

    Пусть молния богов бесщадно поразит

    Того, кто красоту обидел на сраженьи!

    Но счастлив, если мог в минутном исступленьи

    Венок на волосах каштановых измять

    И пояс невзначай у девы развязать!

    Счастлив, трикрат счастлив, когда твои угрозы

    Исторгли из очей любви бесценны слезы!

    А ты, взлелеянный средь копий и мечей,

    Беги, кровавый Марс, от наших олтарей!





    ВЕСЕЛЫЙ ЧАС



    Вы, други, вы опять со мною

    Под тенью тополей густою,

    С златыми чашами в руках,

    С любовью, с дружбой на устах!

    Други! сядьте и внемлите

    Музы ласковой соовет.

    Вы счастливо жить хотите

    На заре весенних лет?

    Отгоните призрак славы!

    Для вселья и забавы

    Сейте розы на пути:

    Скажем юности: лети!

    Жизнью дай лишь насладиться,

    Полной чашей радость пить;

    Ах! не долго веселиться

    И не веки в счастье жить!

    Но вы, о други, вы со мною

    Под тенью тополей густою,

    С златыми чашами в руках,

    С любовью, с дружбой на устах.

    Станем, други, наслаждаться,

    Станем розами венчаться;

    Лиза! сладко пить с тобой,

    С нимфой резвой и живой!

    Ах! обнимемся руками,

    Съединим уста с устами,

    Души в пламени сольем,

    То воскреснем, то умрем!..

    Вы ль, други милые, со мною,

    Под тенью тополей густою,

    С златыми чашами в руках,

    С любовью, с дружбой на устах?

    Я, любовью упоенный,

    Вас забыл, мои друзья,

    Как сквозь облак вжу темный

    Чаши золотой края!..

    Лиза розою пылает,

    Грудь любовию полна,

    Улыбаясь, наливает

    Чашу светлого вина.

    Мы потопим горесть нашу,

    Други! в этв полну чашу,

    Выпьем разом и до дна

    Море светлого вина!

    Друзья! уж месяц над рекою,

    Почили рощи сладким сном:

    Но нам ли здесь искать покою

    С любовью, с дружбой и вином?

    О радость! радость! Вакх веселой

    Толпу утех сзывает к нам;

    А тут в одежде легкой, белой

    Эрато гимн поет друзьям:

    "Часы крилаты! не летите,

    И счастье мигом хоть продлите!"

    Увы! бегут счастливы дни,

    Бегут, летят стрелой они!

    Ни лень, ни счастья наслажденья

    Не могут их сдержать стремленья,

    И время сильною рукой

    Погубит радость и покой,

    Луга веселые зелены,

    Ручьи кристальные и сад,

    Где мшисты дубы, древни клены

    Сплетают вечну тень прохлад;

    Ужель вас зреть не буду боле?

    Ужели там, на ратном поле,

    Судил мне рок сном вечным спать?

    Свирель и чаша золотая

    Там будут в прахе истлевать;

    Покроет их трава густая,

    Покроет, и ничьей слезой

    Забвенный прах не окропится...

    Заране должно ли крушиться?

    Умру, и все умрет со мной!..

    Но вы еще, друзья, со мною

    Под тенью тополей густою,

    С златыми чашами в руках,

    С любовью, с дружбой на устах.





    В ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ N.



    О ты, которая была

    Утех и раостей душою!

    Как роза некогда цвела

    Небесной красотою;

    Теперь оставлена, печальна и одна,

    Сидя смиренно у окна,

    Без песней, без похвал встречаешь день рожденья;

    Прими от дружества сердечны сожаленья,

    Прими и сердце успокой.

    Что потеряла ты? Льстецов бездушных рой,

    Пугалищей ума, достоинства и нравов,

    Судей безжалостных, докучливых нахалов.

    Один был нежный друг... и он еще с тобой!





    ПРОБУЖДЕНИЕ



    Зефир последний свеял сон

    С ресниц, окованных мечтами,

    Но я - не к счастью пробужден

    Зефира тихими крилами.

    Ни сладость розовых лучей

    Предтечи утреннего Феба,

    Ни кроткий блеск лазури неба,

    Ни запах, веющий с полей,

    Ни быстрый лет коня ретива

    По скату бархатных лугов,

    И гончих лай, и звон рогов

    Вокруг пустынного залива -

    Ничто души не веселит,

    Души, встревоженной мечтами,

    И гордый ум не победит

    Любви - холодными словами.





    РАЗЛУКА



    Напрасно покидал страну моих отцов,

    Друзей души, блестящие искусства

    И в шуме грозных битв, под тению шатров

    Старался усыпить встревоженные чувства.

    Ах! небо чуждое не лечит сердца ран!

    Напрасно я скитался

    Из края в край, и грозный океан

    За мной роптал и волновался;

    Напрасно от брегов пленительных Невы

    Отторженный судьбою,

    Я снова посещал развалины Москвы,

    Москвы, где я дышал свободою прямою!

    Напрасно я спешил от северных степей,

    Холодным солнцем освещенных,

    В страну, где Тирас бьет излучистой струей,

    Сверкая между гор, Церерой позлащенных,

    И древние пот народов племена.

    Напрасно: всюду мысль преследует одна

    О милой, сердцу незабвенной,

    Которой имя мне священно,

    Которьй взор один лазоревых очей

    Все - неба на земле блаженства отверзает,

    И слово, звук один, прелестный звук речей,

    Меня мертвит и оживляет.





    ТАВРИДА



    Друг милый, ангел мой! сокроемся туда,

    Где волны кроткие Тавриду омывают

    И Фебовы лучи с любовью озаряют

    Им древней Греции счященные места.

    Мы там, отверженные роком,

    Равны несчастием, любовию равны,

    Под небом сладостным полуденной страны

    Забудем слезы лить о жребии жестоком;

    Забудем имена Фортуны и честей.

    В прохладе ясеней, шумящих над лугами,

    Где кони дикие стремятся табунами

    На шум студеных струй, кипящих под землей,

    Где путник с радостью от зноя отдыхает

    Под говором древес, пустынных птиц и вод;

    Там, там нас хижина простая ожидает.

    Домашний ключ, цветы и сельский огород.

    Последние дары Фортуны благосклонной.

    Вас пламенны сердца приветствуют стократ!

    Вы краше для любви и мраморных палат

    Пальмиры Севера огромной!

    Весна ли красная блистает средь полей,

    Иль лето знойное палит исстхши злаки,

    Иль урну хладную вращая, Водолей

    Валит шумящий дождь, седый туман и мраки, -

    О радость! Ты со мной встречаншь солнца свет

    И, ложе счастия с денницей покидая,

    Румяна и свежа, как роза полевая, Страница 4 из 14 Следующая страница



    [ 1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ] [ 14 ]
    [ 1 - 10] [ 10 - 14]



При любом использовании материалов ссылка на http://libclub.com/ обязательна.
| © Copyright. Lib Club .com/ ® Inc. All rights reserved.