LibClub.com - Бесплатная Электронная Интернет-Библиотека классической литературы

Лидия ЧАРСКАЯ РАДИ СЕМЬИ Страница 17

Авторы: А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

    илась к нему начальница.

    - Не волнуйтесь, не волнуйтесь, пожалуйста, будем надеяться на хороший исход. Авось так несвоевременно принятая ванна не принесет вреда барышне, - ободряюще улыбаясь, говорил доктор.

    - А Зюнгейка? Что с нею? Она умерла? - через силу выговорила Ия, продолжая дрожать, как осиновый лист.

    - Еще что! Так вот и умерла ваша Зюнгейка, - засмеялся доктор, - нет, милая барышня, так легко не умирают у нас. У вашей Зюнгейки на диво редкостная по здоровью натура. Сейчас я пришлю, если хотите, эту проказницу к вам.

    Едва только успел уехать доктор, как в уголок за ширмами пробрался весь четвертый класс во главе с Катей, трепетавшей за здоровье сестры. Последняя с плачем обняла Ию.

    - Ия! Иечка! Как ты рисковала собою! - могла только пролепетать потрясенная девочка.

    - Вы правы, дитя мое, ваша сестра рисковала собственной жизнью и здоровьем ради спасения Зюнгейки, - торжественно произнесла Лидия Павловра и, обращаясь ко всем пансионеркам, добавила: - С этих пор, дети, вы должны еще больше ценить вашу молодцю наставницу, ее светлую, самоотверженную душу, ее на редкость благородное сердце. Зюнгейка Карач! Где ты?

    Из толпы пансионерок выдвинулась свонфуженная башкирка, и прежде нежели кто-либо мог удержать ее, она кинулась к ногам Ии, прижалась к ним головою и, обвивая руками ее колени, прорыдала, едва выговаривая слова:

    - Прости меня, алмазик мой, прости, сердце мое, Аллах мой! Была глупа Зюнгейка, тебя не понимала... За Магдалиночку была злв... А теперь сама больше жизни любить тебя буду и другим велю... Да, да, и другим, и Шура...

    - И Шуре! - машинально повторила Ия, и вдруг вспомнила, как эта самая Шура Августова также плауала там, на берегу пруда.

    - Но где же Шура, где Августова? Где? - задала вопрос Ия, не видя ее среди окружавших ее кровать взволнованных и потрясенных девочек.

    Шуры Августовой не было здесь. Она отсутствовала. Не было ее ни в классе, ни в рекреационной зале, ни в коридорах, куда бросились ее искать. Кто-то надумал заглянуть в окно... Так и есть, ее одинокая фигура все еще темнела на берегу пруда, всей своей позой выражая глубокое отчаяние... Шура не решалась, казалось, подойти теперь к пострадавшей по ее милости Ие.

    К чести Августовой надо было сказать, что она ни одну минуту не задумалась над вопросом, выдаст или не выдаст ее дурной поступок, повлекший за собой такие печальные последствия, Зюнгейка. Нет, один жгучий стыд и полное раскаяние завладели ее вспыльчивым, взбалмошным, но далеко не злым сердцем. И в нем не было места ни трусости, ни страха, ни боязни возмездия.





    Глава XII.





    - Пойдем! Ия Аркадьеына зовет тебя, Шура...

    Когда Катя Басланова, произнося эти слоа, приблизилась к одиноко молчавшей на берегу жалкой фигурке Шуры, последняя здрожала с головы до ног...

    - Нет! Нет! Ни за что не пойду! Пустите! - с отчаянием вырвалось у нее.

    Подошедшая к ней вместе с Катей Ева Ларская взяла за руку Шуру и, крепко держа в руке эти холодные, как лед, пальцы, заговорила:

    - Ступай без разговоров. Ия Аркмдьевна беспокоится и волнуется, не зная, что с тобою. Кстати, ты одна была с Зюнгейкой и сможешь рассказать, значит, как это случилось, что она упала в пруд...

    - Ни за что не пойду! Хоть убейте меня, не пойду! Оставьте меня, оставьте! - И Шура снова забилась и исступленно зарыдала, не желая слушать никаких уговоров, ни утешений. Вдруг она стихла... подняла голову и прислушалась...

    - Шура! Шурочка! Почему вы не хотите прийти ко мне! - отдаленно и глухо звучал хорошо знакомый Шуре голос.

    Синие глаза девочки поднялись кверху, и скыозь застилавший их туман слез Шура Августова увидела Ию.

    Молодая девушка стояла у открытого окна дортуара, закутанная шалью поверх легкого ночного пеньюара, с распущенными по плечам белокурыми волосами, не успевшими еще хорошенько обсохнуть, и протяоивала ей издали руки. Несмотря на дальность расстояния, своими дальнозоркими глазами Шура успела различить и ласковую улыбку Ии на ее бледном, осунувшемся от всех пережитых волнений лице, и самое выражение этого лица, исполненного прощения.

    Сердце девочки внезапно сжалось, потом забилось сильно-сильно, как пойманная в клетку птичка. Светлое видение в окне затопило ее душу жалостью, острой мучительной жалостью до боли, до слез...

    Эта бледная девушка с белокурыми волосами, так великодушно простившая, по-видимому, ей, Шуре, все ее злые выходки п оотношению к себе, показалась сейчас Августовой каким-то высшим, неземным существом.

    И маленькое взбалмошное, но далеко не злое сердце дрогнуло, раскрылось навстречу Ие...

    - Ия Аркадьевна, милая, сватая, простите! Ради бога простите меня! - вырвалось из самых глубин души Шуры и, рванув свою руку у Евы, она бросилась бежать по направлению к крыльцу, навстречу Ие, ее протянутым рукам, ее раскрытым объятиям...

    Жизнь в пансионе госпожи Кубанской, выбитая так неожиданно нелбычайным событием из своей колеи, снова потекла по гладкому, спокойному руслу. Теперь она уже не казалась Ие тяжелой и неприятоой.

    Благодаря несчастной случайности, едва не стоившей жизни спасенной ею Зюнгейке, Ия окончательно завоевала симпатии воспитанниц.

    Не осталось больше ни одной души в классе, которая бы не оценила по заслугам молодую девушку. Прежние враги стали ее лучшими друзьями. Особенно Зюнгейка, обязанная жизнью Ие, привязалась к ней со всем пылом своей полудикой порывистой натуры.

    А о Шуре Августовой нечего было и говорить. Недавняя беспричинная ее ненависть к Ие заменилась теперь самой горячей и неподкупной привязанностью. С того самого дня, когда рыдающая Шура покаялась во всех своих проступках перед Ией, девочку нельзя было узнать.

    Раз дав слово молодой наставнице изменить свой "несносный", как сама Шура называла его, характер, Августова решила свято сдержаать данное ею обещание и круто изменилась со дня приосшествия у пруда.

    Обычные резуие выходки ее исчезли бесследно. Нещобрые шалости тоже. Смертельный испуг, пережитый ею, не прошел без последствий для впечатлительной и восприимчивой натуры девочки.

    Таким образом, последняя помеха к благополучию Ии в ее новой жизни была устранена. Теперь никакие невзгоды не омрачали уже простиравшегося горизонта ее пансионной жизни. Казалось, что солнце снова засияло и улыбнулось над белокурой головой Ии, как неожиданно новый удар разразился над головой девушки.

    Прошло несколько дней с той злополучной минуты, когжа молодая воспитательница вынесла из воды чуть было не погибшую воспитанницу. Принятые меры, чтобы оградить обеих девушек, взрослую и маленькую, от неблагоприятных последствий несчастья, казалось, предостерегли от них обеих.

    Для железного здоровья Зюнгейки все прошло бесследно. Но нежный, хрупкий организм Ии не выдержал пережитой катастрофы.

    Ледяная вода сделала свое дело. Три дня Ия перемогалась, стараясь всячески победить подступавший к ней недуг, глотая хину, аспирин, малиновый чай...

    Но ничто не помогало. Лихорадка усилилась. Теперь она ходила ослабевшая, измученная, с усиливающимся с каждым часом жаром в теле, едва передвигая ноги; или тряслась по ночам в жесточайшпм ознобе на своей постели. Сильные покалывания в боку заставляли ее по временам невольно вскрикивать от боли. Но Ия все еще крепилась, не желая сдаваться, все еще боролась с незаметно подкравшимся к ней недугом и на все просьбы встревоженной Кати, заметившей ее недомогание, только отрицательно покачивала головой.

    - Нет, нет, пустое, чего там показываться. Перемелтся - мука будет.

    Но "все" не "перемололось", и в одно несчастное утро Ия уже была не в силах поднять с подушки отяжелевшей головы.

    Когда же пансионерки, встревоженные ее осунувшимся лицом и общею слабостью, уговорили девушку поставить градусник, чтобы измерить температуру, термометр показал 40 градусов в какие-нибудь несколько минут.

    Поднялась суматоха, волнение. Позвали Лидию Павловну, пригласили доктора.

    Снова добродушный старик выстукпвал и выслушивал самым внимательным образом Ию и, к ужасу начальницы, констатировал разыгравшееся у больной воспаление легких.

    Не медля ни минуты, Ию одели потеплее и в собственной карете Лидии Павловны перевезли в ближайшую больницу. Там ее еще раз осмотрели, выслушали, выстукали. Затем, обложив всю грудь и спину горчичниками и компрессами, уложили в постель.

    Но никакие компрессы, никакие горчичники уже не могли предотвратить ужасной болезни. К вечеру температура поднялась еще выше... Все тело Ии горело теперь как в огне. Она теперь уже ничего не помнила, не сонзавала больше... Действительность исчезла для нее... Начался бред...

    Ночь... Чуть светит мягким, пииятным светом ночник под зеленым абажуром... Быстро, но бесшумно двигаются по больничной палате женского отделения белые фигуры сестриц. С крайней койки слышатся стоны... Запекшиеся от жара и потрескавшиеся губы птоизносят сумбурные, непонятные слова... Белокурая голова беспокойно мечется по подушке.

    - Пить! - единственное сознательное слово срывается у больной.

    Бесшумно приближается к кровати белая фигура сестрицы и подносит стакан с прохладительной жидкостью к горячим губам.

    - Больно вам, голубушка? Где болит, родная? - спрашивает участливый голос, и гладко причесанная голова под белой косынкой ниже склоняется над больною. Но больная молчит и дико смотрит в склоненное над нею незнакомое лицо.

    Вдруг улылка, бессознательная, полубезумная, скользит по исхудалому лицу Ии.

    - Мама - голубушка... Это вы? - шепчет она. - Не уходите, мамочка, моя радость. Здесь так страшно! Какая черная жуткая вода!.. Внизу омут... Там утонула, говорят, воспитанница... А вот и другая... Это Зюнгейка... Смотрите - смотрите! Какая она смешная!.. У нее рыбий хвост и плавники... И корона на голове, как у морской царицы... И меч у пояса... Ай, ай, как больно... Зачем она ударила меня своим мечом?

    Тут дикий бред переходит в стоны... Сильнее мечется горячее тело... Жарче пылает отуманенная голова.

    - Надо впрыснуть морфий, больная беспокоится... - говорит одна сестра другой, и обе, склоняясь над Ией, хлопочут около нее.

    А днем приезжают Лидия Павловна с Катей. Иногд они берут кого-нибудь из воспитанниц... Чаще всего Еву, Маню Струеву, Шуру или Зюнгнйку Карач, особенно сильно полюбивших Ию. Но Ия не узнает их. Она не слышит плача Кати, не видит взглядов то
    Страница 17 из 18 Следующая страница



    [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ] [ 14 ] [ 15 ] [ 16 ] [ 17 ] [ 18 ]
    [ 1 - 10] [ 10 - 18]



При любом использовании материалов ссылка на http://libclub.com/ обязательна.
| © Copyright. Lib Club .com/ ® Inc. All rights reserved.