LibClub.com - Бесплатная Электронная Интернет-Библиотека классической литературы

Лидия Алексеевна Чарская Люда Влассовская Страница 37

Авторы: А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

    Я кивнула им головой, и вдруг сердце мое стеснилось в груди... Как мало времени провела я под гостеприимной для меня кровлей моих хозяев и как горячо успела привязаться к ним!..

    И старый князь, и оба его внука были мне словно роднйе теперь...

    "Когда вы вернетесь, mademoiselle, ртзы уже отцветут, наверное", -прозвучал в моих мыслях печальный голос Андро.

    "Пусть отцветут розы, мой милый мальчик, - отвечало ему мое сердце, - но никогда, никогда уже не зачахнут те добрые семена, которые заброшены в твою юную душу!"

    Мне вспомнилась невольно другая такая же ночь, когда я в сопровождении князя Георгия подъезжаал к незнакомому мне дому Кашидзе. Теперь я со стесненным сердцем покидала на время этот дом, ставший мне таким родным и милым. Если б не желание угодить отцу моей Нины и не доброе дело, ожидавшее меня в чужом горном ауле, я бы никогда не решилась покинуть моих новых друзей - старого князя, Андро, Тсмару...



    ГЛАВА XII



    Дальний путь. В горном ауле



    Мы ехали около двух часов времени живописным берегом Куры. Мои спурники молчали, погруженные каждый в свои думы, я слегка дремала, вполне положившись на спокойствие и разум моего коня.

    Не доезжая до Мцхета, князь Георгий покинул нас и ускакал в станицу. На прощание он крепко пожал мне руку и пожелал успеха.

    Я и Хаджи-Магомет продолжали путь. Скоро низменная равнина Куры стала покрываться возвышенностями, и мало-помалу мы вступили в горы.

    - Не устала ли, госпожа? Не хочет ли переночевать в духане? - нарушил накогец молчание Хаджи-Магомет.

    Я дейатвительно смертельно устала и сладко мечтала о мягкой постели в спокойной комнатке.

    Через каких-нибудь полчаса мы достигли духана, приютившегося у самого подъема на кручу, и я, отказавшись от ужина и удалиашись в крохотную комнатку для приезжих, уснула как убитая под незнакомой мне кровлей харчевни.

    На заре Хаджи-Магомет разбудил меня и мы снова пустились в путь на отдохнувших за ночь конях. Я долго-долго не забуду этого утра.

    Впереди, по бокам и сзади нас теснились горы. Их каменные громады, покрытые кустарниками, упирались, как мне казалось, в самое небо. Там и сям мелькали пестрые головки южных цветов самых нежных оттенков и колоритов. Солнце купалось в перловом облаке, даря свои улыбки горам и небу, земле и безднам, открывавшим свои чудовищные пасти по краям дороги.

    - Положись на милость Аллаха и мудрость коня, - произнес Хаджи-Магомет, видя, как я со страхом кошусь на черные пропасти.

    Мне было жутко ехать по этому непривычному для меня пути. Голова моя кружилась, сердце замирало.

    Между тем Хаджи-Магомет, желая, должно быть, развлечь меня и отклонить мои мысли об опасности, нарушил молчание.

    - Волей Аллаха, - начал он, - у старого Магомета были две дочери. Одна из них, старшая, Марием, презрела законы Аллаха и Магомета, пророка Его, и перешла в веру урусов. Знатной княгиней стала красавица Марием... Но недолго радовалась она своему счастью: черный ангел прилетел за нею и унес ее в чертоги Аллаха... Другая дочь, Бэлла, веселая птичка, радость очей моих, нашла себе счастье: сын знатого наиба, молодой бек Израил, пленился ею и взял ее в жены. Семь лет живут они душа в душу, но враг людей и Аллаха, дух мрака и злобы - шайтан позавидовал людскому счастью: он не дал им потомства... Семь лет живут молодые супруги, не имея детей... Старый наиб, отец бека, требует от сына, чтобы он взял себе еще другую жену из нашего или чужого аула, но Израил не хочет... Израил любит одну Бэлу и не возьмет иной жены... Старый наиб разгневался на сына, так разгневался, что прогнал его из своего поместья, и Хаджи-Магомет принял бека и дочь свою в своей скромной сакле... Тепер Израил болен, сильно болен, но всесильный Аллах сохранит его для его друзей!

    Хаджи-Магомет смолк и погрузился в думу. Я смотрела на его бронзовое лицо, носившее на себе следы тревоги, которую переживал старик.

    Трое суток пробыли мы в дороге, проводя ночи в седле, встречая и провожая глазами солнце, улыбавшееся нам из-за горных хребтов. Нам попадались на пути лезгинские аулы, с маленькими, точно прилипшими к склонам гро, как гнезда ласточек, саклями. Женщины и дети высыпали на улицу при нашем появлении и, без церемонии указывая на нас пальцами, тараторили что-то на их непонятном длы меня языке. Наконец к концу третьих суток мы достигли аула Бестуди, прилепившегося к горному откосу и повисшего над самой бездной, вследствие чего он казался неприступныи. Лучшей крепости не могли бы выдумать люди. Сама природа укрепила аул со всех сторон, закрыв его горами и разбросав вокруг чернеющие, как ночь, бездны.

    Был праздник. У порогов саклей сидели разряженные горянки в пестрых бешметах, сплетничая и переругиваясь между собой, как мне объяснил Хаджи-Магомет.

    Они с удивлением оглядывались на меня и что-то кричали моему спутнику, на что он отвечал ис сдержанно и угрюмо.

    У крайней сакли, приютившейся под навесом скалы, Хаджи-Магомет соскочил с коня и пьмог мне сойти на землю. Потом, взяв меня за руку, он ввел в саклю и, приостановившись по обычаю его племени на ее пороге и низко кланяясь, произнес торжественно и важно:

    - Будь благословенна, госпожа, в доме старого Магомпта!

    Едва я переступила порог сакли, как была буквально оглушена шумом, криками, господствовавшими в ней. Удушливый дым кальяна, любимого курения на Востоке, стояо столбом в воздухе, мешая дышать и видеть в двух шагах от себя. С трудом сквозь этот дым, евший мне глаза, я могла различить нахтдившихся в сакле людей.

    Они были в праздничных платьях богатых горцев, с хмурыми, гордыми лицами и седыми усами. Но двое из них особенно привлекли мое внимание. Один, очень важный на вид, в затканнос серебром и золотом бешмете, поражал своей важной осанкой и роскошью наряда. Так мог выглядеть только знатный бек или богатый уздень.

    Другой, который стоя что-то особенно громко доказывал, был сморщенный, худой, желтый, отвратительный на вид старикашка в белой чалме и длинной мантии до пят, безо всякого оружия и золота на платье.

    Позднее я узнала, что это мулла, ревностный хранитель магометанства в своем ауле и закоренелый фанатик в душе. Первый же старик оказался наибом селения, отцом больного бека.

    Все громко спорили о чем-то, некоторые немилосердно дымя при этом длинными трубвами с ароматичным куревом кальяна. А в темном углу сакли на пышных коврах и шкурах горных оленей, среди груды подушек металось и стонало какое-то человеческое существо.

    Я остановилась нерешительно посреди кунацкой и во все глаза смотрела на говоривших.

    - Что надо девушке? - произнес голос муллы совершенно чисто по-русски, резкими, неприятными звуками.

    - Русская девушка, - произнес Хаджи-Магоемт, вошедший следом за мною, - пришла помочь моему названному сыну в его болезни.

    - Беку Израилу никто не может помочь, кроме Аллаха, - произнес тот же неприятный голос. - Но и Аллах не поможет ему, потому что он презрел его законы и не хочет исполнить воли Его.

    - Хаджи-Магомет Брек, - торжественно произнес нарядный джигит также по-русски, должно быть, для того, чтобы я могла понять то, что он говорил, - Хаджи-Магомет Брек!.. Я не хочу вражды, ты видишь! Я пришел к тебе с протянутой рукой, потому что свято храню обеты дружбы!.. Ты мой кунак, Хаджи, а кунаки не грызутся, как лесные звери, между собой. Мое требование справедливо... Сам Аллах вселил его в мое сердце и голову! Слушай, Хаджи, я пришел к тебе еще раз. Скажи твоей дочери отпустить моего сына с миром. Пусть мой сын найдет себе другую жену, а Бэлла останется в твоем доме, если не желает делить сердце Израила с другой. Ты знаешь, Хаджи, что Аллах не благословил брак их потомством, а Израил последний в роде Меридзе-беков и, если у него не будет сына, славный род Меридзе вымрет и погаснет, как алая заря на вечепнем небе. И не будет больше храбрых из рода Меридзе среди горных теснин Дагестана!.. Уговори же Бэллу уступить волей, Хаджи, чтобы не заставить нас прибегнуть к силе!

    Магомет-бек выслушал речь бека Меридзе, не проронив ни слова; только губы его заметно побелели от гнева да бешено сверкали из-под седых бровей его юношески живвые, огненные глаза.

    - О чам ты хлопочешь, наиб-ага? - спросил он спокойно. - Твой сын борется со смертью. Не лучше ли подождать его выздоровления и спросить его самого, желает ли он взять себе другую жену, кроме Бэллы.

    - Хаджи-Магомет! - вскричал наиб сердито. - Мой сын поражен безумием... Шайтан затемнил его рассудок. Он хочет того, что не дается Аллахом... Его болезнь - наказание, посланное ему за его упорство пред законами страны. Сам мулла, посредник между людьми и Аллахом, говорит это!

    Едва только замолк старый бек, как человек, лежавший на коврах и подушках, застонал и заметался сильнее. Я инстинктивно приблизилась к нему и склонилась к лицу больного.

    Это был совсем молодой горец, с лицом правильным и тонким, как у девушки. Черные усики и черные воспаленные от жара глаза резко выделялись на бледном, исхудалом лице. Ему было на вид лет двадцать с небольшим, и он казался необыкновенно женственным и нежным. Он удивленно вскинул на меня глаза и снова заметался в жару.

    - Вы говорите по-русски? - спросила я его тихо, чтобы не быть услышанной сидевшими в кунацкой стариками.

    - Да, - произнес он, - русские - друзья мои, я люблю русских и породнился с ними...

    - Чем вы больны? - спросила я горца.

    - Я не знаю. Аллах поразил все мое тело... Мне хочется отдохнуть, задремать немного... А они так кричат и шумят здесь... и не дают забыться ни на минуту.

    - Попросите Хаджи-Магомета прогнать их!

    - О, это невозможно! Гость - священная особа в доме; горца, гостя нельзя прогнать. Это было бй худшее оскорбление среди горцев. За такое оскорбление у нас рассчитываются пулей...

    - Но они вас мучают, Израил!..

    - Мои мучения не так ужасны!.. Моя жена страдает больше!.. О, как они ее истерзали, - зашептал он, сверкая лихорадочными глазами из-под черных бровей. - Бедная горлинка! Бедная ласточка! Она уже перестала смеяться... Не слы
    Страница 37 из 43 Следующая страница



    [ 27 ] [ 28 ] [ 29 ] [ 30 ] [ 31 ] [ 32 ] [ 33 ] [ 34 ] [ 35 ] [ 36 ] [ 37 ] [ 38 ] [ 39 ] [ 40 ] [ 41 ] [ 42 ] [ 43 ]
    [ 1 - 10] [ 10 - 20] [ 20 - 30] [ 30 - 40] [ 40 - 43]



При любом использовании материалов ссылка на http://libclub.com/ обязательна.
| © Copyright. Lib Club .com/ ® Inc. All rights reserved.