LibClub.com - Бесплатная Электронная Интернет-Библиотека классической литературы

В. Г. Белинский. Статьи о народной поэзии Страница 18

Авторы: А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

    зою, а вторые стихами. И мы думаем, что г. Сахаров сделал это не безз основания: хотя и все наши сказки сложены какою-то мерного прозою, н этот метризм, если можно так выразиться, составляет в них побочное достоинство и часто нарушается местами, тогда как в поэмах метр, хотя и силлабический, и притом не всегда правильный, составляет их необходимую принадлежность. Сверх того, есть некоторая разница в манере, в замашке рассказа между сказкою и поэмою: первая объемлет собою всю жизнь богатыря, начинается его рождением, а оканчивается смертию; поэма, напротив, схватывает один какой-нибудь момент из жизни богатыря и силится создать из него нечто отдельное и цельное. И потому одна сказка заключает в себе два, три и более эпические рапсода, как, например, о Добрыне и об Илье Муромце. В тоне сказок больше простонародного, житейского, прозаического; в тоне поэм больше поэзии, полету, одушевления, хотя те и другие рассказывают часто об одном и том же предмете и очень сходно, нередко одними и теми же выражениями. Так как русский человек почитал сказку "пересыпаньем из пустого в порожнее", то он не только не гонялся за правдоподобием и естественностию, а еще как будто поставлял себе за непременную обязанность умышленно нарушать и искажать их до бессмыслицы. По его понятию, чем сказка неправдоподобнее и нелепее, тем лучше и занимательнее. Это перешло и в поэмы, которые преисполнены самыми резкими несообразностями. Мы сейчас дадим это увидеть самим читателям нашим, - для чего и перескажем им вкратце содержание всех поэм, находящихся в сборнике Кирши Данилова.

    Нам удавалось слышать до крайности странное мнение, будто из наших сказочных поэм можно составить одну большую целую поэму, подобно тому, как будто бы из рапсодов была составлена "Иоиада" {132}. Теперь уже и о происхождении "Илиады" многими оставлено такое мнение, как неосновательное; что же до наших рапсодов, то мысль склеить их в одну поэму есть злая насмешка над ними. Поэма требуеи единства мысли, а вследствие ее - гармонии в частях и целости в общем. Из содержания наших рапсодов мы увидим, что ивкаьь в них общей мысли - все равно, что ловить жемчужные раковины в реке Фонтанке. Они ничем не связаны между собою; содержание всех их одинаково, обильно словами, скудно делом, чуждо мысли. Поэзия к прозе содержится в них, как ложка меду к бочке дегтю. В них нет никакой последовательности, даже внешней; каждая из них - сама по себе, ни вытекает из предыдущей, ни заключает в себе начала последующей. Внешнее единство "Илиады" основано на гневе Ахиллеса против Агамемнона за пленницу Бризеиду; Ахиллес отказывается от боя, и вследствие этого эллины претерпевают страшные поражения от троян, и погибает Патрокл; тогда Ахилл мирится с Агамемноном, поражает торжествовавших троян и убийством Гектора выполняет свою клятву мщения за смерть Патрокла. Потому-то в "Илиаде" вторая песня следует за первою, а третья за второю, и так далее, от первой до 24-й включительно, не по цифрам, в начале их произвольно поставленным собирателем, а по внутреннему развитию хода событий. В наших же рапсодах нет общего события, нет одного героя. Хоть и наберется поэмм двадцать, в которых упоминается имя великого князя Владимира Красна-солнышка, но он является в них внешшним только героем: сам не действует ни в одной и везде только пирует да похаживает по гриднице светлой, расчесывая кудри черные. Что же касается до связи этих поэм, то некоторые из них точно должны бы следовать в книге одна за другою, чего, к сожалению, не сдлал Калайдович, напечатавший их, вероятно, в таком порядке, в каком они находились в сборнике Кирши Данилова. Но это относится к очень немногим, так что не более трех могут составить одно, - и это одно всегда имеет своего героя, помимо Владимира, о котором во всех равно упоминатеся. Герои эти - богатыри, составлявшие двор Владимира. Они со всех сторон стекаются к нему на службу. Это очевидно отголосок старины, отражение давней были, в которой есть своя доля истины. Владимир не является в этих поэмах ни лицом действительным, ни характером определенным, а, напротив, какою-то мифическою полутенью, каким-то сказочным полцобразом, более именем, нежели человеком. Так-то поэзия всегдав ерна истории: чего не сохранила история, того не передаст и поэзия; а история не сохранила нам образа Владимира-язычника, поэзия же не дерзнула коснуться Владимира-христианина. Некоторые из богатырей Владимира переданны нам этою сказочною поэзие, как-то: Алеша Попович с другом своим Екимом Ивановичем, Дунай, сын Иванович, Чурило Пленкович, Иван Гостиный сын, Добрыня Никитич, Поток Михайло Иванович, Илья Муромец, Михайло Казаринов, Дюк Степанович, Иван Годинович, Гордей Блудович, жена Ставра-боярина, Касьян Михайлович; некоторые только упоминаются по имени, как-то: Самсон Колыванович, Сухан Домантьевич, "Светогор-богатырь и Полкан другой", Семь братов Сбродовичей и два брата Хапилвы... Но пусть само дело говорит за себя. Начнем с Алеши Поповича.



    -----



    Из славного Ростова, касна города, вылетывали два ясные сокола, выезжали два могучие богатыря,



    Что по имени Алешинька Попович млад

    А со молодом Екимом Ивановичем.



    Наехали они в чистом поле на три дороги широкие, а при тех дорогах лежит горюч камень с надписями; Алеша Попович просит Екима Ивановича, "как в грамоте поученого человека", прочесть те надписи. Одна из них означала путь в Мруом, другая в Чернигов, третья - "ко городу Киеву, ко _ласкову_ князю Владимиру". Еким Иванович спрашивает, куда ехать; Алеша Попович решает - к Киеву. Не доехавши до _Сафат_-реки (?), остановились на зеленых лугах покормить добрых коней. Здесь мы остановимся с ними, чтоб спросить, что это была за река _Сафат_, протекавшая между Ростовом и Киевом? Вероятно, она заплыла туда из Палестины... Разбив шатры, стреножив конеей, добры молодцы стали "опочив держать".



    Прошла та ночь осенняя,

    Ото сна пробуждается,

    Встает рано-ранешенько,

    Утреннею зарею умывается,

    Белою ширинкою утирается,

    На восток он, Алеша, богу мтлится.



    Еким Иванович поймал коней, напоил их в Сафат-реке и, _по приказанию Алеши_, оседлал их. Лишь только хотели они ехать "ко городу Киеву", как попадается им _калика перехожий_.



    Лапотки на нем семи шелков,

    Подковырены чистым серебром,

    Личико унизано красным золотом,

    Шуба соболиная, долгополая.

    Шляпа сорочинская, земли греческой,

    В тридцать пуд шелепуга подорожная,

    В пятьдесят пуд налита свинцу чебурацкогг.



    Вопрос: как же шелепуга могла быть в _тридцать_ пуд, ечли одного свинцу в ней было _пятьдесят_ пуд?.. Калика говорил им таково слово:



    "Гой вы еси, удалы добрч молодцы!

    Видел я Тугарина Змеевича:

    В вышину ли он, Тугарин, трех сажен,

    Промеж плечей косая сажень,

    Промежду глаз калена стрела;

    Конь под ним, как лютый зверь,

    Из хайлища пламень пышет,

    Из ушей дым столбом стоит".



    Алеша Попович _привязался_ к калике, отдает ему свое платье богатырское, а у него просит себе каличьего, - и его просьба состоит в повторении слово в слово выппсанных нами стихов, изображжающих одеяние и оружие калики. Калика соглашается, и Алеша Попович, кроме шелепуги, берет еще про запас чингалище булатное и идет за Сафат-реку:



    Завидел тут Тугарин Змеевич млад,

    Заревел зычным голосом,

    Продрогнула дубровушка зеленая,

    _Алеша Попович едва жив идет_.

    Говорил тут Тугарин Змеевич млад:

    "Гой еси, калика перехожая!

    А где ты слыхал и где видал

    Про млада Алешу Поповича:

    А и я бы Алешу копьем заколол,

    Копьем заколол и огнем спалил".

    Говорил тут Алеша каликою:

    "А и ты ой еси, Тугарин Змеевич млад!

    Поезжай поближе ко мне,

    Не слышу я, что ты говоришь".

    Подъезжкл к нему Тугарин Змеевич млад,

    Сверстался Алеша Попович млад

    Против Тугарина Змеевича,

    Хлестнул его шелепугою по буйной голове,

    Расшиб ему буйну голову -

    И упал Тугарин на сыру землю;

    Вскочил ему Алеша на черну грудь.

    Втапоры взмолится Тугарин Змеевич млад:

    "Гой еси ты, калика перехожая!

    Не ты ли Алеша Попович млад?

    Только ты Алеша Попович млад,

    Сем побратуемся с тобою".

    Втапоры Алеша врагу не веровал,

    Отрезал ему голову прочь,

    Платье с него снимал цветное

    На сто тысячей - и все платье на себя надевал.



    Увидев Алешу Поповича в платье Тугарина Змеевича, Еким Иванович и калика перехожая пустились от него бежать; когда ж он их нагнал, Еким Иванович бросил себе назад палицу в тридцать пуд, попал Алеше в грудь - и тот повалился с коня замертво.



    Втапоры Еким Иванович

    Скочил со добра коня, сел на груди ему:

    Хочет пороть груди белые -

    И увидел на нем золот чуден крест,

    Сам заплакал, говорил калике перехожему:

    "По грехам надо мною, Екимом, учинилося,

    Что убил своего братца родимого".

    И стали его оба трясти и качать,

    И потом подали ему вина заморского;

    От того он здрав стал.



    Алеша Попович обменялся с каликою платьем, а Тугариново положил себе в _чемодан_. Приехали в Киев.



    Скочили с добрых коней,

    Привязали к дубовым столбам,

    Пошли во светлы гридни;

    Молятся Спасову образу

    И бьют челом, поклоняются

    Князю Владимиру и княгине _Апраксеевне_,

    И на все четыре стороны;

    Говорил им ласковый Владимир-князь:

    "Гой вы еси, добры молодцы!

    Скажитеся, как вас по имени зовут:

    А по имени вам мочно место дать,

    По изотчеству можно пожаловати".

    Говорил тут Алеша Попович млад:

    "Меня, осударь, зовут Алешею Поповичем,

    Из города Ростова, старого попа соборного".

    Втапоры Владимир-князь обрадовался,

    Говорил таковы слова:

    "Гой еси, Алеша Попович млад!

    По отечеству садися в большое место, в передний уголок,

    В другое место богатырское,

    В дубову скамью против меня,


    Страница 18 из 40 Следующая страница



    [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ] [ 14 ] [ 15 ] [ 16 ] [ 17 ] [ 18 ] [ 19 ] [ 20 ] [ 21 ] [ 22 ] [ 23 ] [ 24 ] [ 25 ] [ 26 ] [ 27 ] [ 28 ]
    [ 1 - 10] [ 10 - 20] [ 20 - 30] [ 30 - 40]



При любом использовании материалов ссылка на http://libclub.com/ обязательна.
| © Copyright. Lib Club .com/ ® Inc. All rights reserved.