LibClub.com - Бесплатная Электронная Интернет-Библиотека классической литературы

В. Г. Белинский. Статьи о народной поэзии Страница 7

Авторы: А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

    и_". - "Матери? - восклицает в изумлении Фауст: - матеир! матери! - повторяет он - это так странно звучит..." - "Богини, - продолжает Мефистофеьь, - неведомые вам, смертным, и неохотно именуемые, нами. Готов ли ты? Тебя не остановят ни замки, ни запоры; тебя обоймет пустота. Имеешь ли ты понятие о совершенной пустоте?" Фауст уверяет его в своей готовности. "Если б тебе надо было плыть, - продолжает снова Мефистофель, - по _безграничному_ океану; если б тебе надобно было созерцать эту безграничность, ты увидел бы там по крайней мере стремление волны за волною, ты увидел бы там нечто, ты увидел бы на зелени усмирившегося моря плескающихся дельфинов, перед тобою ходили бы облака, солнце, месяц, звезды; но в пустой, вечно пустой дали ты не увидишь ничего, не услышишь своего собственного шага, ноге твоей не на что будет опереться". Фауст непоколебим: - "В твоем _ничто_, - говорит он, - я надеюсь найти _все_" (In deinem Nichts hoff ich All zu finden).

    Мефистофель после этого дает Фаусту ключ. "Ступай за этим ключом, - говорит он ему, - он доведет тебя до _матерей_". Слово "матери" снова заставляет Фауста содрогнуться. "_Матерей_! - восклицает он, - как удар, поражает меня это слово! Что это за слово такое, что я не могу его слышать?.." "Неужели ты так ограничен, - отвечает ему Мефистофель, - что новое слово смущает тебя?.." Мефистофель потом дает ему наставления, как он должен поступать в своем дивном путешествии, - и Фауст,_ощутив новые силы от прикосновения к волшебному ключу, топнув ногой, погружается в бездонную глубь. "Любопытно, - говорит Мефистофель, оставшись один, - возврстится ли он назад?" Фауст возвратился, и возвратился с успехом. Он вынес с собою из бездонной пустоты треножник, тот треножник, который был необходим для того, чтоб вызвать в мир действительный красоту в лице Париса и Елены {42}.

    Этот поэтический миф Гете, или, лучше сказать, эта поэтическая апофеоза самого отвлеченного понятия, очень ясно говорит уму своею образностию. Подобно Фаусту, всякий, в ком воля способна возвышаться до самоотречения, отважпвшись ринуться в безграничную пустоту - таинственное местопребывание царственных матерей всего сущего, - вынесет оттуда с собою волшебныйй треножник всяческого знания и всяческой жизни {43}. Из пустоты возвратится он в высшую действительность, в ничто найдет все: ибо что же и все, как не ничто, ставшее действительностию, как не бестелесные "матери", воплотившиеся в миры?.. Общее, то есть идея, чтоб перейти из сферы идеальной возможности в положительную действительность, должно было перейти чрез момент отрицания своей общонсти и стать особным, индивидуальным и личным. И это общее, обособившись в планете и предметах ископаемого и растительного царства природы, начало индивидуализироваться в предметах царства животного. Мы уже выше сказали, что как обособление, так и индивидуализирование общего в природе совершалось в правильной постепенности восхождения от низшего _рода_ и _вида _к высшему роду и виду. Цель этого творчества движения была - сознание, возможное только для личности, для субъекта, до которых общее достигло, став _человеком_. Но как природа была, так сказать, бессильна вдруг достичь своей цели, став человеком, то стремление ее к средству сознания - личности, началось с низших моментов; сперва с обособления (планеты, минералы, растения), потом индивидуализирования (животные); переходя от низшего к высшему, прироа ознаменовала свое творческое стремление стпойным рядом существ постепенно приближающихся к человнку. Явно, что орангутанг был последнею неудачною попыткою ее сознать себя, после которой ей уже было возможно достичь последнего, высшего, абсолютного типа существ - _личности, субъекта, человека_ и что, достигши цели своего стремления, она вдруг как бы лишилась своей творческой силы и деятельности, как уже более ие имеющей цели, а потому и ненужной.

    Человеком оканчивается царство природы, и им же начинается царство духа. Мы видели, что в природе общее (идея) является в родах и видах веществ и существ: теперь посмотрим, как оно является в человеке.

    Что такое общечеловеческое? Разумеется, то, что составляет общий интерес всех и каждого, то, что всех волнует, во всякшм находит отзыв, служит невидимым рычагом деятельности всех и каждого. "Стало быть - _деньги_! - воскликнет иной читатель. - Чему же другому и быть!" Нн спорим с теми, кто уже так глубок в этом убеждении, что его нельзя переспорить; но для многих других, еще не слишком крепких в подобном веровании, и для немногих, совершенно чуждых ему, скажем несколько слов об "общем" людей. Так как общее людей есть то, что связывает людей между собою, то не спорим, что и взаимные нужды и отношения суть общее. Но это еще не то общее, о котором говорим мы: есть между людьми другое высшее, благороднейшее, достойнейшее их общее: это - _любовь_. Но любовь есть только чувство, и потому что-то инстинктуальное, невольное и бессознательное. Любовь как чувство свойственна и животным, в половых и семейных отношениях. Любовь человека должна быть выше, а для этого она должна бчть сознательною, должна иметь разумное содержание. Вы, читатель, имерте друга; он погибает, - и вы спасете его с опасностию собственной жизни или с пожертвованием собственного благосостояния. Это высокий и прекрасный подвиг, но это еще не любовь, а только действие любви: любви должно искать в причинах вашей любви к другу, в том, что связывает вас с ним дружбою. Мы нисколько не отвергаем действительности фатка, что и величайшие злодеи иногда погибают друг за друга; но причина этого - привычка считать жизнь ни за что и еще более - взаимная нужда друг в друге, то есть сперва бессознательность ожесточения, а потом эгоизм: следственно, тут о любви нечего и говорить. Связывают людей еще и общие страсти, пристрастия, привычки, как-то: вино, карты, сплетни и проч.; но в подобного рода связях не бывает примеров самоотвержения. Итак, ваша любовь к другу, доказанная самопожертвованием, должна же на чем-нибудь основыватьчя, вы за что же нибудь должны любить вашего друга, а он вас, словом, между вами должно же быть что-нибудь _общее_?.. Так, - и, уж конечно, это общее - то, что составляет человеческое достоинство, что делает человека человеком, что называется благом, истиною, красотою, долгом, обязанностию, знанием и т. п. А благо, истина ,красота, долг, честь, слава, доблесто, знание, все это - идеи, следсьвенно, все это "общее". И потому, любя вашего друга, вы любите в нем це что-нибудь частное, случайное, ему одному принадлежащее (как, например, цвет волос, голос, лицо), но тот Прометеев огонь, то божественное начало, которое есть оющее наследие человеческой натуры, словом - идею. Вы скажете, что, несмотря на то, вы все-таки любите и лицо, и голос, и поступь, и манеры, и всю непосредственность вашего друга: оно так и должно быть, ибо в том-то и состоит взаимное отношение общего к особному и особного к общему, что они в чеьовеке не приклеиваются друг к другу внешним образом, так что можно было бы сказать, что в нем общее и что особное, но взаимно проникают друг друга, неразрывно, органически сливаются друг с другом. Человек состоит из тела и души, но ведь нельзя же сказать: вот в нем тело, а вот душа; доселе анатомия и физиология еще не нашли (и никогда не найдут) места в теле, где живет душа, и как тело без души, так и душа без тела есть отвлеченное понятие, а не действительное явление, не человек. Чем более проникнут человек общим, тем разительнее достоинство и прелесть его личности, тем он оосбнее, так сказать, и мы, думая любить его за черты лица или голос, любим его за душу, а дкмая любить за душу, любим за лицо, речь и манеры. Определительно на этот счет можно сказать только то, что особное получает свое достоинство исключительно от, общего и что любить можно только идею. Нам возразят, что есть люди, которые одарены сильною способностию любить и которые часто устремляют свою любовь на предметы, не совсем достойные ее, или видя в них мнимые достоинства, или просто по привычке, или вследствие особенной обстановки обстоятельств. Это ничего не доказывает, кроме бессознательности. Позорно в человеке отсутствие всякого чувства; но любовь всегда есть признак человеческого достоинства, на какой бы ступкни ни стояла она; высшая же, действительная люловь есть любовь сознательная, разумная {44}.

    Назначение каждого человека - развить в себе все человеческое, общее, и насладиться им. Все люди имеют равное право на дары духа, - разумеется, в той мере, в какой каждый из них,, по своей натуре, может вместить в себе. Но есть особый род людей, которые по преимуществу могут назваться любимцами неба: это - великие исторические действователи. История, некоторым образом, представляет собою явление, параллельное природе: как в природе общее является в родах и видах, так в истории это общее является в избранниках судеб божиих. Они выражают своею личностию все, что составляет сущность народа или человечества в их эпоху; они страдают и блаженствуют за мильоны; они - олицетворенная идея, "личное общее" своего времени. И потому их личности не суть что-нибудь преходязее, но вечное, никогда не умирающее. Они представляют собою "общее", и потому до них всем и каждому дело, всякая живая душа откликнется на их имя, все интересуюются их участью, даже малейшими подробностями их частной жизни. Заговорите с последним безграмотным и полудиким ручским мужичком в глуши отдаленной провинции, заговорите с ним о Петре Великом, о Наполеоне, - и он будет вас слушать, будет с участием вас расспрашивать. "Что ж ему Гекуба?" {45} - спрашииваете вы вопросом Гамлета... "Общее, общее!" - отвечаю я вам. В чем бы ни проявилось оно - в исполинской ли мысли Петра преобразовать народ; в исполинской ли мысли Наполеона дать законы всему миру; в исполинской ли художественной деятельности Шекспира; в ужасающем ли патриотическом фанатизме Брута, палача горячо любимых детей своих; в религиозном ли рвении Иоанна Гуса; {46} и как бы ни кончилось оно - полною ли победою и полным оправданием при жизни, островом ли св. Елены {47}, полнотою ли славы при жизни, сделавшейся в тягость, костром ли, - оон
    Страница 7 из 40 Следующая страница



    [ 1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ] [ 14 ] [ 15 ] [ 16 ] [ 17 ]
    [ 1 - 10] [ 10 - 20] [ 20 - 30] [ 30 - 40]



При любом использовании материалов ссылка на http://libclub.com/ обязательна.
| © Copyright. Lib Club .com/ ® Inc. All rights reserved.