LibClub.com - Бесплатная Электронная Интернет-Библиотека классической литературы

А.А. Фет Письма Страница 9

Авторы: А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

    в Орел на мое имя.

    Жена уверяет, что знает, на ком Вы женаты. Увидим, успеет ли она делать

    чудеса? Недаром ее прежняя фамилия начинается с Б (это имеет мистическое

    значение). Буду ждать Ваших строк, а теперь жму Вам диужески руку при

    желании всего, всего лучшего.



    Весь Ваш А. Фет.



    18



    4 апреля



    Христос воскресе, милейший Лев Николаевич!

    Выпроводил образа, сдвинул со стола стекло, - обрезки от листов,

    которые сам врезал в парниковые колпаки. Алмаз режет расчудесно, и пишу к

    Вам, моя разумная головка! Сколько раз я Вас обнимал заочно при чтении

    "Казаков" и сколько раз смеялся над Вашим к ним неблаговолением ! Может быть,

    Вы и напишете что-либо другое - прелестное, - ни слова, - так много в Вас

    еще жизненного Еруслана, но "Казаки" в своем рьде chef d'oeuvre. Это я

    говорю положительно. Я их читал с намерением найти в них все гадким от А до

    Z, и кроме наслаждения полнотою жизни - художественной - ничего не обрел.

    Одна барыня из Москвы пишет мне, что это прелестно, но не возвышает дух, и

    видно, как будто автор хочет нас сделать буйволами. Матушка! Тем-то и

    хорошо, что автор ничего не хочет. Разумеется, так нее мало подобные барыни

    понимают Оленина. Да это и не их дело. Эх! как хорошо! И Ерошка, и Лукашка,

    и Марьянка. Ее отношение к Луакшке и к Оленину - верх художественной правды.

    Я нарочно по вечерам читаю теперь "Рыбаков" Григоровича. Все эти книги

    убиты Вами. Все повести из простонародного быта нельзя читать без смеха

    после "Казаков". Глеб лежит на вершах. Как? на вершах. Да навзничь, и его

    старуха застает шепчущим про себя имена сыновей: "Ваня! Вася! Петя!" Это

    статочно на луне или в доме барыни, которая через карманную трубку надувает

    свой гуттаперчевый кринолин. Но когда Оленин, полон надежд, приходит к ней,

    она говорит только: "У, постылый". Как это все свято, верно. Вот Вы сами

    осуществили правило: "Он мне про эмансипацию, а я стану есть редьку". Так,

    да надо есть-то ее умеючи.

    Пожалуй, чего доброго, коммунисты почтут Вас своим главой. Напрасно!

    Буйвол и Лукашка не потому хороши, что желают чужого во имя подлого

    трусливо-ленивого чувства зависти, а поиому что им ничего лишнего не нужно.

    Буйвол не семинарист с запахом лампадки и риторическими доводами под

    черепочком, а самый благородныйл орд. Он вполне джентльмен. Он делает все

    так, как делал его отец и дед. Буйвол порядочный чловек, и я люблю

    буйволицу. Поставьте Устеньку (кажется) и Марьянку в наши условия воспитания

    - одна выйдет непотребной девкой, а другая солдафоном, - но у себя в слободе

    - они богини. Богини - белых зубов, а это не безделица. Неизъяснимая

    прелесть _таланта_. Талант - это чистый цвет лотоса или хоть крапивы - все

    равно, но цвет .

    Послушать Вас порой в разговорах - нет силы согласиться, а в поэзии Вас

    нет - есть одна сила и правда, а там словопрители разбирай по субботам,

    отчего то или другое. "Казаки" должны явиться на всех языках , это

    дыхание леса с фазанами и Лукашкой, с бурки целящегося в абрека. Как лежит

    мертвец и колени развалились. Вы мастер, и Вам книги в руки.

    Школьники сидят на полу и перебирают пшеницу для семянной десятины.

    Пора сеять, а весна чуиь-чуть наклевывается.

    Пожалуйста, черкните при случае словечко. Что ружье и Гоольтяков?

    Получили ли мое предыдущее письмо?

    Кончаю и крепко жму Вам руку. Глаза плохо видят. Совсем было ослеп.

    Милым дамам Вашим прошу передать мой задушевный привет.



    19



    11 апреля .



    Не могу воздержаться, дорогой Лев Николаевич, чтобы не черкнуть Вам

    несколько слов по поводу вчера прочтенного "Поликушки", Вы знаете, как Вы

    мне дороги. Я не верю ни в чей современный талант, исключая Вашего. И не

    писать Вам считаю постыдным, как считал бы постыдным мотыльку не пить росы,

    вороне не воровать цыплят. Итак, - я, по-моему, имею полнейшее право

    говорить Вам свое мнение начистоту. Став перед моим судом, Вы не моргайте и

    не передавайте тяжесть корпуса с ноги на ногу, а не забывайте, что Вы Лев

    Толстой, а не Алексей и не Феофил {1}. Вам нечего ражоваться, что Вы

    мастерски справились с тем или другим сюжетом. Это Вам бог дал такой сильный

    живот. Но он же дал Вам нос художника. Зачем же Вы в угоду художнического

    искания нового позволяете себе искарь его там, где претит. На это Вы мне

    скажете, что у меня нет носу и что тут не претит. А я скажу, что кто не

    верит в Гомера, Рафаэля, Праксителя и Лизиппа - профанатор. Кол вбит,

    веревка натянута, теленок ешь, что хочешь, но не дальше Конца веревки -

    баста! Навеки. Дикий народ не мжоет иметь истории, и никто извне не может

    его заставить иметь, чего нет. Плесень народа не может иметь, то есть не

    должна иметь повествователя. А наши бывдие дворовые менее самых

    отвратительных негров (зри дядю Тома) {2} имеют право на перо первоклассного

    писателя. Мужики - другое дело - они хоть варвары - но люди. Дворовые - не

    люди и никому не понятны в одежде претензии на людей. И каков же результат?

    Вы бились всеми силами стать на божески недоступную точку, хотели быть

    отрешенным судьей, а стали как будто в отсталые ряды адвокатов. Это мне

    больно! Подумайте - Вы и адвокатура в поэзии. Возможно ли это. "Да я ни за

    кого". Вижу, знаю, слышу, чую, а дело-то все выходит вопиющее. "Это не моя

    вина". Стало быть, моя или попа Семена? Нет, Вы солнце, - ну и сияйте жарко,

    мягко, как хотите, но сияйте, а не стряпайте в темной закоптелой печи.

    "Казаки" - Аполлон Бельведерский. Там отвечать не за что. Все

    человечно, понятно, ясно, ярко - сильно. В "Поликушке" все рыхло, гнило,

    бедно, больно, ни солено огорком [?]. Вы отсылеате Абдини в лазарет, отчего

    же Поликушку не туда же? Все верно, правдиво, но тем хуже. Эо глубокий

    широкий след богатыря, но след, повергувший в трясину.

    Скажу последнее слово. Я даже не против сюжета. А против отсутствия

    _идеальной чистоты_. Венера, возбуждающая похоть, - плоха. Она должна только

    петь красоту в мраморе. Самая вонь должна в создании благоухать, перешедши

    durch den Labirint der Brust {через лабиринт сердца (нем.).} художника. А от

    "Поликушки" несет запахом этой исковерканной среды. Это какие-то вчерашние

    зады. Вот мое личное впечатление. Если я не прав, тем хуже для меня.

    Напишите же словечко.



    СТИХИ



    Месяц зеркальный плывет по лазурной пустыне... (см. т. 1).



    А. Фет.

    Адрес мой г. Орел.



    20



    16 мая , Степановка.



    "Абраккадабра" {1} дорогой Лев Николаевич! Вопрос: почему вы мне

    несказанно дороги? Ответ: потому что мне все дорого в жизни. Экая славная -

    с комарами, кукушками, грибами, цветами! Прелесть! - Нет, этого мало. Вы мне

    дороги за абракадабру. Другие пузятся и думают, что наука есть абракадабра,

    а вы понимаете, что она просто наблюдание над жизнью. Другие зато думают,

    что жизнь это так себе. Предписал или убил - и все, а не то - все переломал

    и сделал, как хочу; а вы понимаете, что тут-то и сидит моя милая

    абракадабра, чудище без головы и без хвоста. За какую нитку ни потяни, все

    голова, а она же и все ноги или хвост. Я присягаю, что не хожу вверх ногами,

    Линкольн тоже и бранит меня антиподом, т. е. человеком вверх ногами.

    Утешьтесь, голубчик. Это очень просто, т. е. ясно, что абракадабра, но

    этого рассудителям никогда не понять. - Вчера я искал вам русского места и

    положительно решил для себя, к черту деликарности! (Мне хочется говорить, а

    вы слушайте или нет, ванте дело.) Пушкин, Тютчев, Толстой Л. Н. - и больше

    никого из русских туда не пускаю. Не по писательству, а по ясной и крепкой

    голове. Ясные головы чеканят мысли кувалдой, а не ковыряют и вылизывают их,

    как лизун. - Ври, но ври так, чтобы я видел, что ты умеешь думать. Читаю -

    взял у Борисова всю "Ясную Поляну". - Прелесть! Насчет прогресса вполне

    согласен. Скорей можно допустить генерализацию - обобщение всех других

    исключений. Поэты, астрологи, генералы более или менее все люди. В каждом,

    хотя частью, живет эта струя. А какой общеисторический прогресс--для двух

    человек 19 века? Ни римляне, ни греки о нем не помышляли. Упадок, разврат и

    бессилие и т. п. нельзя назвать прогрессом

    Я в 42 года жизни знаю только одну историю - историю ястреба и

    перепелки. Ястреб ест перепелку не из безнравственности, а потому что

    обедает - будет ли ястреб Брут или Цезарь - все равно. Людей же я знаю

    только двух: мужика и солдата. "Все мое", - сказало злато. "Все мое", -

    сказал булат. И они только потому первые люди, и настолько первые, насколько

    они не человеки. Как только полезут в человеки, то становятся последними. Но

    есть подробности, с кот<орыми> я не согласен. - Вы признаете честные

    привычки, не признавая честных убеждений. По-моему, это две совершенно

    разных вещи. Можно иметь честные и нечестные, опрятные и нетпрятные

    привычки, независимо от убежденй, и наоборот. Можно понимать, что не

    следует рыгать в обществе, а между тем иметь такую прривычку. Но можно,

    никогда не рыгая, - не находить этого дурным. - Ни с вами, ни с Руссо я не

    согласен, что все люди родятся добрыми. - Если это с божественной точки, с

    которой нет зла, с которой и поляк и нигилист добро, - не спорю, но просто

    по-человечески, - в о
    Страница 9 из 40 Следующая страница



    [ 1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ] [ 14 ] [ 15 ] [ 16 ] [ 17 ] [ 18 ] [ 19 ]
    [ 1 - 10] [ 10 - 20] [ 20 - 30] [ 30 - 40]



При любом использовании материалов ссылка на http://libclub.com/ обязательна.
| © Copyright. Lib Club .com/ ® Inc. All rights reserved.