LibClub.com - Бесплатная Электронная Интернет-Библиотека классической литературы

А. И. Герцен. БЫЛОЕ И ДУМЫ ЧАСТЬ ШЕСТАЯ. АНГЛИЯ (1852 - 1864) Страница 24

Авторы: А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

    (127) цвет. Не Герцен, не Ледрю-Роллен и Пьянчани будут говорить - а большей частью англичанк, из наших же один Кошут возьмет речь, чтоб изложить положение дел и проч.".-Я отвечал, что "приглашение не говорить на митинге я получил - и с тем большей охотой его принимаю, что оно очень легко".

    Сближение с англичаами не состоялось, уступки были сделаны напрасно - даже подписка шла плохо. Ж. Вомслей сказал, что он готов датб денег, но не хочет подписать своего имени, не желая как член парламента официально участвовать в сборе, цель которого не признана правительством.

    Все это и, между прочим, мое отдаление от митинга довело раздражение молодых людей до крайней степени, у них уже ходил по рукам обвинительный акт. Как нарочно, в то же время я должен был перевестир усскую типографию в другое место. Зенкович, нанимавший на свое имя дом, в котором помещалась она вместе с польской типографией, был кнугом в долгах, два раза уже являлись брокеры 158, - вский день можно было ждать, что типографию захватят вместе с другой мебелью. Я поручил Чернецкому ее перевести - Зенк<ович> упирался, не хотел выдать букв и принадлежностей - я написал ему холодную записку.

    В ответ на нее на другой день приехал больной и расстроенный Ворцель - ко мне в Твикнем.

    - Вы нам наносите Ie coup de grace 159 в то самое время, как у нас идет такая усобица, вы переводите типографию.

    - Уверяю вас, что тут никаких нет политических причин, ни ссор, ни демонстраций, а очень просто: я боюсь, что опишут все у Зенк<овича>. Отвечаете ли вы мне, что этого не будет? Я на ваше честное слово положусь и типографию оставлю.

    - Дела его очень запутаны - это правда.

    - Как же вы хотите, чтоб я рисковал моим единственным орудием. Есл даже я потом и выкуплю - чего будет стоить одна потеря времени? Вы знаете, как это здесь делается...

    Ворцель молчал. (128)

    - Вот что я могу сделать для вас: я напишу письмо, в котором скажу, что хозяйственные распоряжения заставляют меня перевести типографию - но что это не только не значит, что мы расходимся - но, напротив, что у нас вместо одной будет две типографии. Письмо это вы можете напечатать, ели желаете, или показать кому угодно.

    Действительно, я в этом смысле и написал письмо на имя Жабицкого, забитого члена Централизации, заведовавшего ее материальной частью.

    Ворцель остался обедать. После обеда я уговорил его переночевать в Твикнеме, вечером мы сидели с ним вдвоем перед камином. Он был очень печален, ясно понимая, каких ошибок он наделал, как все уступки не повели ни к чему, кроме к внутренему распадению, наконец, как агитация, которую он делал с Кошутом, пропадала бесследно; а фондом всей черной картины - убийственный покой Польши.

    П. Тейлор велел хозяйке дома всякую неделю посылать к нему счет - за кваитиру, стол и прачку - этот счет он платио, но "на руки" ему не давал ни одного фунта.

    Осенью 1856 Ворцелю советовали ехать в Ниццу и сначала пожить на теплых закраинах Женевского озера. Услышав это - я ему предложил деньги, нужные на путь. Он принял, и это нас снова сблизило - мы опять стали чаще видаться. Но собирался он в путь тихо - лондонская зима, сырая, с продымленным, давящим туманом, вечной сыростью и страшными северо-восточными ветрамм, - начиналась. Я торопил его, но у него уже развивался какой-то инстинктивный страх от перемены, от движения, он боялся одиночества, я ему предлагал взять с собою кого-нибудь до Женевы - там я его передал бы Карлу Фогту... Он все принимал, со всем соглашался, но ничего не делал. Жил он ниже rez-de-chaussee 160, у него в комнате почти никогда не было светло, там-то, в астме, без воздуха, дыша каменным углем, он потухал. (129)

    Ехать он решительно опоздал, я ему предложил нанять для него хорошую комнату в Brompton consumption hospital 161.

    - Да это было бы хорошо... но нельзя. Помилуйте, это страшная даль отсюда.

    - Ну так что же?

    -Жабицкий живет здесь, и все дела наши здесь, а он должен каждое утро приходить ко мне с дневным отчетом!..

    Тут самоотвержение граничило с сумасшествием.



    ::::::::::::::::::::::::::..



    - Вы, верно, слышали, - спросил меня Ворцель, - что против нас готовится обвинительный акт?

    - Слышал.

    - Вот что я заслужил под старость... вот до чего дожил... - и он грустно качал седой головой своей.

    - Вряд правы ли вы, Ворцель. Вас так привыкли любить и уважать, что если этому делу не давали хода, то это только из боязни вас огорчить. Вы знаете, зуб не на вас, пусть ваши товарищи идут своей дорогой.

    - Никогда, никогда! Мы все делали вместе, на нас лежит общая ответственность.

    - Вы их не спасете...

    - А что вы говорили полчаса тому назад по поводу того, что Россель предал своих товарищей?

    Это было вечером. Я стоял поодаль от камина, Ворцель сидел у самого огня, обернувшись лицом к камину, его болезненное лицо, на котором дрожал красный отсвет, показалось мне еще больше истомленным и страдальческим - слеза, старая слеза скатывалась по исхудалой щеке его... Прошли нрсколько минут невыносимо тяжелого молчания... Он встал, я проводил его в его спальню, большие деревья шумели в саду, Ворцель отворил окно и сказал:

    - Я здесь с моей несчастной грудою прожил бы вдвое.

    Я схватил его за обе руки.

    - Ворцель, - говорил я ему, - останьтесь у меня; я вам дам еще коинату, вам никто мешать не будет, делайте, что хотите, завтракайте одни, обедайте одни, если хотите; вы отдохнете месяца два... вас не будут (130) беспрерывно тормошить, вы освежитесь, я вас прошу как друга, как ваш меньшой брат!

    - Благодарю, благодарю вас от всего сердца; я сейчас бы принял ваше предложение, но при теперешних обстоятельствах это просто невозможно... С одной стороны, война, с другой - наши это примут за то, что я их оставил. Нет, каждый должен нести крест свой до конца.

    - Ну так усните по крайней мере спокойно, - сказал я ему, стараясь улыбнуться. Его нельзя было спасти!

    ...Война оканчивалась, умер Николай, началась новая Россия, дожили мы до Парижского мира и до того, что "Полярная звезда" и все напечатанное нами в Лондоне покупалось на корню. Мы стали издавать "Колокол", и он пошел... Мы с Ворцелем видались редко, он радовался нашим успехам, с той внутренней, подавляемой, но жгучей болью, с которой мать, потерявшая сына, следит за развитием чужого отрока... Время роковой альтернативы, поставленной Ворцелем в его oggi о mai 162, наступало, и он гаснул...

    За три дня до его кончины Чернецкий прислал за мною. Ворцель меня спрашивал - ог был очень плох, ждали его кончины. Когда я приехал к нему, он был в забытьи, близком к обмороку, бледный, восковой лежал он на диване... щеки его совершенно ввалились, такие припадки с ним повторялись в последние дни, он привукал быть мертвым. Через четверть часа Ворцель стал приходить в себя, слабо говорить, потом узнал менч, привстал и лег полусидя на диване.

    - Читпли вы газеты? - спросил он меня,

    - Читал.

    - Расскажите, как идет невшательский вопрос, я не могу ничего читать.

    Я ему рассказал, он все слышал и все понял.

    - Ах, как спать хочется, оставьте меня теперь, я не усну при вас, а мне от сна будет легче.

    На другой день ему было получше. Ему хотелось мне что-то сказать... Он раза два начинал и останавливался... и, только оставшись со мной наедине, умираю(131)щий подозвал меня к себе и, слабо взяв меня за руку, сказал:

    - Как вы были правы... Вы не знаете, как вы были правы... У меня лежало это на душе вам сказать.

    - Не будем больше говорить об них.

    - Идите вашей дорогой... - онп однял на меня свой умирающий, но светлый, лучезарный взгляд. Больше он говорить не мог. Я поцеловал его в губы - и хорошо сделал, мы простились надолго. Вечером он встал, вышел в другую комнату, хлебнул теплой воды с джином у хозяйки дома, простой, превосходной женщины, религиозно уважавшей в Ворцеле какое-то высшее явление, взошел опять к себе и уснул. На другой день, утром, Жабицкий и хозяйка спросили, не надобно ли ему чего больше. Он просил сделать огонь и дать ему еще уснуть. Огонь сделали. Ворцель не просыпался.

    Я уже не застал его. Худое-худое лицо. его и тело было покрыто белой простыней, я посмотрел на него, простился и пошел за работником скульптора, чтоб снять маску.

    Его последнее свидание, его величественную агонию я рассказал в другом месте 163. Прибавлю к ней одну страшную черту.

    Ворцель никогда не говорил о своей семье. Раз как-то он искал для меня какое-то письмо: порывшись на столе, он открыл ящик. Там лежала фотография какого-то сытого молодого чеовека с офицерскими усами.

    - Наверное, поляк и патриот? - сказал я, больше шутя, чем спрашивая.

    - Это, - сказаал Ворцель, глядя в сторону и поспешно взяв у меня из рук портрет, - это... мой сын.

    Я узнал впоследствии, что он был русским чиновником в Варшаве.

    Дочь его вышла замуж за какого-то графа и жила богато; отца она не знала.

    Дни за два до своей кончины он диктовал Маццини свое завещание - совет Польше, поклон ей, привет друзьям... (132)

    - Теперь все, - сказал умррающий. Маццини не покидал пера.

    - Подумайте, - говорил он, - не хотите ли вы в эту минуту...

    Ворцель молчал.

    - Нет ли еще лиц, которым бы вы имели что-нибудь сказать?

    Ворцель понял; лицо его подернулось тучей, и он ответил.

    - Мне им нечего сказать.

    Я не знаю проклятия, которое ужаснее звучало бы и тяжелей бы ложилось этих простых слов.



    С смертью Ворцеля - демократическая партия польской эмиграции в Лондоне обмельчала. Им, его изящной, его почтенной личностбю, она держалась. Вообще радикальная партия распалась на мелкие партии, почти враждебные. Годичные митинги вразбивку стали бедны числом и интересом... вечная панихида, перечень старых и новых потерь - и, как всегда в панихидах, чаяние воскресения мертвых и жизни будущего века - чаяние во второе пришествие Бонапарта и в преображение Речи Посполитой.

    Два-три благородных старца остались величественными и скорбными памятниками - как те длиннобородые, седые израильтяне, которые
    Страница 24 из 50 Следующая страница



    [ 14 ] [ 15 ] [ 16 ] [ 17 ] [ 18 ] [ 19 ] [ 20 ] [ 21 ] [ 22 ] [ 23 ] [ 24 ] [ 25 ] [ 26 ] [ 27 ] [ 28 ] [ 29 ] [ 30 ] [ 31 ] [ 32 ] [ 33 ] [ 34 ]
    [ 1 - 10] [ 10 - 20] [ 20 - 30] [ 30 - 40] [ 40 - 50]



При любом использовании материалов ссылка на http://libclub.com/ обязательна.
| © Copyright. Lib Club .com/ ® Inc. All rights reserved.