LibClub.com - Бесплатная Электронная Интернет-Библиотека классической литературы

Лидия ЧАРСКАЯ РАДИ СЕМЬИ Страница 8

Авторы: А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

    нельзя._Дайте же по крайней мере договорить Шуре. Августова, рассказывай все, что слышала, по порядку. Ну!..

    Голос Евы Ларской звучит по обыкновению властными нотками. Но то, что возмущает в ней в иное время ее одноклассниц, теперь походит незамеченным ими. Сейчас не до "тона". Открытие, сделанное сейчас этой всеведущей и вездемущей Шурой, настолько захватило девочек, что все остальные вопросы отодвигаются далеко назад. Шура Авгуатова внезапно делается центром внимания целого отделения. Ее берут по руки и ведут на кафедру. Перед нею расступаются, дают дорогу. Она сама взволнована больше остальных. Ее синие глаза горят. Вся она дрожит от волнения.

    - Да, да, mesdames, - звенит ее трепещущий голос. - Да, да! Они и сейчас еще там. До сих пор совещаются. Досадно, что я не могла дослушать всего до конца. Но то, что слшыала, - это правда. Я вам сказала наспех, теперь расскажу подробно: я шла в перевязочную, уколола пером нечаянно палец. Вхожу в коридор. Вижу стоит "сама" и идол этот бесчувственный. "Сама" слушает, идолище говорит: "Не могу, - говорит, - никакие нервы не вынесут. Нельзя так мучить детей. Они и так слишком впечатлительны. А тут эти слезы. Эти бессонные ночи. Тут никакое железное здоровье не выдржит. Если она решила уехать, то пусть сделает это, не откладывая в долгий ящик, не мучая понапрасну девочек долгими проводами. - И потом (это опять она, идолище наше, говорит): - Я нахожу вредным продолжительное присутствие больной в одной комнате со здоровыми детьми, а особенно ночью. Они дышат одним воздухом. Ведь чахотка, а она, очевидно, у моей уважаемой предшественницы, заразительная болезнь..."

    - Так и сказала

    - Так и сказала, как отрезала.

    - Ну, ну! Дальше, дальше...

    - А еще, говорит, эти бессонные ночи и бесконечные слезы могут вредно отразиться на занятиях детей. Какие могут пойти им в голову уроки, когда организм их отравляется принудительными бессонницами и частыми слезами...

    - Ну?

    - Ну, говорит: "Если вы, Лидия Павловна, откажете посодействовать скорейшему отъезду Магдалины Осиповны, придется уехать мне".

    - Так и сказала?

    - Дословно.

    - Шурка, а ты не врешь?

    - Глухова, вы здоровы? Как можно клеветать так на честного человека? - и синие глаза мечут молнии по адресу не в меру недоверчивой товарки.

    - Молчите же, mesdames, дайте докончить "честному человеку", - вступается успевшая вскочить на край кафедры Маня Струева, сверкая оттуда на всех своими разгоревшимися от любопытства голубыми глазенками.

    - Говори, Августова, говори!

    - Что говорить-то, mesdames? Уж, кажется, все сказано. Идолище выгоняет нашу кроткую Магдалиночку. Ускоряет ее отъезд. Ясно кажется сказала: "Она или я"?

    - А "сама" что же?

    - А "сама" раскисла. В первый раз, понимаете ли, нашу "Лидочку" такой кисляйкой увидела. Сама красная, как помидор, глаза бегают, как у мыши, а поет-то сладко, сладко: "Нет, - поет, - я не допущу, чтоб вы уехали. Нам, - поет, - нужны такие сильные , здоровые натуры. Такие трезвые, как ваша..."

    - Да она с ума сошла! Аллах наш, Магдалиночка, тоже ведь в рот вина не берет, - вынырнув откуда-то из-под руки соседки, завизжала Зюнгейка, захлебываясь от негодования. Все невольно смеются ее наивности. Ева мерит дикарку уничтожающими взглядами.

    - Боже, как глупа эта Карач, если думает, что трезвой натурой называется только такая, которая не пьет вина! - И, повернувшись всем корпусом к девочке, она говорит, отчеканивая каждое слово и сопровождая слова свои взглядом презрительного сожаления: - Лучше бы ты оставалась в твоей степной деревне, право, Зюнгейка, и выходила бы замуж за какого-нибудь бритоголового малайку (мальчишка по-башкирски). А то привезли тебя сюда, учиться отдали в пансион, четыре года зубришь тут разные науки, а ума у тебя ни на волос. Написала бы твоему отцу, возьмите, мол, все равно толку не будет.

    - Мой отец - важный господин, - произнесла, вздрагивая от охватившей ее тщеславной гордости, Зюнгейка, - у него четыре медали на груди: от прежнего царя две, да две от теперешнего. Он всеми деревнями заправляет, во всем уезде стоит большим старшиною. И дочка его не может быть неученая. Отец говорил, мать говорила, когда Зюнгейку отвозили сюда в большую столицу: учись, Зюнгейка, умной будешь, ученой будешь. Большие господа к отцу приезжать в селение будут, их принимать будешь.. Генералов важных со звездами на груди разговорами занимать станешь. Чаем поить, кумысом... А ты меня оскорблять хочешь, - с неожиданной обидчивостью заключила свою речь девочка.

    - Никто тебя не обижает, дурочка...

    - Довольно, mesdames, не в этом дело. До пререканий ли тут, когда идолище нашего ангела выкуривает! - И Маня Строева, размахивая руками, ловко спрыгнула с кафедры в самый центр шумевшего и волнующегося кружка. Оттуда вскочила одним прыжком на парту.

    - Mesdames, что же делать? Что делать, говорите! - послышались растерянные голоса.

    - Проверить, убедиться сначала, что это не утка, что действительно Басланиха потребовала скорейшего исчезновения Магдалиночки и тогда - бойкот! - произнес чей-то убедительный голос.

    - Бойкотировать Басланову! Выражать ей на каждом шагу свое презрение, - подхватили другие.

    - Я ей стол чернилами оболью, - сорвалось с губ башкирки, - отомщу за Аллаха моего, за алмаз сердца - Магдалиночку. Или булавку воткну ей в сиденье стула.

    - Ну не глупая ли ты девчонка после этого? - с негодованием вырвалось у Евы. - Ну сделаешь гадость Баслановой, и сама в три часа вылетишь из пансиона. И не придется тебе чаем и кумысом поить твоих генералов со звездами... Согласись сама, что глупо придумала ты все это, Зюнгейка, - закончила Ева, насмешливо поглядывая на сконфуженное и растерянное лицо башкирки.

    - А сама-то ты, Ларская, теперь не будешь идти против класса? - обратилась к ней вызывающе Шура Августова.

    - Пока что я остаюсь при особом мнении, messames; нужно еще убедиться в достоверности факта. Да и потом я не вижуу причины бойкотировать Ию Аркадьевну. Она, по-моему, отчасти права, Магдалиночка - ангел, но ангел, не лишенный чрезмерной сентиментальности и уж такой мягкосердечности, из-за которой все вы распустилрсь и стали совсем как уличные мальчишки.

    - Что? Да как ты смеешь? Сама-то хороша, пожалуйста, не важничай! Воображаешь, что из-за дяди-сановника все твои дерзости будут сходить тебе с рук. Сама в трех учебных заведениях побывала, прежде чем попала сюда. И смеет еще сравнивать нас с уличными мальчишками! Выскочка, сановница, терпеть не можем тебя, - зазвучали негодующие глооса вокруг Евы.

    Последняя, как ни в чемн е бывало, сложила руки на груди и оглядывала толпившихся вокруг нее рассерженных девочек спокойными насмешливыми глазами.

    А девочки волновались все больше и кричали все громче с каждой минутой.

    - Бойкот! Бойкот! Если то, что передала Шура, - правда, будем бойкотировать идолище бесчувственное, станем изводить ее на каждом шагу. Выражать ей свое презрение, антипатию, ненависть. Пусть почувствует, как дорога нам была Магдалиночка наша, как мы все любили нашего ангела! Да, любили, любили, как никого.

    Вдруг неожиданно стихли крики. Одна Маня Струева, взобравшаяся с ногами на парту, кричала еще что-то, повернувшись спиною к двери.

    - Шшш! - зашикали на нее подруги. - Струева, слезай! Слезай скорее! Лидия Павловна!

    Действительно, в дверях класса показалась мигиатюрная фигурка начальницы. За нею была видна стройная фигура Ии.

    - Струева, - строго обратилась Лидия Павловна к расходившейся Мане. - Бог знает, что у вас за манеры. Барышни не должны скакать по стоам и кричать на всю улицу. Стыдитесь, что до сих пор, несмотря ни на какие старания с нашей стороны, вы остались таким же отчаянным мальчишкой-сорванцом, каким и поступили в наше уважаемое всеми учебное заведение. Да, Магдалина Осиповна была действительно через меру добра к вам. И нужно приложить много усилий, чтобы подтянуть вашу распущенность. О ней, именно о нашей уважаемой насоавнице, я и пришла сообщить вам, дети. Здоровье Магдалины Осиповны так пошатнулось за последнее время, что обстоятельства вынудили ее внезапно собраться и уехать. Она просила передать вам свой прощальный привет, дети. Вы не увидите ее, по всей вероятности, вплоть до ее возвращения из Крыма.

    Дружное "ах", вырвавшееся из уст двадцати девочек, легким вздохом пронеслось по классу.

    - Она уехала! Мы ее не увидим! Ее бессовестно удалили раньше установленного срока из пансирна! - Вот какова была мысль, мелькнувшая в каждой из присутствовавших здесь юеых головок. И словно по мановению волшебного жезла глаза пансионерок сразу обратились в сторону Ии.

    - Вот та, из-за которой принуждена была уехать внезапно эта милая, кроткая Магдалиночка! - Прогеслось новою мыслью в юных головках. И сколько явного, плохо скрытого под маской корректности негодования отразили все эти светлые и темные глазки!

    Ия стойко выдержала недоброжелательные взгляды своих будущих воспитанниц. Спокойно, без тени смущения смотрели ее серые строгие глаза. И только когда кто-то громко зарыдал в углу класса, она, не торопясь, прошла туда, склонилась над плачущей и своим ровным, спокойным голосом негромко проговорила:

    - Полно отчаиваться и горевать понапрасну... Если вы действительно любите вашу Магдалину Осиповну так силльно, как говорите, то вы должны только радоваться тому, что она нашла возможность уехать на юг для лечения. - И, обращаясь уже ко всему классу, добавила, повышая голос: - Приготовьте ваши тетради, дети, сейчас начнется письменная работа по русскому языку. Господин Вадимов уже пришел.

    И как ни в чем не бывало она заняла свое место за маленьким столом у окна.





    Глава VII





    Это был пестрый, бргатый впечатлениями день. Ужп в то время, пока учитель русской словесности Алексей Федорович Вадимов, высокий желчный старик, ярый поклонник классикоы и гонитель всяких новшеств в литературе, задавал тему нового классного сочинения и, стоя у доски, писал на ней мелом план работы, Ия поймала несколько обращенных по ее адресу взглядов, полных откровенной ненависти и вражды. Она сделала вид, что не обратила на них ни малейшего внимания.

    Но вот Вадимов написал план и приблизился к ней.

    - Познакомимся, барышня. Вы заместительница Магдалины Осиповны, - протягивая руку Ие и резко встряхивая ее нервным пожатием, произнес он отрывисто: - Что ж, дело хорошее... Де
    Страница 8 из 18 Следующая страница



    [ 1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ] [ 14 ] [ 15 ] [ 16 ] [ 17 ] [ 18 ]
    [ 1 - 10] [ 10 - 18]



При любом использовании материалов ссылка на http://libclub.com/ обязательна.
| © Copyright. Lib Club .com/ ® Inc. All rights reserved.