LibClub.com - Бесплатная Электронная Интернет-Библиотека классической литературы

Николай Георгиевич Гарин-Михайловский. Студенты. Тёма и его друзья Страница 8

Авторы: А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

    ольшом городе, словно тонет в тумане, словно замирает размашистая, грандиозная жизнь дня, чтоб с огнями вечера опять вспыхнуть с новой силой в разных театрах, собраниях... Там, в той жизни, какая нужна сила, кака ямощь, чтобы выплыть на ее поверхность? Там Карталев, Шацкий уже готовы вот-вот броситься в этот водоворот - и не боятся... а он одинаково робкий и чтобы вместе с ними броситься в этот кипучий поток, и чтобы примкнуть ближе к кружку Иванова... А жить так хочется, и так болит сердце от этой пустоты, от сознания совего бессилия, ничтожества... Улетел бы в эту даль, туда, в позолоту лучей догорающего дня, которые точно неумолчно говорят о чем-то душе, будят и зовут ее из тоскливой пустоты удручающих мыслей о своем бессилии... И такая вся жизнь! - пустая, скучная, бессильная, раболепная перед каждым нелепым случаем, трусливая пред каждым столкновением, унылая, всегда тоько грубо ремесленная.

    Корнев не заметл, как тихо отворилась дверь и вплыла Аннушка.

    Он пришел в себя, когда громадная Аннушка, обхввтив его своими объятиями сзади, произнесла вдруг:

    - И что он это все думает?

    - Убирайтесь вон!!

    - Господи! - только успела вскрикнуть Аннушка и скрылась из комнаты.

    Корнев не мог прийти в себя от неожиданности и возмущения. Еще только недосавало именно Аннушки! Вот достойная его компания...

    Но прошло некоторое время, и Корнев стал думать иначе. Он поймал самого себя на высокомерии и, остановившись, задал себе вопрос: "А почему и недостойна она меня? Чтоя за цаца такал и куда постоянно лезу с суконным рылом? Да, может быть, она, простая, в тысячу раз лучше мня, ломаного, искалеченного, меня, для которого мое дурацкое знание и мой жалкий самосознающий ум только истовники вечного унижения? Да, наконец, ну что такое в самом деле Аннушка? Простой, добрый человек, как умеет выражающий свои чувства".

    Корнев постучал кулаком в стену.

    Когда вошла Аннушка, он ласково сказал:

    - Самовар дайте, пожалуйста.

    - Ишь как напугал, - весело ответила Аннушка.

    Корневу было приятно, что она не поставила ему в вину его резкость.

    Когда Аннушка приносила ему поднос с посудой и затем самовар, он хотел быть с ней ласковым, хотел что-нибудь сказать, но не решился, и только, когда та принялась приготовлять ему постель, он, проходя мимо и слегка хлопнув ее по широкой спине, проговорил:

    - Ишь здоровая...

    В ответ на это Аннушка, почувствовав, что ветер подул с другой стороны, ответила важно:

    - Не балуй.

    - Вот как, - фыркнул себе под нос Корнев.

    Настал длинный, скучный вечер. Корнев напился чаю, принялся опять было читать, но не читалось; вспомнил о том, что, может быть, придется уехать, прогнал эту мысль и все остальные, которые по ассоциации идей поползли было в голову, и стал ходить по комнате, желая жить и думать только о настоящем. Это настоящее вопшощалось в этот вечер в громадной Аннушке. Ее тяжелые шаги, глухо раздававшиеся там где-то в лабиринте темных коридорчиков, раздражали невы Корнева. Он останавливался, прислушивался и опять ходил. Иногда он точно просыпался вдруг, его охватывало какое-то омерзение, и он быстио садился за книгу. Но опять вставал и опять начинал нервно, тревожно шагать.

    Мусль о возможном сближении с Аннушкой охватывала его все сильнее больной истомой. Чувствовалось какое-то унижение в этом, но этого ему и хотелось сегодня. Он ложился на кровать, его грудь тяжело подымалась, кровь, как расплавленная, переливалась в жилах и молотом била в голову. Было уже двенадцать часов ночи. Корнев разделся и потушил лампу. Давно все стихло...

    Но вот, чу! точно пол скрипнул... точно тени задвигались по комнате, словно паутина опуталк лицо и мысли... Весь охваченный, Корнев протянул руку и наткпулся на голую громадную руку наклонившейся к нему Аннушки...





    Пробуждение Корнева на другой день было странное: и легкое и тяжелое. Точно в нем сидело два человека и один пытливо и злорадно спрашивал: "А теперь что?" Другой же равнодушно, пренебрежительно отвечал: "Ничего"...

    Он лежал грустный, задумчивый, с каким-то легким в то же время ощущением, - точно несколько лет ему с плеч сбавили.

    Дверь отворилась, и Аннушка вошла в комнату. Она была в новом платье, новом фартуке, и на лице ее был праздник. Она осстановилась, взялась за бока и вполоборота спросила лукаво:

    - А муж? - и тяжело вздохнула.

    Корнев, не ожидавший ничего подобного, лежал и растерянно молчал, угрюмо сдвинув брови.

    Но Аннушка, у которой переходы были быстры, уже вытирала передником губы и веселым голосом говорила:

    - Ну, поцелуемся... Сегодня ведь мой рожденный день...

    Она наклонилась к Корневу и толстыми мягкими губами, с ароматом своей деревенской избы, залепила Корневу сразу и губы, и глаза, и весь мир, поставив его властно только перед собой одной - колоссальной Аннушкой.

    - Хорошенький ты мой! - тихо прошептала она и со вздохом удовлетворения вышла из комнаты, оставив свою жертву пластом лежать на кровати, с закрытыми глазами.

    Корнев долго лежал.

    - Ну, все равно, - облегченно сказал он наконец, поднялся в начал быстро одеваться.

    Напившись чаю, он вышел на улицу. День был на славу. В академии Корнева ждала приятная новость: он был зачислен в число студентов.





    X



    Карташев сделал еще несколько попыток одолеть лекции энциклопедии, достал даже Гегеля, собираясь читать его в подлиннике, но все это как-то ни к чему не привело. Он кончил тем, что перестал посещать лекции знаменитого профессора, а Гегель так и лежал почти нетронутый, пугая Карташева своим видом.

    Лекции других профессоров также не привлекли к себе его внимания.

    Римское право показалось ему продолжением латинского языка и во всяком случае таким, которое требовало простой зубрежки, а потому Карташев и решил, что время, потраченное на слушание, можно провести производительнее, посвятив его прямо зубрению всяких латинских текстов римского права.

    Приступить к этим текстам он все и собирался изо дня в день.

    Русское право было понятно, но профессор читал тихо и снотворно, и на Карташева нападала такая неожиданная дрема, что он перестал посещать и эти лекции, объясняя свое отсутствие на них страхом заснуть и тем поставить себя в безвыходное положение.

    "Зачем я буду рисковать скандалом? Лучше же дома прочесть: благо слово в слово читает".

    Наконец, лекции государственного права пришлись по вкусу Карташеву, но здесь уж были другие причины, по которым он редко бывал на них. Во-первых, чисто финансовые - посещение университета стоило денег: извозчик, завтрак с бутербродами... Во-вторых, из трех лекций в неделю по государственному праву две начинались в девять часоу, то есть как раз в то время, когда Карташеву невыносимо хотелось спать. А в-третьих, литографированные лекции и по государственному праву существовали, следовательно, и их можно было прочесть.

    Понемногу Карташев так разоспался, что вставал часов в одиннадцать. Вставши, пил чай, читал газету и задумывался над тем, что ему предпринять: сесть ли за лекции, написать ли домой письмо или загляруть в университет? Последнее наводило на мысль о финансах, и он с тоской в душе начинал пересчитывать всои капиталы. Их невероятнор уменьшение повергало его в новое уныние. Он садился составлять еще новую смету. Но скьлько-нибудь вероятная смета уже настолько превышала наличность, что Карташев скоро бросал это дело и шел обедать. После обеда читал газету, валялся на диване и нередко засыпал, укрытый газетой.

    Вечером он пил чай, и если не приходил Ларио, то отправлялся в театр скромно, - куда-нибудь в галерею.

    Если же заходил Ларио, то они сидели, разговаривали, а иногда отправлялись вдвоем на вечерние прогулки по Вознесенскому и Мещанским. Тихий, сдержанный и молчаливый, Ларио делался бойким на улице, его "го-но-го" звонко неслось по Вознесенскому, он заигрывал с проходившими девицами полусвета, подпрыгивал перед ними, визжал и бойко неестественным голосом парировал их замечания.

    Ларио не раз звал Карташева отправиться к Марцынкевичу, но тот от такого посещения наотрез отказывался.

    - Почему же? Ведь там тебя же... Странно...

    Ланио коробило, как он говорил, "жантильничанье"* Карташева. Он шутливо кипятился и фыркал, затрудняясь объяснить Карташеву безопасность такого посещения для него.

    ______________

    * жеманство (от франц. gentil).



    - Ведь ты же не девушка, наконец.

    Ларио презрительно пускал свое "го-го-го".

    Кончалось тем, что Ларио говорил:

    - Ну и черт с тобой, я бы пошел, если бы у меня была рублевка.

    - Возьми, - предлагал Карташев.

    После некоторого колебания Ларио брал.

    - Как получу урочишко, первое, Тёмка, что сделаю, - куплю почетный билет в Марцыоку... билет три рубля стоит, и тогда за вход всего двадцать копеек, а так - по рублику каждый раз пожалуйте.

    - Если хочешь, возьми три.

    - Ну, что ты! Да я вот сегодня только, а таам до урока - ни-ни...





    XI



    Прошел месяц со дня приезда Картсшева в Петербург.

    Как-то раз выходя из конки, скучавший и томившийся Карташев встретился неожиданно лицом к лицу с долговязым Шацким. Шацкий, расставив ноги, весело смотрел на Карташева: тот же шут, несмотря на путейскую фуражку, с маленьким рымяным лицом, веселый и возбужденный. Карташев очень обрадовался ему.

    - Здравствуй, здравствуй, - заговорил снисходительно Шацкий.

    Карташев, хотя и не был с ним на "ты", ответил ему весело:

    - Здравствуй!

    - Ну-с, мой друг, как поживаешь? - спросил покровительственно Шацкий. - Откуда?

    - С лекций.

    - О! Куда теперь?

    - Обедать.

    - К Детруа, конечно?

    - Да.

    - Да, да... Ростбиф из конины, огурцы с купоросом... да, да. Твой живот?

    - Каждый день понос.

    - Да, да: пока ешь - вкусно; кончил, в брюхе кол, чкрез полчаса после обеда опять есть хочется, а вечером расстройство... Connu...*


    Страница 8 из 40 Следующая страница



    [ 1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ] [ 14 ] [ 15 ] [ 16 ] [ 17 ] [ 18 ]
    [ 1 - 10] [ 10 - 20] [ 20 - 30] [ 30 - 40]



При любом использовании материалов ссылка на http://libclub.com/ обязательна.
| © Copyright. Lib Club .com/ ® Inc. All rights reserved.