LibClub.com - Бесплатная Электронная Интернет-Библиотека классической литературы

Николай Георгиевич Гарин-Михайловский. Студенты. Тёма и его друзья Страница 4

Авторы: А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

    вертой рюмки Корнев, порядочно охмелевший, сказал:

    - Ну, пьяницы, довольно, пошли все влн назад.

    Когда они вернулись на платформу, Корнева всиретилась глазами с аКрташевым... Он, под влиянием выпитой водки, особенно нежно взглянул на нее.

    - Карташев, подите сюда, - подозвала его Корнева.

    Они пошли по платформе.

    Аглаида Васильевна, собравшаяся было что-то сказать сыну, только махнула рукой и, обратившись к брату, заметила:

    - И не слушает даже! Посади меня где-нибудь.

    Брат подвел сестру к скамейке, стоявшей в стороне, и проговорил, усаживаясь рядом:

    - Да уж, сестра, такой возраст, что на всякую юбку променяет нас.

    - Ни на кого он меня не променяет, - сказала, помолчав, Аглаида Васильевна, - он любящий, добрый мальчик.

    - Так-то так, да года-то его не любящие.

    - Глупости говоришь ты, - ответила Карташева, - если уж хочешь знать, могу тебе сообщить характер их отношений: он поверенный в ее любви к Рыльскому.

    Аглаида Васильевна бросила насмешливый взгляд на брата.

    - Сам признался мне. Совершенный еще ребенок, - усмехнулась Карташева. - Рассказывает мне, как он стал ее поверенным...

    - Разиня какой...

    Аглаида Васильевна, видимо, не рассчитывала на такой эффект и вызывающим голосом спросила:

    - Почему разиня?

    - Помилуйте, сестра, в его годы...

    - Ну, вот опять его годы!.. только что ты говорил, что в его годы он меня с тобой променяет на всякую юбку, а теперь... Дело не в годах здесь, а в воспитании.

    И Аглаида Васильевна с некоторой пренебрежительностью отвернулась от брата и стала искать глазами сына.

    - Послушайте, Карташев, - говорила между тем Корнева, - я замечаю, что с тех пор, как... Ну, одним словом, с тех пор... вы помните... вы совсем переменили со мной обращение. Я хочу знать, почему это? Если в ваших глазах я пала...

    - Бог с вами, что вы говорите, - горячо заговорил Карташев. - Я был бы негодяем, если бы, узнав так доверчиво открытую мне тайну, вдруг позволил бы себе... Да, наконец, что тут дурного? Поверьте, что всякий на его месте только...

    Карташев замолчал.

    - Что только?

    Сердце Карташева замерло от вдруг охватившего его чувства.

    - Послушайте, - сказл он решительно, - мы сейчас уезжаем. Неужели вы никогда не догадывались, что я был в вас, как сумасшедший, влюблен?

    - Вы?! А теперь?

    Карташев поднял на нее свои глаза.

    - Н... да... послушайте... - растерялась Корнева, - что я вам хотела сказать?

    Горячая волна крови прилила к ее лицу.

    Они оба молчали и стояли друг против друга. Карташев испытывал какое-то совершенно особенное опьянение.

    - Как хотите, сестра, но с таким лицом не поверяют и не принимают поверяемых тайн, - лукаво произнес брат Аглаиды Васильевны.

    Мать сама давно заметила что-то особенное и теперь громко и строго позвала сына:

    - Тёма, мне надо с тобой поговорить.

    Карташев в последний раз посмотрел на Корневу. Все вихрем закружилось перед ним, и, не помня себя, он прошептал:

    - Да, я люблю вас и теперь!

    Взволнованный подошел он к матери.

    Карташева встала и недовольно сказала сыну:

    - Ты мог бы и раньше переговорить с посторонними (на этом слове она сделала особое ударение), а последние минуты можно, кажется, и с матерью побыть... Пойдем ос мной.

    Сын пошел рядом с нею. Они ходли по платформе, ему что-то говорила мать, но он ничего не слышал, ничегоо не видел, или, лучше сказать - видел, слышал и чувствовал только одну Корневу, ее голубенькое в мелких клетках платье, ее жгучие глаза. По временам от избытка чувства он поднимал голову, смотрел в ясное небо, вдыхал в себя нежный аромат начинающегося вечера, влюбленными глазами следил за проходившей по временам Корневой, и все это было так ярко, так сильно, так свежо, так не похоже на то настроение, которого желала и требовала мать от уезжавшего в первый раз от нее сына.

    - Ты на прощанье стал совершенно невозможным человеком. Ты ничего не слушаешь, что я тебе говорю. Скажи, пожалуйста, что она с тобой сделала?!

    - Ничего не сделала, - угрюмо ответил Карташев.

    - Ты пьян?!

    - Ну, вот и пьян, - растерянно сказал Карташев.

    Аглаида Васильевна, как ужаленоая, отошла от сына. Она была потрясена. Она всю себя отдала детям, она делила с ними их радости и горе, она только и жила ими, волнуясь, страдая, переживая с ними все до последней мелочи. Сколько горя, сколько муки перенесла она, работая над сыном. И что ж? Когда она считала, что работа ее почти окончена, что вложенное прочно и надежно, что же видит она? Что перуая подвернувшаяся пустая девчонка и кутилы товарищи сразу делают с ее сыном так же, как и она, все, что хотят. Уверенная в себе, она точно потеряла вдруг почву. Слезы подступили к ее глазам.

    "Я, кажется, делаю крупную ошибку, - я рано, слишком рано отпускаю его на волю", - подумалм она.

    А Карташев, отойдя от матери, со страхом думал о том, чтобы скорее был звонок - поскорее уехаьт. Он боялся, что мать вдруг возьмет и оставит его. Он вдруг как-то сразу почувствовал весь гнет опеки матери, и ему казалось, что больше переносить этой опеки он не мог бы. Даже Корнева, если б он остался, не утешила бы его. Напротив, ради нее он хотел бы еще скорее уехать. Это признание, которое так неожиданно вырвалось, которое так сладко обожгло его, начинало уже вызывать в нем и к ней и к себе какое-то неприятное чувство сознания, что они оба точно украли что-то такое, что уж ни ей, ни ему не принадлежит. Карташев вслед за другими угрюмо подошел к кассе и лихорадочно ждал своей очереди. Но вот и билет в руках. Сдан и багаж. Уж везут его сундук на тележке.

    Сомнения больше нет: он едет!

    Через несколько минут все это уж будет назади. Перед ним жизнь, свет, бесконечный простор!

    Он тревожно искал глазами мать.

    Взгляд его упал на ее одинокую затертую фигурку. Она стояла, облокотившись о решетку, ничего перед собою не видя; слезы одна за другой капали по ее щекам. А у нее что впереди?!

    Кариашев стремительно бросился к ней.

    - Мама! Милая мама... дшрогая моя мама...

    Слезы душат его, он целует ее голову, лицо, руки, а мать отворачивается и наконец вся любящая - рыдает на груди своего сына. Все стараются не замечать этой бурной сцены между сыном и матерью, всегда такой сдержанной. Аглаида Васильевна уже вытирает слезы; Карташев старается незаметно вытереть свои. Слабый, как стон, уже несется удар первого звонка, и уже раздается голос кондуктора:

    - Кто едет, пожалуйте в вагоны.

    Толпа валит в вагоны.

    - Сюда, сюда! - кричит Долба.

    Нагруженная, за ним бежит подвыпившая компания, бурно врывается в вагон, и из открытых окон вагона уже несется звонкое и веселое "ура!".

    Жандарм спешит к вагону и, столкнувшись вдверях с Шацким, набрасывается на него:

    - Господин, кричать нельзя!

    - Мой друг, - отвечает ему снисходительно Шацкий, - ты не ошибешься, если будешь говорить мне: ваша светлость!

    Фигура и слова Шацкого производят на жандарма такое ошеломлящее впечатление, что тот молча, заглянув в вагон, уходит. Встревоженные лица родных успокаиваютсяя, и чрез несколько мгновений отъезжающие опять возле своих родных и над ними острят.

    - Вот отлично бы было, - говорит Наташа, - если бы жандарм арестовал вас всех вдруг.

    - Что ж, остались бы, - говорит Корнев, - что до меня, я бы был рад.

    Он вызывающе смотрит на Наташу, и оба краснеют.

    - Смотрите, смотрите, - кричит Маня Корнева, - Вася краснеет! первый раз в жизни вижу... ха-ха!

    Все смеются.

    - Деточки мои милые, какие ж вы все молоденькие, да худые, да как же мне вас всех жалко! - И старушка Корнева, рыдая, трясет голоаой, уткнувшись в платок.

    - Маменька, оставьте, - тихо успокаивает дочь, - смотрят все.

    - Ну и пусть смотрят, - горячо не выдерживает Корнев, - не ругается ж она!

    - Голубчик ты мой ласковый, - броаается ему на шею мать.

    - Ну, мама, ну... бог с вами: какой я ласковый, - грубиянил я вам немало.

    Второй звонок замирает тоскливо.

    Начинается быстрое, лихорадочное прощанье. Аглаида Васильевна крестит, целует сына, смотрит на него, опять крестит, захватывает воздух, крестит себя, опять сына, опять целует и опять смотрит и смотрит в самую глубину его глаз.

    - Мама, мама... милая... дорогая, - как маленькую, ласкает и целует ее сын и тоже заглядывает ей в глаза, а она серьезна, в лице тревога и в то же время крепкая сила в глазах, но точно не видит она уж в это мгновение никого пред собой и так хочет увидеть. Она судорожно, нерешительно и бесконечно нежно еще и еще раз гладит рукой по щеке сына и растерянно все смотрит ему в глаза.

    У Карташева мелькает в лице какой-то испуг. Аглаида Васильевна точно приходит в себя и уже своим обычным голосом ласково и твердо говорит сыну:

    - Довольно... я довольна: ты любишь... Бог не оставит тебя... Иди, иди, садись...

    Вот они все уж в окнах вагона и опять точно забыли, что чрез минуту-другую тронется поезд.

    В толпе провожающих быстро мелькает цилиндр Дарсье.

    - Дарсье, Дарсье!

    Все, возбужденные, высовываются из окон.

    - Еюешь?!

    - Еду, но без разрешения: сорок рублей всего в кармане!

    - Уррра... а-а-а!!! - залпом вылетает из всех окон вагона.

    Жандарм опять спешит с другого конца.

    - А багаж?

    - Ничего!

    - У-ррр-а-а-а!

    - О-ой! - завывает от восторга Корнев.

    Дарсье влетает в вагон, и на мгновенье все лица исчезают в окнах.

    Слышны оттуда полупьяные веселые крики и возгласы:

    - Кар! Кар!

    - Француз!

    - Ворона!

    - А это видел? - вытаскивает Ларио бутылку водки и колбасу.

    - Урра-а-а!

    - Господа!! - кричит жандарм.

    Все опять бросаются к окнам.

    - Виноват!! Никогда больше не буду!! - кричит ему из окна Корнев и корчит такую идиотскую рожу, что все, и отъезжающие и остающиеся, хохочут.

    Третий звонок, и все сразу
    Страница 4 из 40 Следующая страница



    [ 1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ] [ 14 ]
    [ 1 - 10] [ 10 - 20] [ 20 - 30] [ 30 - 40]



При любом использовании материалов ссылка на http://libclub.com/ обязательна.
| © Copyright. Lib Club .com/ ® Inc. All rights reserved.