LibClub.com - Бесплатная Электронная Интернет-Библиотека классической литературы

Л. А. Чарская За что? Моя повесть о самой себе. Страница 20

Авторы: А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

    е завтрак из кармана выудила, оттого и в "факельщики" попала, -- слышала я предположения старших воспитанниц.

    Мне было смешно, ужасно смешно.

    -- Вовсе не выудила,-- совершенно позабывшись, крикнула я в ответ.-- Он сам дал. Ветчины дал! Вынул из кармана и дал! Целый окорок!

    -- Наказанные не разговаривают! -- прошипела за моими плечами пепиньерка.

    Но до "шестых" долетела моя фраза и привела их всех в дикий восторг.

    -- Ха, ха, ха! -- неистовствовали они, -- целый окорок из кармана! Только Воронская может выдуматл что- либо подобное! Молодец, Воронская! Прелесть! Душка, Воронская, я буду "обожать" тебя! -- неслось за нами вдогонку.

    -- Мальчишка! Кадет! Разбойник! -- шипела позади меня Комисарова.

    "Ладно, ладно, ругайся! -- мысленно говорила я, -- а все-таки меня уже многие здесь любят, а тебя никто! Никто! Никто! Дорина разве, да и то потому, что подлизывается, а искренно ни одна душа не полюбит никогда, ни за что"...

    Однако бутерброд француза очевидно не был достаточной пищей для голодной девочки, и очено скоро я почувствовала это. Кч асу дня y меня снова поднялась воркотня в желудке и адски засосало под ложечкой.

    Недолго думая, я отправилась наверх к дортуароой девушке Матреше, которой щедро перепадало от "солнышка" на чай. Она мне и постель стлала "под шумок" за "два цешковых" в месяц, и черного хлеба таскала в кармане в "голодные" дни. Увидя меня на пороге умывальной, Матреша сразу догадалась за чем я пришла, живо запустила руку в карман и извлекла оттуда огромный ломоть черного хлеба, густо посыпанный солью.

    -- Вот вам свеженького, мамзель Воронская, кушайте на здоровье! -- приветливо улыбаясь, проговорила она, протягивая краюшку.

    -- Ах, хлеб, Матреша! Ну-к! Только хлеб?.. -- разочарованно протянула я, -- мне бы солененького чего-нибудь!

    -- Ишь вы какая прихотница! -- засмеялась Матреша, -- что выдумали. Ну, ладно, принесу вам солененького. Говорите что?

    -- У меня только восемь копеек в кармане, -- произнесла я с грустью, -- на это многого не купишь.

    -- Да уж свежей икры не получите. А вот астраханку разве!

    -- Что это такое, Матреша, астраханка?

    -- Это селедка копченая, -- пояснила она.-- В мелочной лавке продается. Страсть вкусна!

    -- Вроде сига? -- спросила я, и напоминание о моем любимом копченом сиге заставило меня облизнуться.

    -- Ну, сиг не сиг, а похоже! Да вот сами увидите. Давайте деньги, я сбегаю в лавочку...

    И приняв от меня медные гроши, Матреш схватила на ходу плмток и стрелой вылетела из дортуара, крикнув мне мимоходом, чтобы я ее подождала.

    Спустя несколько минут она уже снова была в дортуаре.

    -- Вот нате-кась скорее, -- вся запыхавшаяся от бега, проговорила она, протягивая мне что-то большое, обернутое жирной бумагой, -- меня надзирательница кличет

    И в одну минуту она исчезла за дверью. Я быстро развернула бумагу. На меня пахнуло странным, невкусным запахом. Но голод взял свое. Я со всех сторон осматривала большую коричневую рыбу, очутившуюся в моих руках, и отломив кусочек от хвоста, сунула последний в рот.

    "Бррр! Запах не важен, а на вкус еще хуже! Гадость порядочная!" -- решила я, и вдруг неожиданная мысль мелькнула в моей голове: она сырая, эта madame астраханка! Ее вероятно еще спечь надо. Печеная она, во всяком случае, должна быть вкуснее".

    И вмиг подхватив завернутую в бумагу астраханку, я подбежала к печке, которая уже не топилась, а только тлела красноватыми, поминутно тухнувшими углями, и сунула туда мою астраханку вместе с бумагой.

    Едва я успела отойти от печки, как страшное зловогие наполнило все кругом, -- и дортуар, и умывальню. Казалось, в печке лежала не селедка-астраханка, а труп покойника, который начинал разлагаться. Страх охватил меня. Я металась по комнате, не зная что предпринять, за что схватиться. В ту минуту, когда я бегала из угла в угол, от печки к двери, от двери к кровати, на пороге неожиданно появилась миниатюрная фигурка Колибри.

    -- Воронская! Что ты делаешь здесь одна? -- подозрительно оглядывая конмату своими красивыми карими, но глубоко антипатичными мне глазами, произнесла она.

    -- Не твое дело! -- крикнула я грубо.

    Колибри разом изменилась в лице и, поводя носом, испуганным голосом вскричала:

    -- Воронская! Что это? Что это за ужасный запах? Что ты наделала здесь? Ты что-то спалила в печке! Воронская, говори же! Говори! Кого ты сожгла там?

    -- Никого! Не выдумывай, пожалуйста! -- внушительно проговорила я.

    Ho она уже не слушала, что я говорила. С диким, неистовым криком понеслась она по дортуару, выскочила в умывальню, оттуда в коридор, и через минуту я слышала, как она кричпла на лестнице: -- M-lle! M-lle! Идите сюда! Скорее идите сюда! Воронская кого-то сожгла в печке. Я замерла от ужаса.

    Через минуту, другую -- две "пятые" заглянули к нам в дортуар и, зажимая носы от царившего теперь в нем невыносимого смрада, спросили: -- Воронская, душка! Кого ты сожгла в печке? Я только что собралась ответить им, что мне подвернулся сам черт и что я его сунула за печную заслонку, как в дортуар вошла m-lle Рабе в сопутствии Комисаровой и с целой свитой наших седьмушек позади. Все они старательно зажимали носы носовыми платками и смотрели на печку.

    Бросив на меня глазами, полными ужаса, красноречиво-свирепый взгляд, m-lle Рабе величественно приблизилась к месту моего преступления, собственноручно открыла печную дверцу и осторожно щипцами вытащила оттуда злополучную астраханку, успевшую обуглиться и сморщиться в достаточной мере.

    -- Ах, какой ужас! Змея! -- вскричала Додошка и закрыла лицо руками.

    -- Даурская, не юродствуй! -- прикрикнула на нее "аристократка ", ничуть не стесняясь присутствием начальства.

    Между тем m-lle Рабе подошла ко мне, держа злоосчастный, полу сгоревший труп селедки и, потрясая им в воздухе, проговорила:

    -- Что это такое? И откуда ты достала эту гадость? Я тотчас же охотно ответила любопытно уставившимся на меня девочкам на первый вопрос, что эть просто "такая рыба, похуже сига и получше селедки", по месту своего рождения называемая "астраханкою", и что я достала ее...

    Тут я заинулась.

    Не могла же я выдать дортуарную Матрешу. Я молчала.

    -- Откуда она у тебя? -- еще раз произнесла классная дама.

    -- Надеюсь, астраханка не приплыла к тебе? -- с ехидной улыбочкой вставила свое слово Комисарова.

    "Господи, до чего она неостроумная! -- подумала я, несмотря на жуткую минуту, -- я бы куда лучше сострила!"

    -- Изволь отвечать! -- прикрикнула m-lle Рабе, -- откуда y тебя эта гадость?

    Я молчала.

    -- Ты не ответишь?

    Новое молчание.

    -- В последнний раз спрашиваю тебя, Воронская, откуда ты получила эту селедку? Ответишь ли ты мне?

    Я молчу. Зеленые насмешливые глаза Рабе впиваются в меня острым, испытующим взглядом. Мне становится жутко от этого пристального взгляда сердитых глаз. Мне кажется, что они плывут по воздуху ко мне, эти зеленые яркие точки. Мне становится мучительно тяжело под их взглядом, мучительно и невыносимо. Я чувствовала, как жилы на моем лбу надулись и как капли пота выступили на нем. Я похолодела вся с головы до ног. Зеленые глаза точно ворвались мне в душу, точно завладели ею.

    До крови закусив себе губы, чтобы как-нибудь помимо воли не сорвалось с них имя Матреши, я схватилась за голову и, дико вытаращив собственные глаза, пронзительно и нервнно закричала:

    -- Не смотрите на меня так! Скальпируйте меня, колесуйтр меня, сдерите с меня живой кожу, я не скажу вам ничего! Ей-богу, не скажу! Клянусь, не скажу! Честное слово! Честное слово! Честное слово!

    Я чувствовала, что при последних словах лицо мое подергивалось судорогой, а глаза мои начинают блуждать, как это случалось иногда со мною в минуты сильного волнения.

    -- Это еще что за кликушество? -- строго прикрикнула на меня моя мучительница. -- Сейчас перестать! Сюи минуту! Слышишь?

    И ее, пальцы больно впились мне в плечо.

    -- А теперь марш в дортуар, -- и она толпнула меня по направлению моей кровати.

    Но тут случилось нечто неожиданное. В своем припадке гнева m-lle Рабе так взмахнула астраханкой, что хвост y злополучной рыбы остался y нее, в то время как туловище отлетело в угол.

    Не знаю, смешно ли мне показалось это, или просто натянутые нервы не выдержали, но я засмеялась на весь дортуар. Через минуту смех перешел в диаий хохот, хохот в рыданье. Я хохотала без удержу, в то время как крупные слезы потоками катились по моим щекам.

    -- Никто не принес! Никто не дал! Сама взяла, сама принесла! -- кричала я между всхлипываниями.

    -- С ней истерика! -- воскликнула Комисарова.-- Надо ей скорее дать воды!..

    -- С Воронской истерика! Воронской дурно! -- кричали девочки, метаясь во все стороны.

    Все, очевидно, испугались моего припадка, и m-lle Рабе, и Комисарова, и девочки. По крайней мере, никто уже не кричал на меня. Напротив, кто-то подавал мне водуу, кто-то расшнуровывал платье, кто-то нежно похлопывал по плечу. Лицо Комисарихи приняло ласковое, заискивающее выражение, когда она наклонилась ко мне со словами:

    -- Ну, ну, будет, Лида Воронская. Поплакала и, будет!

    Лида! А? Каково? Вот когда я дождалась, что меня назвали Лилой...



    ГЛАВА VIII.



    Предательница.-- Нападение.



    На другое утро я проснулась здоровая, бодрая, со смутным воспоминанием чего-то неприятного, что случилось и чего поправить уже нельзя.

    Я не помню хорошо, чем кончилась моя истерика, потому все еще что, когда меня, всхлипыыающую, перенесли в дортуар, я уснула вскоре и спала весь день и всю ночь. Такая продолжительная спячка, очевидно, напугала-таки порядком весь институт. Сквозь сон смутн опомню, как ко мне подходила и наклонялась

    Рабе, как тихим шепотом спрашивала свою помощницу, не просыпалась ли я еще, и как Комисариха, добровольно вызвавшаяся дежурить y моей постели, взволнованно отвечала: -- "Нет". Потом, когда они обе ушли, я почувствовала, как чьи-то горячие губы прикоснулись к моему потному лбу, и услыша
    Страница 20 из 46 Следующая страница



    [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ] [ 14 ] [ 15 ] [ 16 ] [ 17 ] [ 18 ] [ 19 ] [ 20 ] [ 21 ] [ 22 ] [ 23 ] [ 24 ] [ 25 ] [ 26 ] [ 27 ] [ 28 ] [ 29 ] [ 30 ]
    [ 1 - 10] [ 10 - 20] [ 20 ] [ 30 - 40] [ 40 - 46]



При любом использовании материалов ссылка на http://libclub.com/ обязательна.
| © Copyright. Lib Club .com/ ® Inc. All rights reserved.