LibClub.com - Бесплатная Электронная Интернет-Библиотека классической литературы

В. Г. Белинский. Статьи о народной поэзии Страница 38

Авторы: А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

    т, да еще и родною кровью омоются, пощепанными саблями покроются?.. Пропадет, как порох из дула, та казацкая слава, что по всему свету дыбом стала, - что по всему свету степью разлеглась, протянулась, - да по всему свету шумом лесов раздалась, - Туречине да Татарщине добрым лихом знать далась, - да и ляхам-ворогам на копье отдалась?..



    Закрячет ворон, степью летучи,

    Заплачет кукушка, лесом скачучи,

    Закуркуют сизые креветы,

    Задумаются сизые орлы -

    И все, все по своих братьях,

    По буйных товарищах казаках!..



    Или их сугробом занесло, или в аду потопило: что не видно чубатых - ни по степям, ни по лугам, ни по татарским землям, ни по Черным морям, ни по ляшским полям?..

    Закрячет ворон, загрует, зашумит, да и полетит в чужую землю... Ан нет! кости лежат, сабли торчат, кости хрустят, пощепанные сабли бренчат...

    А черная, сивая сорока оскалилась и скачет... А головы казацкие - словно швец Семен шкуру потерял! А чубы - словно черт жгуты повил: в крови все посохли: то-то и славы набрались! {194}



    Это дифирамб исторической поэзии, это пафос патриотического сознания! Что перед одним этим отрывком скудный сборник всех русских исторических песен!..

    Донские казачьи песни можно причислить к циклу исторических, - и они в самом деле более заслуживают название исторических, чем собственно так называемые исторические руссие народные песни. В них весь быт и вся история этой военной общины, где русская удалб, отвага, молодечество и разгулье нашли себе гнездо широкое и привольное. Они и числом несравненно больше исторических песен; в них и исторической действительности больше, в них и поэзия размашистее и удалее. Взглянем бегло на те только, героем которых является Ермак.

    На Бузане-острове сидели атаманы и есаулы - Ермак Тимофеевич, Самбур Андреевич, Анофрий Степанович; они думушку думали крепкую про дело ратное, про добычу казацкую. Есаул кричит голосом во всю буйну голову: "А и вы, гой еси, братцы, атаманы казачие! У _нас кто на море не бывал, морской волны не видал, - не видал дела ратного, человека кровавого, от желанья те богу не маливались_; останьтесь таковы молодцы на Бузане-острове". И садилися молодцы во свои струги легкие, они грянули молодцы вниз по матушке Волге-реке, по протоке пл Ахтубе {195}.

    Какая широкая и размашистая поэзия, сколько в ней силы и просору душевного! {196} Но дальнейшее содержание этой песни мы расскажем своею прозою... Молодцам нашим повстречались двенадцать турецких кораблей - они взяли их в плен, а с ними и душу красну девицу, молоду Урзсмовну, дочь мурзы турецкого. Потом они повстречались с послом царским, Семеном Константиновичем, возвращавшимся из Персии с своими солдатами и матросами. _Казаки были пьяные, а солдаты не со всем умом_, попущалися на них дратися ради корысти своея. Не разобрав дела, посол выслал на казаков сто человек из своей свиты: Ермак велел своим бить их и бросать в Волгу. Казаки перебили всю посольскую свиту и самого посла, а все живтоы пограбили; приехали в Астрахань, назвались купцами, заплатили пошлины и пошли торговать без запрещения. Тем старина и кончилась - в первой песне.

    Но во второй мы видим результаты этой старины: во славном понизовом городе Астрахани, против пристани матки Волгиреки, наши молодцы снова сходились дуаать думушку крепкую. Ермак Тимофеевич говорил: "А и вы, гой еси, братцы, атаманы молодцы! не корыстна у нас шутка зашучена; убили мы посла персидского и всем животом его покорыстовались: и как нам на то будет ответствовать? В Астррахани жить нельзя; на Волге жить - ворами слыть; на Яик идти - переход велик; в Казань идти - грозен царь стоит, гршзен царь-осударь Иван Васильевич; в Москву идти - перехваченным быть, по разным городам разосланным и по темным тюрьмам рассаженным; пойдемте мы в усолья ко Строгановым, ко тому Григорью Григорьевичу, ко тем господам ко Вороновым - возьмем мы много свинцу, пороху и запасу хлебного". Дальнейшее содержание песни состоит в рассказе, как молодцы пошли в Сибирь, добрались до Тагиль-реки, до горы Магницкой, зимовали, настроили коломенок, наделали соломенных людей и, добравшись до Тоболя, обманули ими татар и выиграли великую битву; как Ермак Тимофеевич взял в полон Кучума, царя татарского; как Ермак, пошивши казакам шубы и шапки соболиные, приехал в Москву с повинной головою к грозному царю Ивану Васильевичу; как государь проощал Ермаку все вины его и снова посылал его в Сибирь - брать с татар дани, выхожы в казну государеву; как татары взбунтовались против Ермака и напали на него на Енисее, когда у него было казаков только на двух коломенках; и как в битве погиб хрвбрый и удалый завоеватель Сибири. "Он хотел перескочити на другую свою коломенку - и ступил на переходню обманчивую, правою ногою поскользнулся он - и та переходня с конца верхнего подымалася и на него опущалася, расшибла ему буйну голову и бросила его в тое Енисей быстру реку: _тут Ермаку такова смерть случилась_".

    Исключая поездки Ермака в Москву, на место есаула его Кольца, все остальное довольно правдоподобно для русской нартдной исторической песни. Впрочем, историческая верность - качество почти чуждое историческим русским песням. Причина очевидна: так как все явления исторической жизни старой Руси возникали как бы случайно, всякое само по себе, и не имели корня в политическом устройстве государства {17}, - то и казались народу сказочными явлениями. Оттого всякое историческое лицо для народа казалось мифом, и он делал из его жизни сказку. Так, в одной казацкой песне Ермак сидит в Азове в тюрьме, мимо которой случилось пройти турецкому царю Салтану Салтановичу (Ермак, видите, был послан к султану из Москвы с подарками, а мурзы, улановья ограбили его, да и посадили в темницу). Султан, одарив его златом, серебром, с честью отпускает в Москву; но донской казак "загулялся по матушке Волге-реке, не явился в каменну Москву".

    Солдатские песни образуют собою особый цикл народной поэзии. По форме своей они ничем не отличаются от других русских песен; но содержание их оригинальоо по русско-простонародному разумению европейских вещей и по смеси чисто русских выражений с терминами и словами из сферы регулярно-военного быта. Недостаток места {198} не позволяет нам распространиться о солдатских песнях, а потому ограничимся только выпискою одной из них, которая показывает, что великий преобразователь России прежде всех других своих подданных встретил к себе сочувствие в храбрых солдатах созданного им войска:



    Ах ты, батюшка светел месяц!

    Что ты светишь не по-старому,

    Не по-старому и не по-прежнему?

    Что со вечера не до полуночи,

    Со полуночи не до бела света,

    Все ты прячешься за облака,

    Укрывешься тучей темною.

    Что у нас было, на святой Руси,

    В Петербурге, в славном городе,

    Во соборе Петропавловском,

    Что у правого у клироса,

    У гробницы государевой,

    У гробницы Петра Первого,

    Петра Первого, Великого,

    Молодой сержант богу молится,

    Сам он плачет, как река льется,

    По кончине вскоре государевой,

    Государя Петра Первого;

    В возрыданьи слово вымолвил:

    "Расступись ту, мать сыра земля,

    Что на все ли на четыре стороны!

    Ты раскройся, гробова доска,

    Развернися, золота парча!

    И ты встань, пробудись, государь,

    Пробудись, батюшка, православный царь!

    Погляди ты на свое войско милое,

    Что на милое и на храброе:

    Без тебя мы осиротели,

    Осиротев, обессилели!" {199}



    Так называемые "удалые" песни должны следовать непосредственно за казацкими: что такое были казаки, как не удальцы, промышлявшие на Волге чем бог послал; и что такое быьи удальцы, как не казаки, тольо не имевшие определенного места для жительства? Существование "удальцов" не было улегитимировано правительственною властью, но было улегитимировано общественным мнением, - и потому в одной песне они сами про себя говорят:



    Мы по воры, - мы разбойнички:

    Атамановы мы работнички {200}.



    В подобных явлениях нет ничего унизительного для национальной чести, ибо в них виновато было неустройство и шаткость общественного здания, а совсем не национальный дух. Италия и Испания - классические страны разбойников: там эти господа еще недавно разгуливали {201} на улицах столичных городов, середи бела дня, и их боялись многие, но никто не презирал; с массою народа они всегда были даже в больших ладах. Теперь этого уже нет: {202} нация все та же, да порядок в обществе другой - вот и все. Теперь можно изъездить и исходить святую Русь вдоль и поперек с туго набитым бумажником: может быть, вас обокрадут или засудят, но уже не ограбят и не зарежут. А прежде было не так, особенно до эпохи Петра Великого. Стесненность и ограниченность условий общественной жизни, безусловная зависимость слвбого и бедного от произвола сильного и богатого, словом, _кошихинский_ {203} характер администрации и общественной нравственности: все это заставляло людей, чаще всего с силоными наьурами, искать какого бы то ни было выхода из тесноты и духоты на простор и приволье души. Низоуые страны, особенно степи, прилегающие к Волге и Дону, давали полную возможность для подвигов удальства и молодечества. И наши удальцы того времени никогда не были ни казаками, ни разбойниками, а всегда тем и другим вместе: они били басурманов, крепко держались православия, оберегали границы и иногда, при стесненных обстоятельствах, грабили и посланников царских, и бояр, и кто попадется. Подвиги этих витязей такого рода никогда не были запечатлены ни зверством, ни жестокостию: они были удальцы и молодцы, а не злодеи. Конечно, опи не отличались и идеальным рыцарством; но можно ли было требовать рыцарства в те варварские времена, когда и войны походили на грабеж и разбой, когда скмо правосудие было свирепо и кровожадно? Повторяем: наши удальцы не были по крайней мере хуже всех других сословий своего времени, если не были лучше их. При дурной общественности падшие души часто бывают самые благороднейшие по своей натуре
    Страница 38 из 40 Следующая страница



    [ 28 ] [ 29 ] [ 30 ] [ 31 ] [ 32 ] [ 33 ] [ 34 ] [ 35 ] [ 36 ] [ 37 ] [ 38 ] [ 39 ] [ 40 ]
    [ 1 - 10] [ 10 - 20] [ 20 - 30] [ 30 - 40]



При любом использовании материалов ссылка на http://libclub.com/ обязательна.
| © Copyright. Lib Club .com/ ® Inc. All rights reserved.