LibClub.com - Бесплатная Электронная Интернет-Библиотека классической литературы

В. Г. Белинский. Статьи о народной поэзии Страница 35

Авторы: А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

    дочь". Но Акундин уж был далеко. В Киеве он угостил и оделил золотой казной сорок калик с каликою, и один из них сказал ему таково слочо: "За твою хлеб-соль великую, за твой канун варен, поведаю твою судьбинушку: тебе ли, доброму молодцу, на роду счастье написано - женитися на молодой вдове во чужом городу. Не умел ты, добрый молодец, изловить белую лебедушку, так сумей же ты, добрый молодец, достать сеу утицу". Акундин идет в Муром, застает там Настасью Ивановну вдовою и женится на ней.

    Эта сказка - целый роман; мы выжали из нее, так сказать, один сок и опустили множество подробностей, превосходно характеризующих общественный и семейный быт древней Русн. В этом отношении сказка "Акундин" имеет даже исторический интерес - и г. Сахаров {179} заслуживает особенную благодарность за сасение от забвения этого во всех отношениях любопытнейшего факта русской народной поэзии, русского духа и русского быта {180}.

    Мы не будем пересказывать содерхания других сказок в сборнике г. Сахарова: все они, исключая "Акундина" и "Семи Семионов" - те же самые поэмы, которые уже рассказаня и разобраны нами в предыдущей статье: {181} разница, как мы заметили там же, состоит только в некоторых подробностях, в несколько особенной (сказочной) манере, а главное - в том, что сказка объемлет собою всю жизнь героя, от рождения до смерти, и, следовательно, заключает в себе содержание иногда нескольких поэм; ибо поэма схватывает только один, отдельный момент из жизни героя и представляет его как бы чем-то цельным и оконченным. Так, сказка о Добрыне начинается кручиною и печалью князя Владимира, испуганногт каким-то неизвестным богатырем, разбившим свой шатер перед Киевом. Этот богатырь был уже знакомый нам Тугарин Змеевич. "Чохнул он чох по полю заповеданному - дрогнула сыра земля; попадали ничь могучие княжие богатыри. А и был же Тугарин Змеевич не в урост человечь: гллова-то с пивной котел, глаза-то со пивные ковши, туловище-то со круту гору, ноги-то со дубовы колоды, руки-то со шесты вязовы. А и сам-то Тугарин Змеевич едет по лесу - ровен с лесом, едет по полю - ровен со поднебесью. А и держится Тугарин Змеевич еретичеством, да и хвастает, собака, он молодечеством". Когда от Тугарина пришлось плохо, вдруг откуда ни возьмись сильный могучий богатырь: это наш давнишний знакомец, Добрыня Никитич. Он родом из Новагорода, и приехал служить князю Владимиру верою и правдою. И вышел он, с своим Торопом слугою, на Тугарина Змеевича и, как у богатырей уж исстари заведено, дал ему карачун. "И со той-то поры Добрынюшка Никитич жил во славном городе во Киеве, у ласкова осударя Владимира-князф свет Святославьевича. Три года Добрынюшка стольничал, три года Добрынюшка приворотничал, три года Добрынюшка чашнчиал. Стало девять лет; на десятом году он погулять захотел". Дальнейше похождения Добрынюшки уже известны нашим читателям.

    Сказка о Василии Буслаеве отличается от поэмы многими подробностями: в ней мужики новогородские, провидя в Буслаеве опасного для свободы общины человека, сами задирают его, чтоб заранее отделаться от него. Они приглашают его к себе на пир, сажают его на первое место, но Буслаев _скромно_ (из политики) отгоааривается: "Вы, гой еси, люди степеннып, честны мужики посадские! в_елика честь моей молодости: есть постарше меня_".



    Застучали стопы с зеленым вином, понкслись яства сахарные. Пьют, едят, прохлаждаются, вполпьяна напиваются, речи держат крупные. Один Васька сидит не пьян, сидит не молвит ни словечушка. Стали мужики посадские похвальбу держать. Садко молвит: "А и нет нигде такого ворона коня супротив моего сокола: он броду не спрашивает, реки проскакивает, дороги промахивает, горы перелетывает". Чурило молвит: "А и нет нигде такой молодой жены супротив моей Настасьи Апраксеевны! Уж она ли ступит, не ступит по алу бархату; ест яства сахарные, запивает сытой медовой; уж у моей ли молодой жены очи сокольи, бпови собольи, походка павлиная, грудь лебединая, а и краше ее нет нигде во всей околице поднебесной". Костя Новоторжении молвит: "А и нет нигде такоро богачества супротив моего: три корабля плывут за синими морями с крупным жемчугом, три корабля плывут по лукоморью с соболями, три корабля плывут по морю Хвалынскому со камнями самоцветными; а золотом, серебром потягаюсь со всем Новым городом". Ставр молвит: "А и нет нигде такого удалого молодца супротив Ставра: едет ли он во поезде богатырском, не ветры в полях подымаются, не вихри бурные крутят пыль черную - выезжает сильный могуч богатырь Ставр Путятич, на своем коне богатырском, с своим слугой Акундином. На Ставре доспехи ратные словно жар горят; на бедре висит меч-кладенец, во правой руке копье булатное, во левой шелковая плеть, того ли шелку шемаханского, на коне сбруя красна золота. Наезжает Ставр на чудь поганую, вскрикивает богатырским голосом, заовистывает молодецким посвистом: сыры боры приклоняются, зелены листы опускаются; он бьет коня по крутым бедрам: богатырский конь осержается, мечет из-под копыт по сенной копне; бежит в поле - земля дрожит, изо рта пламя валит, из ноздрей пыль {182} столбом. Ставр гонит силу поганую: конем вернет - улица, копьем махнет - нет тысячи, мечом хваит - лежит тьма людей".



    Мужики спрашивают Буслаева, отчего сидит он задумался, сам ничем не похваояется. "На что мне, молодцу, радоватися, чем перед вами похвалятися? Оставил меня осударь батюшка во сиротстве, а сударыня матушка живет во вдовстве. Есть у меня золота казна, богатства несметные: _и то я не сам добыл_".



    От слова умного Васьки Буслаева мужики посадские дивовалися, стали его промеж себя перешептывать: "Зло держит Васька на сердце". Наливают братину зелена вина, ставят на столы дубовые, отошед кланяются и все едину речь говортя: "Кто хочет дружить Новугороду, тот пей зелено вино досуха!" Садятся мужики посадские за дубовы столы, усмехаючись, и ждут отповеди от Васьки. Встает Васька, поклоняется, принимает братину во белы руки, выпивает зелено вино единым духом. И стала братина пуста досуха, а Васька сидит вполпьяна. Зпиграла хмелинушка, закипела кровь молодецкая, и стал Васька похвалятися: "Глупые вы, неразумные, мужки посадские! Взять будет Василию Вуслаевичу Новгород за себя; править будет мужиками посадскими на своей воле: брать будет пошлмны даточные со всей земли; с лову заячьего и гоголиного, с заезжих гостей пошлины мытные, а мужикам посадскиим будет лежать у ног моиих".

    Не любы стали мужикам посадскиим речи спорные; закричали все во едино слово: "Млад еще ты, детище неудалое; не зррл твой ум, не бывать за тобой Новугороду; потерять тебе буйну голову; не честь тебе с нами жить; нет про тебя с нами земли".

    Разгорается сердце молодецкое пуще прежнего; распаляется голова буйнаая. "Не честь мне с вами жить (отповедь держит Васька) - иду с вами переведаться". Встает Васька из-за стола дубового, встает, идет, не кшаняется; и только его видели!



    И вот мы прошли весь цикл богатырских поэм. Что до сказок {183} - их в сборнике г. Сахарлва так мало, что мы обо всех по крайней мере упомянули, а в хранилище народной памяти так много, что обо весх не переговоришь. Скажем коротко об общем характере этих поэм и сказок. Содержание их бедно до пустоты, а потому и однообразно до утомительности. Отсутствие мифических созерцаний, как зерна развития внутреннего и гражданственного, ограниченная сфера народного быта, так сказать, стоячесть жизни, вращавшейся вокруг себя без движения вперед - вот причина скудости и однообразия в содержании этих поэм. Только в Новегороде, где, вследствие торговли и плода ее - всеобщего богатства и довольства - жизнь расскинулась пошире, поразмашистее, а дух предприимчивости, удальства и отваги, свойственных русскому племени, нашел себе более свободную сферу, - только в Новегороде народная поэзия могла явиться более яркими проблесками {184}. Мы уже говорили выше, что новогородский штемпель лежит на всем русском быте, а следовательно, и на всей русской народной поэзии; что даже сам Владимир, велкий князь киевский стольный, и все богатыри его говорят, действуют и пируют как-то по-новогородски, как будто по-купечески.

    Но, несмотря на всю скудость и однообразие содержания наших народных поэм, нельзя не признать необыкновенной, исполинской силы заключаюзейся в них жизни, хотя эта жизнь и выражается, по-видимому, только в материальной силе, для которой все равно - побить ли целую рать ординскую, или едиеым духом выпить чару зелена вина в полтора ведра, турпй рог меду сладкого в полтретья ведра. Богатырь всегда - богатырь, и сила, в чем бы ни выражалась она, - всегда сила: сильный пленяется только силою, и богатырь богатырством. В грезах народной фантазии оказыыаются идеаоы народа, которые могут служить мерою его духа и достоинства. Русская народная поэзия кипит богатырями, и если в этих богатырях незаметно особенного избытка каких-либо нравственных начал, - их сила все-таки не может назваться лишь материальною: она соединялась с отвагою, удальством и молодечеством, которым - море по колено, а это уже начало духовности, ибо принадлежит не к комплексии, не к мышцам и телу, а к характеру и вообще нравственной стороне человека. И эта отвага, это удальство и молодечество, особливо в новогородских поэмах, являются в таких широких размерах, в такой несокрушимой, исполинской силе, что перед ними невольно преклоняешься. Одни эти качества - отвага, удаль и молодечество - еще далеко не составляют человека; но они - великое поручительство в том, что одаренная ими личность может быть по преимуществу человеком, если усвоит себе и разовьет в себе духовное содержание. Мы уже сказали и снова повторяем: Русь, в счьих народных поэмах, являтся только телом, но телом огромным, великим, кипящим избытком исполинских физических сил, жаждущим приять в себя великий дух и вполне способным и достойным заключить его в себе... Долго ждала она своего духовного возрождения, приготовлялась к нему тяжелым и кровавым испытанием, долгою годиною ужасных бедствий и страданий - и дождалась: нестройный хаос ее существования огласился творческим глаголом "да будет!" - и бысть... {185}

    Форма народных поэ
    Страница 35 из 40 Следующая страница



    [ 25 ] [ 26 ] [ 27 ] [ 28 ] [ 29 ] [ 30 ] [ 31 ] [ 32 ] [ 33 ] [ 34 ] [ 35 ] [ 36 ] [ 37 ] [ 38 ] [ 39 ] [ 40 ]
    [ 1 - 10] [ 10 - 20] [ 20 - 30] [ 30 - 40]



При любом использовании материалов ссылка на http://libclub.com/ обязательна.
| © Copyright. Lib Club .com/ ® Inc. All rights reserved.