LibClub.com - Бесплатная Электронная Интернет-Библиотека классической литературы

ЛИДИЯ ЧАРСКАЯ ПРИЮТКИ Страница 9

Авторы: А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

    ю синел густой непроходимой стеной лес... Любимый лес Дуни!

    Крошечная колокольня бедной церковки с прилегающим к ней погостом довершали сходство с родной Дуниной деревушкой, заставляя маленькое сердчишко приютки биться удвоенным темпом восторга и неожиданной радости.

    Чтобы хорошенько рассмотреть знакомую ей милую картниу, не отдавая себе отчета, Дуня быстро сбросила с ног неуклюжие приютские шлепанцы и, оставшись в одних чулках, взобралась с ногами на диван и прильнула к картине.

    Приют с его неприветливыми мрачными стенами, толпа больших и маленьких девочек, добрая ласковая тетя Леля и злая Пашка, даже любимая нежно подружка Дорушка, все было позабыто ею в этот миг.

    Милый, милый лес, знакомые избушки, темный погост с крестами, высокая колоколенка - вот что захватило и поглотило сейчас все существо девочки Дуни.

    Желая рассмотреть поближе, не их ли избенка нарисована там, с краю деревни, она придвинулась совсем близко к картине и горящим взором приникла к ней.

    - Она! Как есть она! - вихрем проносилось в голове девочки. И радостная слезинка повисла на ее реснице. За ней другая, третья... Выступили и покатились крупные градины их по заалевшемуся от волнения личику. Слезы мешали смотреть... Застилали туманом от Дуни милое зрелище родной сердцу картины... Вот она подняла руку, чтобы смахнуть досадливые слезинки... и вдруг что-то задела локтем неловкая ручонка... Это "что-то" зашаталось, зашумело и с сухим треском поваленного дерева тяжело грохнулось на пол.

    - Дзизинзин! - прозвучало тотчас вслед за этим в ушах Дуни, мгновенно приводя к действительности замечтавшуюся, словно заснувшую в своих грезах девочку.

    Побледневшая от неожиданности и испуга, она отвела глаза от картины, опустила их на пол...

    - Ай! - вырвалось полным отчаяния звуком из груди Дуни.

    - Ай! - вторила ей как эхо не менее ее испуганная Дорушка.

    На полц лежала поваленная тумба, а подле нее валялись зеленые черепки гипсовой красавицы, еще несколько минут тому назад пленявшей Дуню.

    По бледному испуганному лицу Дорушки Дуня поняла, что случилось что-то ужасное, непоправимое, и от сознания этого непоправимого сердце точно остановилось в груди девочки, замерло и лишь тихими неслышными туками напоминало о себе.

    Вдруг глаза Дорушки округлились от ужаса, лицо без тени румянца вытянулось и словно состарилось сразу, а побелевшие губы шепнули беззвучно:

    - Павла Артемьевна идет! Пропали мы, Дуня! Господи Иисусе! Пропали совсем!

    Действительно, тяжелые, энергичные, как бы мужские шаги "средней надзирательницы" зазвучали поблизости в коридоре.

    Павла Артемьевна порывисто распахнула дверь своей комнаты.

    Высокая, крамивая, крупная фигура ее остановилась как вкопанная на пороге. Одного быстрого взгляда всевидящих глаз надзирательницы было достаточно, чтобы заметить сразу и поваленную тумбу в углу, и гипсовые черепки разбитой головы!

    Вмиг густой румянец залил и без того розовое лицо приютской наставницы. Грозно в одну сплошную черную черту свелись на переносице ее густые, тонкие брови.

    - А-а?.. - протянула она неопределенно и убийственным взглядом оглянула Дорушку и Дуню.

    Потом с легкой гримасой румяных губ, с теми же сердито вспыхивающими огоньками в глазах она шагнула к последней:

    - Деревенщина! Косолапая! Вот ты как! - угрожающе прошипела Павла Артемьевна и протянула руку к уху бледной, как смерть, Дуни.

    - Нет! Нет! - послыщался в ту же минуту скорее стон, нежели голос бросившейся вперед Дорушки. - Нет! Нет! Ради бога! Не она это, не Дуня .. Я.. Павла Артемьевна, я... разбила куколку вашу... Я виновата... Меня накажите! Меня!

    Теперь слова лились фонтаном изо рта побледневшей не менее Дуни Дорушки. Девочка тряслась, как в лихорадке, стоя между надзирательницей и вконец уничтоженной маленькой подругой. Она молитвенно складывала ручонки, протягивая их к Павле Артемьевне, а болшие, обычно живые карие глазки Дорушки без слов добавляли мольбу.

    Что-то трогательное было во всей фигурке самоотверженной девочки, и это "трогательное" толкнулось в сердце черствой и обычно немилостивой надзирательницы.

    Она положила руки на плечи Дорушки и произнесла, отчеканивая каждое слово и зорко, пытливо глядя ей прямо в зрачки:

    - Это правда, Иванова, это сделала ты?

    Карие глазки заметались, забегали между темными полосками Дорушкиных ресниц.

    Бледные щеки девочки залило густым, алым румянцем.

    - Тетенька, простите... Павла Артемьевна, голубинька, простите, виновата! - залепетала Дорушка.

    Надзирательница ближе придвинула свое свежее розовое лицо к испуганному личику Дорушки.

    - Это не ты сделала, а Дуня! Скажи... - прозвучал громко и отчетливо ее энергичный голос.

    Зеленая комната ходуном заходила в глазах Дорушки... Волнение девочки было ей не под силу. Дорушка зашаталась, голова у нее закружилась, наполнилась туманом Ноги подкашивались. Непривычка лгать, отвращение ко всему лживому, к малейшей фальши глубоко претила честноой натуре Дорушки, и в то же время страх за Дуню, ее любимую глупенькую еще маютку-подружку заставляли покривить душой благородную чуткую Дорушку.

    Быстро мелькнула в сознании девочки молния-мысль:

    "Если скажу, что я, мне попадет меньше... Я - рукодельница, Павла Артемьевна меня скорее простит... А Дуню она не любит и накажет строже. Ах, Дуня! Бедная Дуня!"

    И обоиваясь потом, с опущенными в землю глазами Дорушка прошептала чуть слышно:

    - Я разбила... Меня накажите... Я вниовата, Павла Артемьевна!

    Что было потом, Дорушка и Дуня помнили смутно. Как они вышли от надзирательницы, как спенили рабочие передники на обычные, "дневные", как долго стояли, крепко обнявшись и тихо всхлипывая в уголку коридора, прежде чем войти в рукодельную, - все это промелькнулт смутным сном в маленьких головках обеих девочек. Ясно представлялось только одно: счастье помошло избегнуть наказания Дорушке, да явилось сознание у Дуни, что с этого дня маленькая великодушная Дорушка стала ей дороже и ближе родной сестры.







    Глава двенадцатая





    - И сказал господь Каину: - Каин, где брат твой Авель? - И отвечал Каин: - Господи! Я не слуга брату моему. - Тогда...

    Голос отца Модеста звучит глуховато, резко, без тех теплых модуляций и переливов, свойственных священнику. Затаив дыхание, слушают рассказ стрижки. Глазенки их, горяжие вниманием, жадно прикованы к устам законоучителя. Заалевшиеся личики пылают...

    Простым, доступным детскому пониманию языком излагает отец Модест своим малюткам-слушательницам историю Каина и Авеля. Внимательно слушают его рассказ стржики.

    Притихла бойкая Оня Лихарева... Поттупила живые лукавые глазки. На задорном, своенравном лице Вассы Сидоровой застыло странное недетское выражение угрюмой вдумчивости... Беленькая, нежная, хорошенькая Люба Орешкина, кажется, забыла о том, что она Любочка - приютская "красоточка", попечительницына любимица, и вся ушла с головою в занимательный, поучительный и страшный своим трагизмом рассказ. Востроносенькая Паша Канарейкина едва дышит от захватившего ее волнения. Маленькая Чуркова полными слез глазенками впивается в батюшку... А Дуня... Шибко бьется-колотится в детской груди маленькое Дунино сердце. Так жаль ей бедненького убитого братом Авеля! Так негодует она, так возмущается всей душою против его убпйцы-брата!

    И думает, быстро соображая, восьмилетней душой:

    "Вот бы нас туда... С Дорушкой... Дорушка бы не попустила. Дорушка бы не струсила. Заступилась бы за Авеля... Не позволила бы убить брата... Дорушка храбрая! Она самой Пашки не испугалась. Она б ыКаина не побоялась бы... Милая, родгенькая Дорушка!"

    И быстро набегает теплая нежная волна в душу Дкни... Волнс безграничного влечения к ее маленькой подружке. Незаметно повораырвает голову Дуня и, под партой протянув ручонку, трогает худенькие пальчики Дорушки.

    - Чего ты? - удивленно, не разжимая губ, сквозь зубы роняет Дорушка, чтобы не быть услышанной законоучителем.

    - Дорушка... Родненькая... Вспомнилось мне, как ты давеча... у Пашки вгорнице... Ах, Дору...

    - Не разговаривать! - мгновенно обрывает Дунин шепот голос отца Модеста.

    - Кто там шепчется? Нельзя на уроке говорить. Дуня Прохоррова! Стыдно! Лучше бы урок хорошенько слушала! - стыдит ее батюшка.

    Вся малиновая, как вишня, Дуня сконфуженно ерзает на скамье.

    Батюшка хмурится. Не выносит отец Модест невнимания в классной.

    - А ну-ка, умела развлекаться, умей и ответ держать, - говорит он еще строже, окидывая внимательным зорким оком тщедушную фигурку Дуни. - Расскажи-ка, что слышала здесь о Каине, убившем Авеля? А?

    Еще пуще краснеет Дуня. Слышала она многое: и как жертву приносили оба брата богу, и как взвился голубоватый дымок к небу от Авелевой жертвы, и как стлался по земле Каинова приношени ядым. И как озлобился Каин на брата, как завистью наполнилось его сердце, как заманил он Авеля и убил.

    Все это прочно запало в детскую головку, все это отлично запомнила Дуня. А рассказать не сможет, не сумеет... Не связать ей двух слов.

    - Ну, как звали одного брата? - помогает ей вопросом батюшка.

    Молчит Дуня.

    - Ну, другого прмнишь, может?

    Тоже молчит.

    - Кто помнит? - обращается к сорока девочкам батюшка. - Подними руку!

    Два десятка ручонок маленьких, худеньких и красных с неизбежными пятнами чернил (стрижки пишут уже буквы и склады у Елены Дмитриевны на ее уроках грамоты) поднимаются над головаи.

    - Ну ты, Соня Кузьменко, скажи! - обратился батюшка к худенькой желтолицей скуластой девочке лет десяти, самой толковой и восприимчивой на научные предметы, особенно на Закон Божий.

    Соня Кузьменко встала и высоким пискливым голрском отчетливо, ясно и толково рассказала историю Каина и Авеля.

    - Хорошо, - похвалил ее батюшка, - умница! Садись! - и он кивнул гольвой Соне.

    Отметок приюткамм не ставили, экзаменов в конце года здесь н
    Страница 9 из 47 Следующая страница



    [ 1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ] [ 14 ] [ 15 ] [ 16 ] [ 17 ] [ 18 ] [ 19 ]
    [ 1 - 10] [ 10 - 20] [ 20 - 30] [ 30 - 40] [ 40 - 47]



При любом использовании материалов ссылка на http://libclub.com/ обязательна.
| © Copyright. Lib Club .com/ ® Inc. All rights reserved.