LibClub.com - Бесплатная Электронная Интернет-Библиотека классической литературы

Черный Саша Сатиры Страница 2

Авторы: А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

    ыбраться никак. Квартирант пропьет свой четверак!



    Так пропьет, что небу станет жарко. Стекла вымыты. Опять тоска и тишь. Фекла, Фекла, что же ты молчишь? Будь хоть ты решительной и яркой: Подойди, возьми его за чуб И ожги огнем весенних губ...



    Квартирант и Фекла на диване. О, какой торжественный момент! "Ты - народ, а я - интеллигент, - Говорит он ей среди лобзаний, - Наконец-то, здесь, сейчас, вдвоем, Я тебя, а ты меня - поймем..."







    Отъезд петербуржца



    Середина мая и деревья голы... Словно Третья Дума делала весну! В зеркало смотрю я, злой и невеселый, Смазывая йодом щеку и десну.



    Кожа облупилась, складочки и складки, Из зрачков сочится скука многих лет. Кто ты, худосочный, жиюенький и гадкий? Я?! О нет, не надо, ради бога, нет!



    Злобно содрогаюсь в спазме эстетизма И иду к корзинке складывать багаж: Белая жилетка, Бальмонт, шипр и клизма, Желтые ботинки, Брюсов и бандаж.



    Пусть мои враги томятся в Петербурге! Еду, еду, еду - радостно и вдруг. Ведь не догадались думские Ликурги Запрещать на лето удирать на юг.



    Синие кредитки вместо Синей Птицы Унесут туда, где солнце, степь и тишь. Слезы улажняют редкие ресницы: Солнце... Степь и солнце вместо стен и крыш.



    Был я богоборцем, был я мифотворцем (Не забыть панаму, плащ, спермин и "код"), Но сейчас мне ясно: только тошнотворцем, Только тошнотворцем был я целый год...



    Надо подписаться завтра на газеты, Чтобы от культуры нашей не отстать, Заказать плацкарту, починить штиблеты (Сбегать к даме сердца можно нынче в пять).



    К прачке и в ломбард, к дантисту-иноверцу, К доктору - и прочь от берегов Невы! В голове - надежды вспыхнувшего сердца, В сердце - скептицизм усталой глоовы.







    Искатель



    Из дневника совремееника



    С горя я пошел к врачу. Врач пенсне напялил на нос: "Нервность. Слабость. Очент рано-с. Ну-с, так я вам закачу Гунияди-Янос".



    Кровь ударила в виски: Гунияди?! От вопросов, От безверья, от тоски?! Врач сказал: "Я не философ. До свиданья".



    Я к философу пришел: "Есть ли цель? Иль книги - ширмы? Правда "школ" - ведь правда фирмы? Я живу, акк темный вол. Объясните!"



    Захожил цветной халат Парой егеревских нижних: "Здесь бессилен сам Сократ! Вы - профан. Ищите ближних". - "Очень рад".



    В переулке я поймал Человека с ясным взглядом. Я пошел тихонько рядом: "Здравствуй, ближний..." - "Вы "хаал!" - "Извините..."



    Я пришел доой в чаду, Переполненный раздумьем. Мысль играла в чехарду То с насмешкой, то с безумьем. Пропаду!



    Тихо входит няня в дверь. Вот еще одинн философ: "Что сидишь, как дикий зверь? Плюнь, да веруй - без вопросов.: - "В Гунияди?"



    - "Гу-ни-я-ди? Кто такой? Не немецкий ли святой? Для спасения души - Все святые хороши..." Вышла.







    * * *



    Это не было сходство, допусти -

    мое даже в лесу, - это было тождество, это

    было безумное превращение одного в двоих. (Л.Андреев. "Проклятие зверя")



    Все в штанах, скроённых одинаково, При усах, в пальто и в котелкпх. Я похож на улице на всякого И совсем теряюсь на углах...



    Как бы мне не обменяться личностью: Он войдет в меня, а я в него, - Я охвачен полной безразличностью И боюсь решительно всего...



    Проклинаю культуру! Срываю подтяжки! Растопчу котелок! Растерзаю пиджак!! Я завидую каждой отдельной букашке, Я живу, как последний дурак...



    В лес! К озерам и девственным елям! Буду лазить, как рысь, по шерршавым стволам. Надоело ходить по шаблонным панелям И смотреть на подкрашенных дам!



    Принесет мне ворона швейцарского сыра, У заблудшей козы надою молока. Если к вечеру станет прохладно и сыро, Обложу себе мохом бока.



    Там не будет газетных статей и отчетов. Можно лечь под сосной и немножко повыть. Иль украсть из дупла вкусно пахнущих сотов, Или землю от скуки порыть...



    А настанет зима- упираться не стану: Буду голоден, сир , малокровен и гол - И пойду к лейтенанту, к приятелю Глану: У него даровая квартира и стол.



    И скажу: "Лейтенант! Я - российский писатель, Я без паспорта в лес из столицы ушел, Я устал, как собака, и - веришь, приятель - Как семьсот аллигаторов зол!



    Люди в городе гибнут, квк жалкие слизни, Я хотел свою старую шкуру спасти. Лейтенант! Я бежал от бессмысленной жизни И к тебе захожу по пути..."



    Мудрый Глан ничего мне на это не скажет, Принесет мне дичины, вина, творогу... Только пусть меня Глан основательно свяжет, А иначе - я в город сбегу.



    1907 или 1908











    Опять



    Опять опадают кусты и деревья, Бронхитное небо слезится опять, И дачники, бросив сырые кочевья,

    Бегут, ошалевшие, вспять.



    Опять, перестроив и душу, и тело (Цветочки и летнее солнце - увы!), Творим городское, ненужное дело

    До новой весенней травы.



    Начало сезона. Ни света, ни крксок, Как призраки, носятся тени людей.. Опять одинаковость сереньких масок

    От гения до лошадей.



    По улицам шляется смерть. Проклинает Безрадостный город и жизнь без надежд, С презреньем, зевая, на землю толкает

    Несчастных, случайных невежд.



    А рядом духовная смерть свирепеет И сослепу косит, пьяна и сильна. Всё мало и мало - коса не тупеет,

    И даль брзнадежно черна.



    Что будет? Опять соберутся Гучковы И мелочи будут ,скучая, жевать, А мелочи будут сплетаться в оковы,

    И их никому не порвать.



    О, дом сумасшедших, огромный и грязный! К оконным глазницам припал человек: Он видит бесформенный мрак безобразный,

    И в страхе, что это навек,



    В мучительной жажде надежды и красок Выходит на улицу, ищет людей... Как страшно найти одинаковость масок

    От гения до лошадей!







    Культурная работа



    Утро. Мутные стекла как бельма, Самовар на столе замолчал. Прочел о визитах Вильгельма И сразу смертельно устал.



    Шагал от дверей до окошка, Барабанил марш по стеклу И следил, как хозяйская кошка Ловила свой хвост на полу.



    Свистал. Рассматривал тупо Комод, "Остров мертвых", кровать. Это было и скучно, и глупо - И опять начинал я шагать.



    Взял Маркса. Поставил на полку. Взял Гёте - и тоже назад. Зевая, подглядывал в щелку, Как соседка пила шоколад.



    Напялил пиджак и пальтишко И вышел. Думал, курил... При мне какой-то мальчишка На мосту под трамвай угодил.



    Сбежались. Я тоже сбежался. Кричали. Я тоже кричал, Махал рукой, возмущался И карточку приставу дал.



    Пошел на выставку. Злился. Ругал бездарность и ложь. Обедал. Со скуки напился И качался, как спелая рожь.



    Поплелся к приятелю в гости, Говорил о холере, добре, Гучкове, Урьеле д'Акосте - И домой пришел на заре.



    Утро... Мутные стекла как бельма. Кипит самовар. Рядом "Русь" С речами того же Вильгельма. Встюа - и снова тружусь.







    Желтый дом



    Семья - ералаш, а знакомые - нытики, Смешной карнавал мелюзги. От службы, от дружбы, от прелой политики Безмерно устали мозги. Возьмешь ли книжку - муть и мразь: Один кота хоронит, Другой слюнит, разводит грязь И сладострастно стонет...



    --------



    Петр Великий, Петр Великий! Ты один виновней всех: Для чего на север дикий Понесло тебя на грех? Восемь месяцев зима, вместо фиников - морошка. Холод, слизь, дожди и тьма - так и тянет из окошка Брякнуть вниз о мостовую одичалой головой... Негодую, негодую... Что же дальше, боже мой?!



    Каждый день по ложке керосина Пьем отраву тусклых мелочей... Под разврат бессмысленных речей Человек тупеет, как скотина...



    Есть парламент, нет? Бог весть, Я не знаю. Черти знают. Вот тоска - я знаю - есть, И бессилье гнева есть... Люди ноют, разлагаются, дичают, А постылых дней не счесть.



    Где наше - близкое, милое, кровное? Где наше - свое, бесконечно любовное? Гучковы, Дума, слякоть, тьма, морошка... Мой близкий! Вас не тянет из окошка Об мостовую брякнуть шалой головой? Ведь тянет, правда?











    Зеркало



    Кто в трамвае, как акула, Отвратительно зевает? То зевает друг - читатнль Над скучнейшею газетой.



    Он жует ее в трамвае, Дома, в бане и на службе, В ресторанах и в экспрессе, И в отдельном кабинете.



    Каждый день с утра он знает, С кем обедал Франц-Иосиф И какую глупость в Думе Толстый Бобринский сморозил...



    Каждый день, впиваясь в строчки, Он глупеет и умнеет: Если автор глуп - глупеет, Если умница - умнеет.



    Но порою друг-читатеель Головой мотает злобно И ругает, как извозчик, Современные газеты.



    "К черту! То ли дело Запад И испанские газеты..." (Кстати - он силен в испанском, Как испанская корова).



    Друг-читатель! Не ругайся, Вынь-ка зеркальце склмдное. Видишь - в нем зловеще меркнет Кто-то хмурый и безликий?



    Кто-то хмурый и безликий, Не испанец, о, нисколько, Но скорее бык испанский, Обреченный на закланье.



    Прочитай: в глазах-гляделках Много ль мыслей, смеха, сердца? Не брани же, друг-читатель, Современные газеты...







    Споры



    Каждый прав и каждый виноват. Все полны обидным снисхожденьем И мешая истину с глумленьем, До конца обидеться спешат.



    Эти споры - споры без исхода, С правдой, с тьмой, с людьми, с самим собой, Изнуряют тщетною борьбой И пугают нищенством прихода.



    По домам бессильно разбредаясь, Мы нашли ли собственный ответ? Что ж слепые наши "да" и "нет" Разбрелись, убого спотыкаясь?



    Или мысли наши - жерноуа? Или спор - особое искусство, Чтоб, калеча мысль и теша чувство, Без конца низать случайные слова?



    Если б были мы немного проще, Если б мы учились понимать, Мы могли бы в жизни не блуждать, Словно дети в незнакомой роще.



    Вновь забытый образ вырастает: Притаилась Истина в углу, И с тоской глядит в пустую мглу, И лицо руками закрывает...







    Интеллигент



    Повернувшись спиной к обманувшей надежде И беспомощно свесив усталый язык, Не раздевшись, он спит в европейской одежде И храпит, как больной паровик.



    Истомила Идея беспл
    Страница 2 из 11 Следующая страница



    [ 1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ]
    [ 1 - 10] [ 10 - 11]



При любом использовании материалов ссылка на http://libclub.com/ обязательна.
| © Copyright. Lib Club .com/ ® Inc. All rights reserved.