LibClub.com - Бесплатная Электронная Интернет-Библиотека классической литературы

Лидия Алексеевна Чарская - Лесовичка Страница 9

Авторы: А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

    звонкий, насмешлпвый голос.

    Та вся так и вскипела.

    - Озорник! Право, ну, озоиник! Постой-ка-сь, я графу пожалюсь...

    - Пожалуюсь, надо говорить пожалуюсь, а не "пожалюсь", Антимония Акакиевна! - невозмутимо поправил тот.

    - Тьфу ты, напасть! Да перестанешь ли ты дразниться, сударь...

    - Не перестану, Панихида Простоквашевна!

    - Тьфу!

    - Грешно на Божие твопение плеваться, Тумба Утрамбововна.

    - Нишкни! Вот я тебе, постой-ка! - вся ходуном заходила старуха.

    - Силы несоразмерны, Акулина Голоспоровна. Я, можно сказать, во цвете лет и сил, и вам со мной не справиться. Впрочем, если угодно, попробуем... Нет? Не желаете? Тогда наше вам нижайшее... Счастливо оставаться, Перепетуя Фыркаловна. До пирятного свидания!

    И в один миг, с живостью обезьяны, мальчик соскчоил с дерева, с самым галантным видом расшаркался перед взбешенной старухой и исчез веселый, смеющийся и задорный.

    Василиса со злостью плюнула ему вслед. Потом кинула рассерженный взгляд на Ксаню и, увидя, что обычно мрачные глаза последней загорелись насмешливыми огоньками, дала полную волю охватившему ее гневу:

    - Вот господа-то мои раздобыли сокровище!.. Нашли прелесть! Обули, одели, призрели нищенку, а она что? Неблагодарная, злая, чем отплатила? Чем отплатила-то? Нищенка! Чем ты отплатила, лесовское отродье, а? Чем?..

    Василиса оборвала неожиданно сяою речь на полуслове... В одну секунду Ксаня была перед ней, дрожащая, бледная, со страшно разгоревшимся одичалым взором. Ее сильные, смуглые руки впились в толстые плечи экономки. Бледное, исковерканное бешенством лицо приблизилось почти вплотную к лицу старухи. В эту минуту она была страшна. Жуткий огонь зажегся пламенем в ее черных огромных глазах.

    - Слушсй, ты! - скорее свистом и шипением, нежели голосом сорвалось с ее губ, побелевших от ярости. - Слушай, ты посмей только назвать меня нищей еще раз, только посмей! Я тебе покажу!.. Нищие просят милостыню, а я не прошу... ничего не прошу, ни одежды, ни еды, ничего, как есть... Меня силой сюда взяли, от леса отняли... Не хотела я от леса, от Василия, от березок и дубов да солнца, а они сами меня против воли в клетку посадили - как птицу!.. А я не хотела, не просила и одежды этой н просила... Вот она одежда графская... Вот! Вот! Вот!

    И, прежде чем присевшая со страха на землю старуха могла сказать хоть слово, Ксаня рванула с себя рукав изящной рубашечки, за ним другой, за рукавами золотистый шарф, и в одну минуту от лифа, рубашки и шарфа валялись одни только жалкие лоскутки, брошенные в лицо ошеломленной Василисы.

    Старуха, испуганная насмерть необычайным проявлением злобы в до сих пор угрюмой и тихой девочке, в ужасе закрыла глаза, но тотчас же открыла их сновва и взвизгнула пронзительным фальцетом, чуть живая от страха:

    - Ба-тю-у-шки! Уби-ва-а-ют!

    - Только посмей меня нищей назвать!.. Только посмей еще раз! - прохрипела не своим голосом Ксаня.

    - У-би-ва-а-ют! - еще раз взвизгнула Василиса и припала ничком к траве.

    Ксаня с горящими глазами и пеекошенным от гнева лицом стояла перед него.

    - Что такое? Что случилось? Милая, что с вами?

    Неожиданно расступились кусты малинниа, и графиня Ната очутилась подле бледной и дрожащей еще от волнения Ксани.

    - Ксения! Милая! Что такое? Что с вами? Вы почти раздеты!.. Ах, что это? - внезапно увидев пестрые и белые куски в траве, произнесла она смущенно. - В чем же дело, наконец?

    - Она... она... я... я... нищей меня назвала, нищей... - могла только выговорить Ксаня, указывая на лежавшую на земле Василису. - Как она смеет?.. Уйду... уйду!.. Я не хочу больше... Я вольная... я лесная... Не хочу я... Не нищая я! Нет!

    - Милая! Успокойтесь... Царевна моя лесная! Черноокая фея моя! Мне доверьтесь... Одной мне... Ксения!.. Голубушка!.. Не слушайте ее... Она злая, завистливая, нехорошая... Я с вами... Успокрйтесь, милая... А вы, - тут графинюшка быстро повернулась к все еще лежавшей на траве Василисе и проговорила строгим, надменным и повелтиельным голосом: - а вас, если вы еще раз обидите Ксаню, я попрошу маму выгнать вон... Да... выгнать!.. Ксаня моя подруга... Зазнались вы очень. Не сметь больше оскорблять лесную барышню! Слышите!

    И, гордо поведя плечиками, она обняла Ксаню и быстро направилась с ней из чащи кустов.

    Василиса так и замерла на месте в своей странной позе, глупо выпуча глаза. Она тяжело дышала и утирала обильно струившийся пот с лица... Тпк пролежала она несколько минут, но вдруг вскочила на ноги, как ошпаренная, вся красная, униженная, злая.

    - Меня выгнать? Меня? Да нешто можно это? Двадцать лет верой и правдой служила, и вдруг так-то!.. И из-за кого?! Из-за нищей девчонки... Из-за лесовички, колдовского отродья!.. Меня вон? Меня - верную слугу?.. Нет, матушка Наталья Денисовна, не бывать этому... Молода больно, сударыня... Крылышки еще не отрастила, чтобы верными отцовскими слугами распоряжаться! Как же! Откажут! Сейчас! Держи карман шире!.. А тебя, лесовичка непутевая, тебя уже я знаю, как уважу, милушка! Будешь меня помнить, некрещеная душа!

    И грозя своим объемистым кулаком в пространство, Василрса Матвеевна, охая и кряхтя, стала выбираться из цепких кустов малинника.



    Глава IX



    Пытка. Близнецы. Урок тапцев



    Утро. Солнце палит немилосердно. В огромной комнате с большим венецианским окном, носящей громкое название "студии" или художественной мастерской графини, у мольберта, с палитрой и кистями в руке, сидит сама графиня Мария Владимировна. Перед ней, на растянутом в рамках полотне, изображение чего-то пестрого, хаотического. В отдалении, на деревянных, наскоро сколоченных мостказ, забросанных всевозможным ярким тряпьем, стоит ее модель.

    Это Ксаня.

    На ней накинуты пестрые, яркие тряпки и цветы. Целый каскад цветов струится со смуглых, обнаженных плеч, с черных, как вороново крыло, кудрей, с груди и шеи.

    Но лицо Ксани не соответствует ее ликующему, праздничному наряду. "Лесовичка" дышит бурно и тяжело. Она устала.

    Вот уже около месяца мучает ее каждое утро графиня, рисуя с нее картину, которая никак не может вылиться на полотне с достаточной ясностью и правдивостью. Графиня сердится и винит во всем Ксаню. Ксаня виновата - не умеет "позировать", не умеет спокойно простоять полчаса, не двигаясь, не шевелясь.

    Очевидно, время увлечения графини прелестной дикаркой приходило к концу.

    Нужно сказать, что графиня увлекалась всегда чем-нибудь горячо, но недолго. У графини Марии Владимировны вошло точно в привычку постоянно обожать что-либо, восхищаться чем-нибудь. Вне этого восхищения не было смысла жизни для графини. Когда дела графа пошатнулись настолько, что вся графская семья должна была перекочевать из Петербурга в эту лесную трущобу - как называла графиня родовое имение мужа, - она пристрастилась прежде всего к розам. Несмотря на пошатнувшиеся дела, граф все-таки обладал достаточными средствами, чтобы жить в своей усадьбе широко, тратить на ее украшение. И целый цветнрк роз окружил старый ветхий дом забытой усадьбы. По требованию графини выписали нарочно садовника и с какой-то материнской нежностью стали выводить прелестные цветы. Пышные, они протягивали ласково встречным свои головки и наполняли медвяным запахом и старый сад, и старый дом, и окрестные поля. Но вскоре розы надоели графине и были забыты. Их сменила живопись. Графиня вдруг почувствовала в себе священный огонь искусства, разом запылавший в недрах ее души. Когда-то, в детстве, она, как и многие другие девушки из аристократических домов, училась живописи, но потом бросила ею заниматься. В деревне, от скуки, она опять принялась за кисть и палитру, сначала очень горячо и усердно; но мало-помалу живопись стала надоедать графине. Она объяснила это однообразием природы в деревне и отсутствием "интересных" типов. "Россия не Италия, - говорила графиня, - там каждая девушка так и напрашивантся на полотно и там я, конечно, никогда не бросила бы кисти... Но здесь? Кого и что писать?" И графиня перестала даже заглядывать в свою "студию". Палитра и кисти лежали заброшены, а сама графиня начала убийственно скучать в своем затишье, без раутов и балов столичной жизни.

    И вдруг появилась Ксаня! Ее фантастическая судьба, ее героический поступок, ее возможная гибель в руках озверевших крестьян, наконец, сама внешность Ксани, странная, своеобразная - все это увлекло графиню, обожавшую всякую таинственность. Она решила перевести Ксаню в Розовое, приблизить к себе "странное сущеество", как выражалась графиня, и кстати заняться картиной, которая должна была изображать Ксаню в качестве не то лесовички, не то лесной феи.

    Это решение привело особенно в восторг молодую графинюшку Нату, Граф охотно дал свое согласие. Тогда позвали из сторожки Норова и стали его уговаривать оставить Ксаню в графском доме. Уговаривать пришлось недолго. Лесник был очень рад, что может сдать кому-нибудь девочку, которая уже давно была для него обузой и которую он терпеть не мог.

    - Скажите, Норов, - спросила в заключение графиня, - вы не имеете никаких сведений о матери этой девочки?

    Норов как-то странно замялся, заморгалг лазами и ответил:

    - Нет, не имею... И даже не знаю, где она... Уехала... оставила ребенка... Пока жена жива была, она писала из разных городов... потом совсем перестала...

    - Верно, умерла, - заметила графиня. - Не может быть, чтобы она оставила ребенка на произвол судьбы...

    - Да, верно, умерла, - подтвердил, опустив вниз голову, едва слышным голосом Норов и, не попрощавшись даже с Ксаней, ушел.

    В тот же день, по желанию молодой графинюшки, в комнате графини Наты, рядом с красивой кроватью самой Наты, поставили узенькую постель. И Ксаня поселилась в прелестном будуаре Наталии Хвалынской, пригревшей ее своей лаской с первого дня. Она да старая Жюли, худая и саровая на вид француженка-компаньонка Наты, чуть ли не единственные искренно привязались к Ксане. Что касается до остальных членов графского семейства, то последние или смотрели на красавицу-лесовичку как на забавного зверька, как грайиня и ее муж, или
    Страница 9 из 50 Следующая страница



    [ 1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ] [ 14 ] [ 15 ] [ 16 ] [ 17 ] [ 18 ] [ 19 ]
    [ 1 - 10] [ 10 - 20] [ 20 - 30] [ 30 - 40] [ 40 - 50]



При любом использовании материалов ссылка на http://libclub.com/ обязательна.
| © Copyright. Lib Club .com/ ® Inc. All rights reserved.