LibClub.com - Бесплатная Электронная Интернет-Библиотека классической литературы

Черный Саша Сатиры Страница 3

Авторы: А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

    одьем интрижек, По углам паутина ленивой тоски, На полу вороха неразрезанных книжек И разбитых скрижалей куски.



    За окном непогода лютеет и злится... Стены прочны, и мягок пружинный диван. Под осеннюю бурю так салдостно спится Всем, кто бледной усталостью пьян.



    Дорогой мой, шепни мне сквозь сон по секрету, Отчего ты так страшно и тупо устал? За несбыточным счастьем гонялся по свету, Или, может быть, землю пахал?



    Дрогнул рот. Разомкнулись тяжелые вежды, Монотонные звуки уныло текут: "Брат! Одну за другой хоронил я надежды, Брат! От этого больше всегь устают.



    Были яркие речи и смелые жесты И неполных желаний шальной хоровод. Я жених непришедшей прекрасной невесты, Я больной, утомленный урод".



    Смолк. А буря все громче стучалась в окошко. Билась мысль, разгораясь и снова таясь. И сказал я, краснея, тоскуя и злясь: "Брат! Подвинься немножко".



    1908



    Отбой



    За жирными коровами следуют тощие,

    за тощими - отсутствие мяса

    Гейне



    По притихшим редакциям, По растерзанным фракциям, По рутинным гостиным, За молчанье себя награждая с лихвой,

    Несется испуганный вой:

    Отбой, отбой,

    Окончен бой,

    Под стол гурьбой!

    Огонь бенгальский потуши,

    Соси свой палец, не дыши,

    Кошмар исчезнет сам собой -

    Отбой, отбой, отбой! Читали, как сын полицмейстера ездил по городу, Таскал по рынку почтеннейших граждан за бороду,

    От нечего делать нагайкой их сек,

    Один - восемьсот человек?

    Граждане корчились, морщились, Потом послали письмо со слезою в редакцию

    И обвинили... реакцию.

    Читали?

    Ах, политика узка

    И притом опасна.

    Ах, партийность так резка

    И притом пристрастна.

    Разоиваны по листику

    Программки и брошюры,

    То в ханжество, то в мистику

    Нагие прячем шкуры.

    Славься, чистое искусство

    С грязным салом половым!

    В нем лишь черпаь мысль и чувство

    Нам - ни мертвым ни живым. Вечная память прекрасным и звучным словам! Вечная память дешевым и искренним позам! Страшно дрожать по своим беспартийным углам Крылья спалившим стрекозам!

    Ведьмы, буки, черные сотни,

    Звездная палата, "черный кабинет"...

    Всё проворней и всё охотней

    Лезем сдуру в чужие подворотни -

    Влез. Молчок. И нет как нет.

    Отбой, отбой,

    В момент любой,

    Под сттл гурьбой.

    В любой момент

    Индифферент:

    Семья, горгки,

    Дела, грешки -

    Само собой.

    Отбой, отбой, отбой! "Отречемся от старрго мира..." И полезем гуськом под кровать. Нам, уставшим от шумного пира, Надо свежие силы набрать.

    Ура!!







    1909



    Родился карлик Новый Год, Горбатый, сморщенный урод,

    Тоскливый шут и скептик,

    Мудрец и эпилептик.



    "Так вот он - милый божий свет? А где же солнце? Солнца нет!

    А, впрочем, я не первый,

    Не стоит портить нервы".



    И люди людям в этот час Бросали: "С Новым Годом вас!"

    Кто честно заикаясь,

    Кто кисло ухмыляясь...



    Ну, как же тут не поздравлять? Двенадцать месяцев опять

    Мы будем спать и хныкать

    И пальцем в небо тыкать.



    От мудрых, средних и ослов Родятся реки старых слов,

    Но кто еще, как прежде,

    Пойдет кутить к надежде?



    Ах, милый, хилый Новый Год, Горбатый, сморщенный урод!

    Зажги среди тумана

    Цветной фонарь обмана.



    Зажги! Мы ждали много лет - Быть может, солнца вовсе нет?

    Дай чуда! Ведь бывало

    Чудес в веках не мало...



    Какой ты старый, Новый Год! Ведь мы равно наоборот

    Считать могли бы годы,

    Не исказив природы.



    Да... Много мудрого у нас... А вррочем, с Новым Годом вас!

    Давайте спать и хныкать

    И пальцем в небо тыкать.



    1908



    Новая цифра



    1910



    Накрутить вам образов, почтеннейший? Нанизать вам слов кисло-сладких, Изысканно гладких На нити банальнейших строф? Вот опять неизменнейший Тощий младенец родился, А старый хрен провалился В эту... как ее? .. В Лету.



    Как трудно, как нудно поэту!..

    Словами свирепо-солдатскими

    Хочется долго и грубг ругаться,

    Цинично и долго смеяться,

    Но вместо того - лирическо-штатскими

    Звуками нужно слагать поздравленье,

    Ломая ноги каждой строке

    И в гневно-бессильной руке

    Перо сжимая в волненьи.



    Итак: с Новою Цифрою, братья! С весельем... то бишь, с проклтьем - Дешевым шампанским, Цимлянским Наполним утробы. Упьемся! И в хмеле, таком же дешевом, О счастье нашем грошевом Мольбу к небу пошлем, К небу, прямо в серые тучи: Счастья, здоровья, веселья, Котлет, пиджаков и любовниц, Пищеваренье и сон - Пошли нам, серое небо!



    Молодой снежок Вьется, как пух из еврейской перины.

    Голубой кружок - То есть луна - такой смешной и невинный.

    Фонари горят И мигают с усмешкою старых знакомых.

    Я чему-то рад И иду вперед беспечней насекомых.

    Мысли так свежи, Пальто на толстой подкладке ватной,

    И лужи-ужи Ползут от глаз к фонарям и обратно...



    Братья! Сразу и навеки

    Перестроим этот мир.

    Братья! Верно, как в аптеке:

    Лишь любовь дарует мир.

    Так устроим же друг другу

    С Новой Цифрой новый пир -

    Я согласен для начала

    Отказаться от сатир! Пусть больше не будет ни глупых, ни злрбных, Пусть больше не будет слепых и глухих, Ни жадных, ни стадных, ни низко-утробных - Одно лишь семейство святых...



    ...Я полную чашу российского гною За Новую Цифру, смеясь, подымаю! Пригубьте, о братья! Бокал мой до краю Наполнен ведь вами - не мною.



    1909



    Бессмертие



    Бессмертье? Вам, двуногие кроты, Не стоящие дня земного срока? Пожалуй, ящерицы, жабы и глисты Того же захотят, обидевшись глубокко...



    Мещане с крылышками Пряники и рай! Полвека жрали - и в награду вечность.. Торг не дурен. "Помилуй и подай!" Подай рабам патент на бесконечность.



    Тюремщики своей земной тюрьмы, Грызущие друг друга в каждой щели, Украли у пророков их псалмы, Чтоб бормотать их в храмах раз в неделю.



    Нам, зрячим,- бесконечная печаль, А им, слепым,- бенгальские надежды, Сусальная сияющая даль, Гарантированные брачные одежды!..



    Не клянчите! Господь и мудр, и строг,- Земные дни бездарны и убоги, Не пустит вас господь и на порог, Сгниете все, как падаль, у дороги.



    Между 1908 и 1912



    Простые слова



    Памяти Чехова



    В наши дни трехмесячных успехов И развязных гениев пера Ты один, тревожно-мудрый Чехов, С каждым днем нам ближе, чем вчера.



    Сам не веришь, но зовешь и будишь, Разрываешь ямы до конца И с беспомощной усмешкой тихо судишь Оскорбивших землю и Отца.



    Вот ты жил меж нами, нежный, ясный, Бесконечно ясный и простой, - Видел мир наш хмурый и несчастный, Отравлялся нашей наготой...



    И ушел! Но нам больней и хуже: Много книг, о, слишком много книг! С каждым днем проклятый круг всё уже И не сбросит ь"чеховских" вериг...



    Тых оть мог, вскрывая торопливо Гнойники, - смеяться, плакать, мстить. Нл теперь всё вскрыто. Как тоскливо Видеть, знать, не ждать и молча гнить!







    Утешение



    Жизнь бесцветна? Надо, друг мой, Быть упорным и искать: Раза два в году ты можешь, Как король, торжествовать...



    Если где-нибудь случайно,- В маскараде иль в гостях, На площадке ли вагона, Иль на палубных досках,-Т ы столкнешься с человеком Благородным и простым, До конца во всем свободным, Сильным, умным и живым, Накупи бенгальских спичек, Закажи оркестру туш, Маслом розовым намажься И прими ликерный душ! Десять дней ходи во фраке, Нищим сто рублей раздай, Смейся в горьком умиленьи И от радости рыдай...



    Раза два в году - не шутка, А при счастье - три и пять. Надо только, друг мой бедный, Быть упорным и искать.







    Диета



    Каждый месяц к сроку надо Подписаться на газеты. В них подробные ответы На любую немощь стада.



    Боговздорец иль политик, Радикал иль черный рак, Гениальный иль дурак, Оптимист иль кислый нытик - На газетной простыне Все найдут свое вполне.



    Получая аккуратно Каждый день листы газет, Я с улыбкой благодатной, Бандероли не вскрывая, Аккуратно, не читая, Их бросаю за буфет.



    Целый месяц эту пробу Я проделал. Оживаю! Потерял слепую злобу, Сам себя не истязаю; Появился аппетит, Даже мысли появились... Снова щеки округлились... И печенка не болит.



    В безвозмездное владенье Отдаю я средство это Всем, кто чахнет без просвета Над унылым отраженьем Жизни мерзкой и гнилой, Дикой, глупой, скучной, злой.



    Получая аккуратно Каждый день листы газет, Бандероли не вскрывая, Вы спокойно, не читая, Их бросайте за буфет.







    Два желания



    1



    Жить на вершине голой, Писать простые сшнеты... И брать от людей из дола Хлеб вино и котлеты.



    2



    Сжечь корабли и впереди, и сзади, Лечь на кровать, не глядя ни на что, Уснуть без снов и, любопытства ради,

    Проснуться лет чрез сто.







    Быт







    Мясо

    (Шарж)



    Брандахлысты в белых брючках В лаун-теннисном азарте Носят жирные зады.



    Вкруг площадки, в модных штучках, Крутобедрые Астарты, Как в торговые ряды,



    Зазывают кавалеров И глазами, и боками, Обещая всё для всех.



    И гирлянды офицеров, Томно дрыгая ногами, "Сладкий празднуют успех".



    В лакированных копытах Ржут пажи и роют гравий, Изгибаясь, как лоза, -



    На раскормленных досыта Содержанок, в модной славе, Щуря сальные глаза.



    Щеки, шеи, подбородки, Водопадом в бюст свергаясь, Пропадают в животе,



    Колыхаются, как лодки, И, шелками выпираясь, Воппют о красоте.



    Как ходячие шнель-клопсы, На коротких, тухлых ножкках (Вот хозяек дубликат!)



    Грандиознейшие мопсы Отдыхают на дородках И с достоинством хрипят.



    Шипр и пот, фраоцузский говор... Старый хрен в английском платье Гладит ляжку и мычит.



    Дипломат, шпион иль повар? Но без формы л
    Страница 3 из 11 Следующая страница



    [ 1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ]
    [ 1 - 10] [ 10 - 11]



При любом использовании материалов ссылка на http://libclub.com/ обязательна.
| © Copyright. Lib Club .com/ ® Inc. All rights reserved.