LibClub.com - Бесплатная Электронная Интернет-Библиотека классической литературы

Лидия Алексеевна Чарская Люда Влассовская Страница 42

Авторы: А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

    ить и измучить меня, но она только ограничивалась тем, что грозила мне своими смуглыми кулаками, приговаривая поминутно единственную фразу, которую знала по-русски:

    - У-у, собака-уруска, собака!

    Я понимала, что Эйше не могла не ненавидеть меня. Она, как и все другие, считала меня виновницей бегства Израила и Бэллы, главным образом Израила, который, по желанию наиба и муллы, должен был назвать ее, Эйше, своей женой.

    Она села передо мной на корточки и смотрела, смотрела на меня не отрываясь своим жгучим, враждебным взглядом.

    Так прошел день и наступил вечер... Солнце уже пряталось за горами (я видела это в узкое отверстие кровли над моей головой), когда наконец в молельню вошел старый мулла.

    На нем было белое одеяние, прикрытое такой же мантией. Чалма на голове тоже сверкала снежной белизной. Движением руки он выслал Эйше из комнаты и, подойдя ко мне, сказал сурово:

    - Ну что же, девушка, надумала ли ты наконец сказать нам всю правду про беглецов?

    - Я сказала вам все, что могла сказать, и вы не узнаете от меня ничего больше того, что я уже сказа...

    Он не дал мне кончить.

    - Ничего? - вскричал мулла в бешенстве. - Елси так, то ты получишь заслуженную кару за твое молчание. С утренней зарей ты узнаешь, что значит противиться слуге Аллаха!..

    Я помертвела... В свирепом взгляде муллы я прочла, что участь моя решена и что жестокий старик решил покончить со мной навсегда...

    Что-то мучительно сжало мне горло... слезы обожгли глаза... Я застонала...

    Холод смерти, казалось, уже пронизывает меня... О, как хотелось мне жить, дышать, остбенно теперь, в эти минуты! Смерть казалась мне такой нелепой и дикой... Смерть - теперь, в полном расцвете моей молодости и сил! И какая смерть: где-то в забытом ауле, вдали от людей, от руки жестокого муллы!..

    Молить, просить о пощаде этого закоренелого фанатика было бы бесполезно. Я оскорбила его, поколебала его значение в глазах целого племени, и это, по его убеждению, требовало возмездия. Никакие просьбы, никакие мольбы не смягчили бы его сердца...

    Я была твердо убеждена, что ни бегство Израила и его жены, ни их намерение креститься - все это не так еще восстановило против меня главу аула, как моя поебда над ним в деле выздоровления молодого бека. То, что я развеяла его прооочество как дым и показала его ничтожество горцам, этого он никогда не простит мне, и ждать от него пощады бесполезно.

    Между тем, позвав Эйше, мулла быстрыми шагами вышел из молельни, закрыв двери на ключ и оставив меня одну в мрачном состоянии смертельного ужаса, одну - молиться и подготавливаться к смерти...

    К смерти! Да неужели это так? Неужели правдда? Как это странно! Как чудовищно! Как невероятно! Уже одно это слово "смерть" леденило мне душу адским холодом и страхом...

    Смерть! Смерть! Смерть!..

    Вот что выстукивало мое мучительно бившееся сердце, что повторял с поразительной ясностью мой пылающий мозг, что, казалось, было начертано на потолке и стенах молельри огненными исполинскими кровавыми буквами...

    О, какое это было мучительное время!.. Часы тянулись бесконечно долго... Мне казалось, что ночь продолжается целую вечность, эта черная длинная горная ночь...

    Я начинала молиться и не могла... Мысли путались, голова горела. А ночь прояснялась понемногу... Чем ближе подходило утро, тем страшнее становилось мне.

    Я взглянула на небо... Оно было алое, как пурпур, со стороны востока...

    И вдруг брызнул целый сноп солнечных лучей, прорвавшись через яркую полосу зари, и рассеялся, разбился на тысячу искр, заигравших на стенах моей красной комнаты, казавшейся теперь кровавой в этом фантастическом освещении утра.

    -В ту же минуту тяжелый ковер, служивший дверью, приподнялся, и мулла появился на пороге молельни.

    Он был в том же белом одеянии, с той же белоснежной чалмой, окутывавшей его старую голгву. Сморщенное лицо его носило следы бессонной ночи. Он схватил мою руку и, дрожа всем телом, повел или, вернее, потащил меня из молельни... Но вдруг он разом остановился на пороге, словно прислушиваясь к чему-то.

    Его острый не по летам слух уловил топот нескольких коней, несущихся во весь опор по улицам аула...

    Громкое проклятие сорвалось с его уст. Он оттолкнул меня в глубь молельни и бросился со всех ног в другую комнату.

    Я замерла на месте, охваченная тоской ожидапия... Вот топот все ближе и ближе... Вот всадники подскакали к самой сакле муллы, вот они спешились... говорят, смеются... Я ясно слышу их голоск, родной, милый русский говор...

    Один голос показался мне знакомым. Из-за тяжелой ковровой двери я едва могла уловить то, что говорится на дворе... Но вот кто-то из приезжих вошел в саклю. Я услышала ясно бряцание шпор и сильный, гортанный, хорошо мне знакомый голос, говорящий приветствие по обычаю Востока:

    - Будь благосьовен, мулла, в твоем доме.

    Сомнеоий не оставалось: этот голос принадлежал князю Георгию Джавахе.

    - Я был сейчас в сакле Хаджи-Магомета, - продолжает голос, - но никого не нашел там. Кунак Магомет в отсутствии? А где больной Израил, сестра Бэлла и русская девушка, которую я отпустил с Хаджи в горы?

    - О, ты опоздал, ага, - поизнес мулла слащаво, - все они - и Хаджи, и молодой бек с женой, и девушка-уруска, все уехали в Грузию двое суток тому назад.

    - Значит, бек Израил выздоровел теперь? - живо спросил князь.

    - Слава Аллаху, он здоров, ага, - отвечал мулла дрожащим голосом.

    - Какая досада, что я не застал их, - продолжал Джаваха. - Что делать, авось догоню в дороге. Надо только немедля пуститься в обратный путь.

    Как! Он исчезнет сейчас же так же внезапно, как и появился! И никогда, никогдаа не узнает он, что был так близко от бедной Люды, обреченной на гибель?!. Я хотела крикнуть ему, что мулла лжет, хотела позвать его на помощь, но волнение мое было так велико, что язык решительно отказывался служить и только легкий стон, которого, разумеется, он не мог услышать, вырвался из моей груди.

    Но если стон мой не достиг слуха князя, то его услышала ненавистная Эйше, невидимо карауллившая меня все время... Она неожиданно появилась в молельне, бледная как смерть, с зловеще сверкающиси глазами и, красноречиво погрозив мне кинжалом, выхваченным из-за пояса, встала у дверей, не упуская ни одного моего движения из виду.

    Я слышала между тем, как голос князя снова говорил:

    - Очень сожалею, ага, но не могу на этот раз вкусить под твоей кровлей ни пшена, ни баранины, ни хлеба... Но необходимо догнать своих.... Князь Кашидзе просил меня как можно скорее доставить в его дом русскую девушку.

    И снова звякнули шпоры. Еще минута, и он выйдет, сядет на коня и, сопровождаемый своими казаками, голоса которых я слышала на дворе, ускачет из аула. И тогда уже нет спасенья... Я никогда не увижу ни солнца, ни дали, ни розового Гори, ни милой княжны Тамары, ожидающей меня!..

    Отчаяние придало мне слы... В два прыжка я бросилась к двери. Но Эйше, ожидавшая этого, предупредила мое намерение... Она с ловкостью кошки прыгнула ко мне, зажала мне рот рукой и, бросив на пол, придавила меня всей тяжестью своей сильной, крупной фигуры...

    В сравнении с Эйше я казалась ребенком. Но страх прибавил мне силы, и я вступила с нею в борьбу, глухую и упорную борьбу нассерть.

    Мы бесшумно катались по полу, стискивая друг друг адо боли, до ломоты в костях.

    Эйше, зажавшая мой рот рукою, не давала мне проронить ни звука, но зато руки мои оставались свободными и я сжимала изо всей силы крепкую, смуглую шею тагарки.

    Понемногу она стала ослабевать... Она задыхалась под моими цепкими пальцами... Глаза ее налились кровью. Она сделала отчаянное усилие освободиться и правой рукой, вооруженной кинжалом, взмахнула над моей головою. В эту минуту другая ее рука нечаянно сползла с моих губ... Собрав последние усилия, я крикнула отчаянно и громко на всю саклю:

    - Я здесь, князь Георгий, спасите меня!

    В тот же миг что-то холодное и страшное как смерть прошло по моей груди у левого плеча, и я потеряла сознание.



    ГЛАВА XVII



    Горячка. Снова в старом гнезде



    Темная ночь спустилась надо мной, и я уже ничего не видела, кроме этой темной ночи вокруг себя. Иногда, впрочем, мгла, окутывавшая меня, чуть-чуть как будто прояснялась, и какие-то странные картины выплывали предо мной... Я видела, как теснились темные великаны горы, уходя в голубые небеса... Мы скакали со скоростью ветра, ни на минуту не останавливаясь, точно за нами гналась погоня... Моя голова лежала на чьей-то сильной груди... Знакомый голос шептал мне что-то ласквоое, родное, чего, однако, я не могла разобрать.

    Я не понимала или, вернее, не могла вспомнить, кто говорил со мною... А когда я начинала вдумываться, стараясь припомнить, моя грудь и голова тяжелели и ныли, точно налитые свинцом. Потом я видела, как мы проезжали чужим, незнакомым городом, где навстречу нам выехали какие-то всадники в мохнатых шапках. Везущий меня человек приказал им снять меня с седла. Потом снова потянулась дорога, но я уже не чувствовала тряски от скачки, потому что лежала на мягкой перине, в громадной, крытой холстом арбе...

    Сколько мы проехали так, я не помню... Чье-то коричнево-бронзовое лицо по временам склонялось надо мною, одним своим видом приводя меня в трепет; я кричала от страха, принимая это лицо за лицо моего врага муллы: "Он пришел за мною вести меня на смерть! Спасите меня, уведите меня! Я хочу жить... жить... жить!.." И я снова теряла сознание... И опять мрак, тьма и непроглядная ночь застилала мои мысли, зрение...

    Наконец я впервые сознательно открыла глаза и огляделась. Незнакомая комната была полна солнца и света. Кусты пурпуровыэ роз протягивали в окна свои отягченные цветами ветви, словно приветствуя меня... Крохотная птичка чирикала на дереве, прыгая с ветки на ветку громадного каштана, растущего под самыми окнами.

    Сбоку со стены мне улыбалась на портрете молоденькая джигитка дивной краоты в пестром, дорогом национальном костюме. А сверху в окно, смеясь, заглядывало небо... Оно было
    Страница 42 из 43 Следующая страница



    [ 32 ] [ 33 ] [ 34 ] [ 35 ] [ 36 ] [ 37 ] [ 38 ] [ 39 ] [ 40 ] [ 41 ] [ 42 ] [ 43 ]
    [ 1 - 10] [ 10 - 20] [ 20 - 30] [ 30 - 40] [ 40 - 43]



При любом использовании материалов ссылка на http://libclub.com/ обязательна.
| © Copyright. Lib Club .com/ ® Inc. All rights reserved.