LibClub.com - Бесплатная Электронная Интернет-Библиотека классической литературы

В. Г. Белинский. Статьи о народной поэзии Страница 22

Авторы: А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

    ре: Владимир-князь распотешился, по светлой гридне похаживает, таковые слова поговаривсет: "Есть ли-де кто в Киеве таков молодец, что похвалился бы на триста жеребцов - из Киева бежать до Чернигова два девяносто-та мерных верст, промеж обедней и заутреней?"

    Вызвался Иван Гостиный сын и подился о велик заклад - не о сте рублях, не о тысяче, о своей буйной головушке. Князья, бояре и гости-корабельщики держат заклад за Владимира на сто тысяч; а за Ивана никто поруки не держит; пригодился тут владыка черниговский и держит за него поруки крепкие на сто тысячей. Выпил Иван чару зелена вина в полтора ведра, походил он на конюшню белодубову, ко своему к доброму коню бурочке, косматочке, троелеточке, падал ему во пряное копытечко, сам плачет, что река льетя. Выслушал добрый конь про кручину Ивана и сказал ему не печалиться:



    "Сива жеребца того не боюсь,

    Кологрива жеребца того не блюдусь,

    В задор войду - у Воронка уйду".



    Только велел он своему ласковому хозяину водить себя по три зари, поить сытою медвяною и кормить сорочинским пшеном. "А как, говорит, придет тот час урочный, ты не седлай, Иван, меня добра коня, только берись за шелков поводок; вздень на себя шубу соболиную, котора шуба в три тысячи, пуговки в пять тысячей; я стану бурка передом ходить, копытами за шубу посапывати и по черному соболю выхватывати, на все стороны побрасывати, - князи, бояры подивуются, и ты будешь жив - шубу наживешь, а не будешь жив - будто нашивал". И все было по сказанному, как по писанному. Зрявкает бурко по-туриному, он шип пустил по-змеиному; триста жеребцов испужалися, с княженецкого двора разбежалися; сив жеребец две ноги изломил, кологрив жеребец тот и голову сломил, полонен Воронко в Золоту Орду бежит, он, хвост подняв, сам всхрапывает, а князи, бояры и все люди купецкие испужалися, окарачь они по двору наползалися; а Владимир-князь со княгинею печален стал; кричит в окошко косящатое, чтоб 'Иван уродье увел со двора, "за просты поруки крепкие, записи все изодраны". Втапоры владыко черниговский на почестном пиру у великого князя велел захватить три корабля на быстром Днепре с товарами заморскими, - "а князи-де и бояры никуда от нас не уйдут".



    -----



    Трудно объяснить значение этой поэмы иначе, как народным апофеозом коня - животного высоко уважаемого в ратном деле, товарища, сподвижника и друга ратнику. Странна неустойка князя, отказавшегося платить проигранный заклад; еще страннее нецеремонная разделка с ним со стороны черниговского владыки. Не менее удивительно и то, что этот черниговский владыко всегда держит заклады против князя и всех за того, за кого никто не хочет поручиться. Все это должно быть или совсем без значения, просто сказочная болтовня, или от времени потерян ключ к разрешению этих вопросов.



    -----



    Теперь пора нам познакомиться с знаменитым Добрынею Никитичем, воспетым в трех поэмах и упоминаемом вскользь и прямо еще в нескольких. Он и Илья Муромец - знаменитейшие богатыри двора Владимира.

    Жил в Рязани богатый гость Никита, живучи-то Никита состарелся, - состарелся; после переставился; его веку долгого осталось житье-бытье, богатество: _матера_ жена Амелфа Тимофеевна да чадо милое Добрынюшка Никитич млад. Присадила его матушка грамоте учиться, а грамота Никите _в наук птшла_. А будет ему двенадцать лет, попросился он у матушки купаться на _Сафат-реку_; она вдова многораазумная его Добрыпю отпускала, а сама наказывала: "Израй-де река быстрая, а быстрая она, сердитая; не плавай, Добрыня, за перву струю, не плавай ты, Никитич, за другу струю". Добрыня не послушался: две-то струи сам - переплыл, а третья струя подхватила молодца, унесла во пещеры белокаменны. Тут откуда ни возьмись лютый зверь - Змей Горынчище, сам приговаривает:



    "А стары люди пророчили,

    Что быть Змею убитому

    От молода Добрынюшки Никитича,

    А ныне Добрыня у меня сам в руках".



    Говорит Добрыня: "Не честь, хвала молодецкая, на нагое тело напутаешься". Хочет змей Добрыню огнем спалить, _хоботом_ ушибить; Добрыня нагреб в шапку песку желтого, и тем песком змею глаза запорошил, _два_ хобота ушиб. Попалась тут ему дубина, и он, Добрыня, той дубиной Змея до смерти убил. Поплыл он по реке и заплыл в пещеры белокаменны, в гнездо змея, и его малых детушек всех перебил, пополам перервал; нашел он в палатах у змея много злата, серебра и свою любимую тетушку Марью Дивовну. Владимир-князь о Добрыне больно запечалился - _сидит он, ничего свету не видит_, а увидел Добрыню, скочил на ноги резвые, целовал его в уста сахарнче. Бросилася его матушка родимая, хватала за белы руки, целовала его во уста сахарные; стали его выспрашивати, а где был, где ночевал? Послали за тетушкою, привели ее к князю во светлу гридню.



    Владимир-князь светел, радошен;

    Пошла-то у них пир, радость великая,

    А для ради Добрынюшки Никитича,

    Для другой сестрицы родимыя - Марьи Дивовны.



    -----



    Что сказаоь об этой поэме? Это какая-ьо бессвязная болтовня больного похмельем воображения... Тут нет не только мысли - даже смысла. У Добрыни нет ни лица, ни характера; это просто - призрак. Подобная нелепица могла бы иметь значение мифа, если б от еа чудовищных образов веяло фантастическим ужасом; но в русских сказках, как и во всей народной русской поэзии, фантастического элемента почти вовсе нет. И потому странно слышать, колда человек, который на мир смотрит простыми глазами, не видя в нем ничего таинственного и необъяснимого, - странно слышать, когда такой человвек спокойоо, без увлечения, без экстаза, рассказывает несбыточные вещи. Что за тетушка Марья Дивовна была у Добрыни, как попала она к Змею Горынчату; что за река _Сафат_, которая через пять строк пгевращается в _Израй_-реку? как Владимир, живя в Киеве, мог знать двенадцатилетнего Добрыню, жившего в небывалой тогда Рязани, и печалиться, что тот ушел купаться на Сафат-реку?..

    Но вторая поэма о Добрыне - одна из интереснейших поэм. В ее диких, неопределенных образах есть смысл и значение, если нет мысли.

    В стольном в городе во Киеве, у славного, сударь, у князя у Владимира, _три_ года Добрынюшка стольничал, _три_ года Никитич приворотничал; он стольничал, чашничал _девять_ лет, на _десятый_ год погулять захотел по стольному городу по Киеву. Взявши он колчан с калеными стрелами, идет он по широким по улицам, по частым мелким переулочкам; по горницам стреляет воробушков, по повалушкам стреляет он сизых голубей. Зашел в улицу Игпатьевскую, в Маринин переулок, видит он у Марины у Игнаттьевны, на ее высоком хорошем терему, сидят тут два сизые голубчика, они целуются, милуются, желты носами, обнимаются. Тут Добрыне за беду стало, будто над ним насмехаются: а спела ведь тетива у туга лука, взвыла да пошла калена стрела. Тут над Добрынею по грехам учинилося, нога его поскьльзнулася, рука удрогнула, не попал он в сизых голубей, попал в окошечко косящето, проломил он оконницу стекольчатую, отшиб все причалины серебряные, расшиб он зеркальцо стекольчатое; белодубовы столы пошаталися, что питья медвяные восплеснулися. А втапоры Марине безвременье было - она умывалася, снаряжалася; и бросилася она на свой на широкий двор: "А кто это _невежа_ на двор заходил? а кто это невежа в окошко стреляет?" Брала она, Марина, следы горячие молодецкие, клала беремя дров белодубовых в печку муравленую, разжигала их огнем палящатым, и сама дровам приговаривает: "Сколь жарко дрова разгораются со теми следы молодецкими, разгоралось бы сердце молодецкое, как у молода Добрынюлки Никитьевича". А и божье крепко, вражье-то лепко! Взяло Добрыню пуще острого ножа по его сердцу богатырскому, со полуночи Добрынюшке не уснется. По его-то щастки великие рано зазвонили ко заутреням; пошел Добрыня ко заутрени, прошел он церкву соборную, зайдет ко Марине на широкий двор, у высокого терема подслушает; у молодой Марины вечеринка была; сидели тут душечки красны девицы и молоденьки молодушки, все тут жеы молодецкие. К ним бы Добрыня в терем не пошел, а стала его Марина в окошко бранить, ему больно пенять, да завидел он, Добрыня, Змея Горынчата - тут ему за беду стало, за великвю досаду показалося. Ухватил он бревно в обхват толщины и вышиб им двери железные. Учала Марина Добрыню бранить, а Змеища Горынчшца чуть его огнем не спалил, а и чуть молодца хоботом не убил, а и сам тут Змей почал бранити его, больно пеняти: "Не хочу я звати Добрынею, не хощу величать Никитичем, называю те детиною деревенщиною и засельщиною; почто ты, Добрыня, в окошко стрелял?" Вынимал Добрыня сабельку острую, воздымал выше буйной головы своей, грозится Змея изрубить на мелкие части, туловище разбросать по чистому полю. А и тут Змей Горынич, хвост поджав, да и вон побежал; взяла страсть, так зачал...; околыши метал по три пуда...; бегучи он Змей у Марины бывать заклинается: "Есть-де у ней не один друг, есть лучше меня и _повежливее_". А Марина высунулась по пояс в окно в одной рубашке _без пояса_, Змея уговаривает: "Воротись, мил надежа; воротись, друг!" Обещает оборотить Добрыню во что он Змей похочет - клячею водовозною или гнедым туром. И оборотила она Добрыню гнедым туром, пустила далече во чисто поле, а где-то ходят девять туров, деевять братаников, что Добрыня им будет десятый тур, всем атаман - золотые рога. И нету о Добрыне слуху шесть месяцев, _а по-нашему, по-сибирскому, словет полгода_.

    У великого князя вечеринка была, а на пиру были вдовы честные, и мать Добрыни, честна вдова Афимья Александровна (Амелфа Тимофеевна?!..), а друга честна вдова, молода Анна Ивановна, крестная матушка Добрынина. Промежду собою _разговоры говорят_ - все были речи прохладные. Не отколь взялась тут Марина Игнатьевна, водилася с дитятами княженецкими, она больно Марина упивалася, голова на плечах не держится. Она бошьно Марина похваляется: нет-де в Киеве и хиьрее и умнее ее, обернула-де она гнедыми турами девять богатырей, десятого Добрыню Никитича. Втапоры за то слово изымается честна вдова Афимья Александровна, наливала она чару зелена вина, подносила любимой своей кумушке, а сама она за чарою зап
    Страница 22 из 40 Следующая страница



    [ 12 ] [ 13 ] [ 14 ] [ 15 ] [ 16 ] [ 17 ] [ 18 ] [ 19 ] [ 20 ] [ 21 ] [ 22 ] [ 23 ] [ 24 ] [ 25 ] [ 26 ] [ 27 ] [ 28 ] [ 29 ] [ 30 ] [ 31 ] [ 32 ]
    [ 1 - 10] [ 10 - 20] [ 20 - 30] [ 30 - 40]



При любом использовании материалов ссылка на http://libclub.com/ обязательна.
| © Copyright. Lib Club .com/ ® Inc. All rights reserved.