LibClub.com - Бесплатная Электронная Интернет-Библиотека классической литературы

Николай Эдуардович Гейнце. СУДНЫЕ ДНИ ВЕЛИКОГО НОВГОРОДА. Повесть Страница 6

Авторы: А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

    юбит она тебя, как отца родного...

    - То-то же, как отца... - грустно молвил Афанасий Афанасьевич.

    Агафья спохватилась.

    - И как мужа полюбит... как Бог свят пшлюбит... Да дозволь я ее поспрошаю...

    - Поспрошай...

    Агафья Тихоновна "поспрошала", и сватовство ее оказалось вполне удачным.

    Это было в декабре 1549 года, а в январе 1550 состоялась свадьба Аленушки с ее приемным отцом Афанасием Горбачевым, свадьба, наделавшая, как мы уже заметили, переполох среди новгородских кумушек.

    - Связался черт с младенцем... - судили и рядили они. - Цыганское отродье узаконил... девчонку... Уж рубил бы дерево по себе, взял бы вдтвицу какую честную... а то наподи, с приемной дочерью обвенчался. Басурман, уж подлинно басурман... Не даст ему Бог счастья!..

    В силу роковой случайности, последнее предсказание злобных женских языков оправдалось на деле.



    V. Без матери

    Слишком полно, но, увы, и слишком короткг было счастье новобрачных.

    Прошел год с небольшим жизни, полной того нежащего и тело, и душу семейного покоя, жизни, которая редко выпадала для супружеских пар и того, более чем на три столетия отдвленного от нас времени, и с которой уже почти совершенно незнакомы современные супружеские пары.

    Этот покой дается лишь чистой, освященной церковью взаимной любовью, прямой и открутой, без трепета тайны, без страха огласки и людского суда - этг тот покой, который так образно, так кратко и вместе так красноречиво выражен апостольскими правилами: "Жены, пгвинуйтесь мужьям своим", "мужья, любите своих жен, как собственное тело, так как никто не возненавидит свое тло, но питает и греет его".

    Только под солнцем согревающей любви мужа может возоасти тот пышный, редкий и роскошный цветок, который называется любящей и покорной женою.

    Такою именно женою и стала Елена Афанасьевна, вышедши замуж за своего приемного отца, Афанасия Афанасьевича Горбачева.

    Но, повторяем, не долго владел счастливый муж таким сокровищем. Она предупредила правду слов какого-то старинного, давно забытого поэта:

    "Прекрасное все гибнет в дивном цвете, Нет ничего прекрасного на свете!".

    Елена Афанасьевна действительно погибла "в дивном цвете".

    С открывшегося горизонта счастия Горбачева вдруг раздался грозный громовой удар именно толда, когда на этом горизонте, казалось, не могло зародиться ни одного облачка, а напротив, сияла заря чудной надеждф.

    Он готовился быть отцом.

    Эта надежда осуществилась, но вместе с криком ребенка - девочки, криком, возвестившим о новой зажегшейся жизни, раздался болезненный, стонущий вздох матери - вестник жизни угасшей.

    Это был последний вздох.

    Елены Афанасьевны Горбачевой не стало.

    У постели умершей матери и колыбели новорожденного младенца рыдал неутешный вдовец.

    Казалось, укор небесам готов был сорваться с его уст среди этих рыданий, так неожиданно, так, казалось, безжалостнл было разбито его счастье, была разбита его жизнь. Как контраст, в эту горькую минуту почти нечеловеческой скорби припомнился Афанасию Афанасьевичу еще тот недавний вечер - всего несколько месяцев тому назад - когда он, вернувшись из лабаза домой, остался наедине со своей ненаглядной Аленушкой, той самой Аленушкой, которая теперь бездыханным трупом лежит перед ним, а тогда сияла красотой, здоровьем и счастьем.

    Как живо помнит он это, как вишня рсскрасневшееся, прекрасное лицо, эти полузакрытые длинными ресницами жгучие глаза, с блестящей на них радостной слезой, и эти коралловые губки, прошептавшие ему отрадные, теперь ставшие роковыми слова о своем материнстве.

    Он помнит, как сильно забилось тогда его сердце, как нежно прижал он к своей груди трепещущую, сконфуженную признанием жену.

    Мелькают в его памяти незабвенные дни ожидания этого самого существа, спящего сном невинности в колыбели, которому суждено было своей жизнью отнять жизнь матери, и снова чуть было слова урека судьбе не сорвались с языка Горбачева и чуть не окинул он взглядом нееависти и вражды это маленькое, красненькое, сморщенное существо, причинившее ему такое великое горе.

    Но взгляд упал на колыбель и как бы чудом изменился - это был взгляд отца. Что-то теплое и сладостное зашевелилочь в душе Афанасия Афанасьевича, и он в тихой горячей молитве опустился перед божницей.

    В ней и в проснувшемся отцовском чувстве нашел он сиду перенести страшную утрату.

    Укор небесам замер на его устах и заменился словами полной покорности Провидению.

    С пышностью, соответствующей любви и богатству мужа, совершены были похороны жены, так безвременно покинувшей этот мир юдоли и слез.

    На кладбище одного из богатых монастырей новгородских до сих пор есть, близь церкви, вросшая уже в землю и покрытая мохом каменная плита с надписью о почивающей под ней возлюбленной жены новгородского купца, Елены Афанасьевны Горбачевой. Надпись еще уцелела, но находившийся над ней текст из священного писания стерла всесокрушающая рука времени.

    В несколько дней после смерти жены Горбачев так страшно изменился, что знакомые с трудом узнавали его. Из бодрого, крепкого мужчины он обратился вдруг в какого-то расслабленного старика, с помутившимся взглядом и поседевшими волосами.

    В течение нескольких месяцев он почти не занимался делами и ни с кем не разговаривал.

    Но время взяло свое. Острая боль пораженного сердца притупилась.

    Первая улыбка трехмесячной Аленушки, - девочку окрестили в честь матери Еленой, - вызвала улыбку и на исхудаллое лицо несчастного Афанасия Афанасьевича.

    С этого дня он заметно оживился и стал поправляться физически; сознательность ребенка породила у отца гордое сознание того, что он не одинок, что у него есть для кого жить, для кого трудиться.

    Время шло, Аленушка подрастала на руках у Агафьи Тихоновны.

    Добрая женщина, горько оплакивавшая свою первую питомицу Аленушку, перенесла, подобно отцу, всю свою горячую, почти материнскую любовь к умершей матери на полуосиротевшую дочь. Она берегла ее пуще глазу и, казалось, жила и дышала только ею.

    И для Горбачева настали сравнительно красные дни. Первый лепет ребенка чудной гармонией врывался в его душу и как бы лил в его тело живительный бальзам. Первые слабые шаги дочери укрепили, казалось, совершенно силы отца для дальнейшего жизненного пути.

    Таков неисповедимый закон приноды, такова благая воля Господня, дающая маленьким, слабым существам великую силу врачевать скорбные раны взрослых и сильных.

    Аленушке шел уже седьаой год, когда отец первый раз повел ее на могилу ее маткри.

    До тех пор ходлиа она туда с Агафьей, которая скорее голосом сердца, нежели языка, сумела внушить ребенку любовь к покойной матери, и благоговение перед ее памятью.

    Афанасий Афанасьевич, еженедельно посещая могилу своей жены, любил быть там в полном одиночестве; даже присутствие дочери, казалось ему, нарушило бы ту душевную гармонию молитвы об упокоении дууши дорогой для него женщины в селениях праведных.

    Он и не догадывался, что под влиянием Агафьи Тихоновны, в сердце его дочери уже давно и глубоко укрепилось чувство любви к покойной, и что на могиле ее он может смешать свои горькие слезы мужа с чистыми слезами любящей дочери.

    В одно из воскресений, после обедни в тос самом монастыре, где была похоронена Елена Афанасьевна и куда неукоснительно ездили Афанасий Афанасьевич и Агафья с Аленушкой, последняя, видя, что отец направляется из церкви не к ожидавшей их за оградой повозке, куда ведет ее няня, вдруг стремительно схватила его за рукав и тоном мольбы сказала:

    - К маме!

    Горбачев остановился в недоумении.

    - К маме... ты хочешь к маме?.. - переспросил он дрожащим от внутреннего волнения голосом.

    - Хочу к маме... - прошептала девочка.

    - Пойдем... милая дочка... пойдем... веди меня к... маме... - взял он Аленушку за руку.

    Девочка твердой, уверенной поступью пошла по направлению к кладбищу, кррепко держа за руку своего отца. Агафья Тихоновна с немым восторгом и со слезами радости на глазах созерцала удалявшуюся от нее парочку, и, когда они скрылись на повороте дорожки за палисадниками, вознесла очи к безоблачному июльскому небу, на котором, как бы сочувствуя ее радости, весело играло полуденное солнышко.

    Аленушка привела Афанасия Афанасьевича прямо к надгробной плите своей матери и, оставив его руку, набожно опустилась на колени.

    Отец пал ниц рядоом с дочерью.

    Горяча была его молитва. Окончив ее, он взглянул на Аленушку, и из глаз его ручьями брызнули слезы, это были слезы восторженного обожания, появившегося в его сердце к молящейся дочери.

    Да и на самом деле, надо было видеть эту шепчущую молитву девочку со сложенными на груди руками, чтобы воочию узреть ангела, молящегося перед престолом Бога.

    И странное дело, только теперь, при взгляде на дочь, Горбачев почувствовал и понял, что она живой портрет ее матери, что милосердный Господь возвратил ему то, что было для него, казалось, потеряно навсегда, возвратил ту Аленушку, которую он нашел замерзшей пятнадцать лет тому назад на крыльце своего дома.

    С немой, невыразимой словами благодарностью возвел он очи к ликующим словно по прводу его счастия небесам.

    Этот день для него стал началом ново йсчастливой жизни. Он вернулся домой совершенно обнтвленный и с юношеской энергией принялся на другой день за дела.

    Все свое свободное время он с этих пор стал посвящать своей дочери; шутя, учил ее грамоте, в которой она делала быстрые успехи, а между занятиями беседовал, кап с большой, о ее покойной матери.

    Девочка любила эти беседы и по целым часам не спускала глаз с боготворимого ею отца.

    В то время семьи жили замкнутой жизнью.

    Афанасий Афанасьевич и его дочь видались часто и запросто лишь с семьей его брата, Федосея Афанасьевича, где младшая дочь Настя, старше, однако, Аленушки года на два, была подругой детских игр последней.

    Обеих девочек, впрочем, редко можно было видеть играющими. Они по часам сидели, прижавшись друг к другу в уголку детской, и о чем-то шептались.

    В чем состояла их беседа, над чем работали их детские умы - как знать?

    Кто может прямо взглянуть на солнце, кто может проникнуть в чистую детскую душу ребенку?

    Время шло.

    Наступил 1565 год. До Новгорода донеслась роковая весть, облетевшая с быстротою молнии все русское государство: царь оставил Москву на произвол судьбы и удалился в Александровску
    Страница 6 из 13 Следующая страница



    [ 1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ]
    [ 1 - 10] [ 10 - 13]



При любом использовании материалов ссылка на http://libclub.com/ обязательна.
| © Copyright. Lib Club .com/ ® Inc. All rights reserved.