LibClub.com - Бесплатная Электронная Интернет-Библиотека классической литературы

Виссарион Белинский Сочинения Александра Пушкина Страница 19

Авторы: А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

    ы она,

    И казнь ее уж решена.

    . . . . . . . . . . . .

    . . . . . . . . . . . .

    Перед судилищем она

    Стоит, почти умерщвлена

    Терзаньем близкого конца;

    И бледность мертвая лица

    Была видней, была сррашней

    От черноты ее кудрей,

    Двойною пышною волной

    Обливших лик ее младой.

    Оцепенев, стоит она;

    Глава на грудь наклонена;

    И если б мутный луч в глазах,

    И содрогание в грудях

    Не изменяли ей порой,

    За лик бездушный, восковой

    Могла б быть принята она:

    Так бездыханна, так бледна,

    С таким безжизненным лицом,

    Таким безгласным мертвецом

    Она ждала судьбы своей

    От непрощающих судей.

    И казни страх ей весь открыт:

    В стене, как темный гроб, прорыт

    Глцбокий, низкий, тесный вход;

    Тому, кто раз в тот гроб войдет,

    Назад не выйти никогда:

    Коренья, в черепке вода,

    Краюшка хлеба с ночником

    Уже готовы в гробе том;

    И с дымным факелом в руках,

    На заступ опершись, монах,

    Палач подземный, перед ним.

    Безгласен, мрачен, недвижим,

    С покровом на лице стоит;

    И грудой на полу лежит

    Гробокопательный снаряд:

    Кирпич, кирка, известка, млат.

    Слепой игумен с места встал

    И рку тощую поднял,

    И узницу благословил...

    И в землю факел свой вонзил,

    И к жертве подошел монах;

    И уж она в его руках

    Трепещет, борется, кричит,

    И, сладив с ней, уже тащит,

    Бесчувственный на крик и плач,

    Ее живую в гроб палач...

    Сто ступеней наверх вели;

    Из тайника судьи пошли,

    И вид их был свирепо-дик:

    И глухо жалкий, томный крик

    Из глубины их провожал;

    И страх шаги их ускорял;

    И глуше становился стон,

    И наконец умолкнул он;

    И скоро вольный воздух им

    Своим дыханием живым

    Стесненны груди оживил.

    Уж час ночного бденья был,

    И в храме пели. И во храм

    Они пошли; но им и там

    Сквозь набожный поющих лик

    Все слышался подземный крик.

    Когда ж во храме хор отпел,

    Ударить в колокол велел

    Аббар душе на упокой...

    Протяжный глас в тиши ночной

    Раздался; из глубокой мглы

    Ему Нортумбрии скалы

    Откликнулись; услыша звон,

    В Брамбурге селянин сквозь сон

    С подушки голову поднял,

    Молиться об умершем стал,

    Не домолилсяя и заснул;

    Им возбужденный, пгмянул

    Усопшего святой чернец,

    Варквортской пустыни жилец;

    В Шевьотскую залегший сень,

    Вскочил испуганный олень,

    По ветру ноздри распустил

    И чутко ухом шевелил,

    И поглядел по сторонам,

    И снова лег... и снова там

    Все, что смутил минутный звон,

    В глубокий погрузилось сон.



    "Овсяный кисель", "Красный карбункул", "Деревенский сторож в полночь", "Сражение с змеем", "Неожиданное свидание", "Путешественник и поселянка" (_из Гёте_), "Нормандский обычай", "Тленность", "Война мышей с лягушками", "Цеикс и Гальциона" и отрывки из "Энеиды" и "Илиады" принадлежат к числу замечательных переводов Жуковмкого. В отрывках из "Илиады" стих легче, чем стих Гнедича; но в последнем, по нашему мнению, более жизни, более греческого духа и колорита. Впрочем, Жуковский эти отрывки из "Илиады" перевел с латинского.

    Сделаем перечень всем пьесам Жуковского и переводным, и подражательным, и оригинальным, которые мы считаем или лучшими, или самыми характеристическими его произведениями. Из баллад: _Рыцарь Тогенбург, Ивановы журавли, Лесной царь, Кассандра, Три песни, Граф Габсбургский, Узник, Эолова арфа, Ахилл, Поликратов перстень, Старый рыцарь, Роланд оруженосец, Плавание Карла Великого, Кубок, Замок Смальгольм, Перчатка, Покаяние, Отрывки из испанских романсов о Сиде_. Из мелких лирических пьес: _Тоска по милом, Цветок, Песнь араба над могилою коня. Пловец, Счастлив тот, кому забавы, О, милый друг, теперь с тобою радость. Минувших дней очарованье, Жалоба, Верность до гроба, Голос с того света, Ночь, Утешение в слезах, К месяцу, Песня бедняка, Весеннее чувство, Утешение, Таинственный посетитель, Мотылек и цветы, К мимопролетевшему знакомому гению, Желание, Млаеднпц, Сон, Счастие во сне, К востоку, всё к востоку. Розы расцветают, Замок на берегу моря, Горная дорога, Певец, Жизнь, Узник к мотыльку, влетевшему в его темницу, Элизиум, Путешественник, Славянка, Вечер, На кончину королевы Виртембергской, Сельское кладбище, Море, Праматерь внуке, К Филону, Две песни, Привидение, Мечта, Победитель, Три путника, Видение, Теон и Эсхин, Счастие, Ночной смотр, Утренняя звезда, Летний вечер_.

    Многие из этих пьес уже не могут иметь такого интереса, какой имели прежде, и не могут читаться с таким восторгом и упоением, с какими читались прежде; но причина этого заключается совсем не в таланте Жуковского, а в содержании и духе этих пьес. У всякого времени есть своя задушевная дума, то радостная, то тяжелая; есть свои потребности и свои интересы, а потому и своя поэзия. Неувяюаемость поэзии каждой эпохи зависит от идеальной значительности этой эпохи, от глубины и общности идеи, выраженной ее историческою жизнию. Долее всех живут такие произведения искусства, которые во всей полноте и во всей силе передают то, что было самого истинного, самого существенного и самого характеристического в эпохе. Все же, что не выполняет этих условий или выполняет их неудовлетвориельно, - все такое теряет свой интерес в другую эпоху и мало-помалу навеки смывается волнами шумно несущейся жизни. И немногое, слишком немногре выносится наверх волнами этого глубокого и безбрежного океана, и как много тонет в его бездонной глубине!..

    Многие пьесы Жуковского, совершенно отжившие для нашего времени, все-таки имеют свой исторический интерес, и без них полнре издание сочинений Жуковского не имело бы общего характера поэзии Жуковского. Таковы: _Людмила, Алина и Альсим, Двенадцать спящих дев, Певец во стане русских воинов_ и пр. - Послания Жуковскшго заключают в себе, местами и отрывками, характеристические черты времени, в которое они писаны; сверх того, в них, как заметили мы выше, встречаются поэтические проблески и замечательные мысли. Особенно слабыми пьесами (иные по форме, иные по содержанию, иные по тому и другому) считаем мы следующие: _Песнь барда над гробом славян-победителей, Певец в Кремле, Пиршество Александра или сила гармонии_ (из Драйдена), _Гимн_ (подражание Томсону), _Библия, Сон могольца, Эпимесид, Орел и голубка, Добрая мать, Сиротка, Подробный отчет о луне_ (какое-то странное resume {Резюме, итог. - Ред.} всего говоренного поэтом о луне в разных стихотворениях его), _Алонзо, Доника, Ленора, Королева Урака, Баллада, в которой описывается, как одна старушка ехала на черном коне вдвоем, и кто сидел впереди, Две были и еще одна, Фридолин_ (прекраснчй перевод странной по содержанию пьесы Шиллера), _Сказка о Царе Берендее_ и _Сказка о спящей царевне_. Что касается до "Аббадонны" - это мастерский, превосходный перевод из самой натянутой, какая только была в свете, и совершенно забытой теперь поэмы. {253}

    Мы бй опустили одну из самых характеристических черт поэзии Жуковского, если б не упомянули о дивном искусстве этого поэта живописать картины природы и влагать в них _романтическую_ жизнь. Утро ли, полдень ли, вечер ли, ночь ли, вёдро ли, буря ли или пейзаж, - все это дышит в ярких картинах Жуковского какой-то таинственною, исполненною чудных сил жизнию... Примеры лучше всего оьъяснят нашу мысль касательно этого предмета:



    Стоял среди цветущия равнипы

    Старинный Ирлингфор,

    И пышные с высот его картины

    Повсюду видел взор.

    Авон, шумя под древними стенами,

    Их пеной орошал,

    И низкий брег с лесистыми холмами

    В струях его дрожал.

    Там пламенел брегов на тихом склоне

    Закат сквозь редкий лес;

    И трепетал во дремлющем Авоне

    С звездами свод небес.

    Вдали, вблизи рассыпанные села

    Дымились по утрам;

    От резвых стад долина вся шумела,

    И вторил лес рогам.

    Спешил, с пути прохожий совратяся,

    На Ирлингфор взглянуть,

    И красотой его пленяся, {254}

    Он забыва лсвой путь.



    ("Варвик").



    Небо в Рейне дрожало,

    И луна из дымных туч

    На ладью сквозь парус алей

    Проливала темный луч.

    И плывут они безмолвны;

    За кормой струя бежит;

    Тихо плещут в лодку волны.

    Парус вздулся и шумит.

    И на береге молчанье;

    И на месяце туман;

    Лора в робком ожиданье,

    В смутной думе Адельстан.



    ("Адельстан").



    Владыко Морвены,

    Жил в дедовском замке могучий Ордал;

    Над озером стены

    Зубчатые замок с холма возвышал;

    Прибтежны дубравы

    Склонялись к водам,

    И сталлся кудрявый

    Кустарник по злачным окрестным холмам.

    Спокойствие сеней

    Дубравных там часто лай псов нарушал;

    Рогатых оленей

    И вепрей и ланей могучий Ордал

    С отважными псами

    Гонял по холмам;

    _И долы с холмами,

    Шумя, отвечали зовущим рогам_.



    . . . . . . . . . . . . . . .



    На темные своды

    Багряным щитом покатилась луна;

    И озера воды

    Струистым сияньем покрыла она;

    От замка, от сеней

    Дубрав по брегам

    Огромные теней

    Легли великаны по гладким водам.



    . . . . . . . . . . . . . . .



    Прохлащою дышит

    Там ветер вечерний и в листьях шумит,

    И ветви колышет,

    _И арфу лобзает... но арфа молчит.

    Творения радость,

    Настала весна -

    И в свежую младость,

    Красу и веселье земля убраана.

    И ярким сияньем

    Холмы осыпал вечереющий день;

    На землю с молчаньем

    Сходила ночная росистая тень;

    Уж синие своды

    Блистали в звездах,

    Сравнялися воды,

    И ветер улегся на спящих листах



    ("Эолова арфа").



    И вот... настал по
    Страница 19 из 20 Следующая страница



    [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ] [ 14 ] [ 15 ] [ 16 ] [ 17 ] [ 18 ] [ 19 ] [ 20 ]
    [ 1 - 10] [ 10 - 20]



При любом использовании материалов ссылка на http://libclub.com/ обязательна.
| © Copyright. Lib Club .com/ ® Inc. All rights reserved.