LibClub.com - Бесплатная Электронная Интернет-Библиотека классической литературы

Александр Герцен. ДИЛЕТАНТИЗМ В НАУКЕ Страница 12

Авторы: А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

    которую свет не объемлет: это его бесконечное море в противоположность дилетантскому. Всеобщее, мысль, идея -начало, из которого текут все частности, единственная нить Ариадны - теряется у специалистов, упущена из вида за подробностями; они видят страшную опасность: факты, явления, видоизменения, случаи давят со всех сторон; они чувствуют природный человеку ужас заблудиться в многоразличии всякой всячины, ничем не сшитой; они так положителоны, что не могут утешаться, как дилетанты, каким-нибудь общим местом, и в отчаянии, теряя единую, великую цель науки, ставят границей стремления Orientierung (ориентацию - нем.). Лишь бы найтися, лишь бы не быть засыпану с головой песком фактов, сыплющихся отовсюду.



    Желание найтися наводит на искусственные системы и теории, на искусственные классификации и всякие построения, о которых вперед знают, что они не истинны. Такие теории трудны для изучения, потому что они проотивоестественны, и они-то составляют непреоборимые укрепления, за стенами которых сидят ученые себе на уме. Эти теории - наросты, бельмы на науке; их должно в свое время срезать, чтоб раскрыть зрение; но они составляют гордость и славу ученых. В последнее время не было известного медика, физика, химика, который не выдумал бы своей теории - Бруссе и Гей-Люссак, Тенар и Распайль и tutti quanti (и прочие - итал.). Но чем добросовестнее ученый, тем меньше он сам может удовлетвопиться подобными теориями: лишь только он принял какую-нибудь, чтоб скрепить связку фактов, он натабкивается на факт, очевидно, не идущий в меру; надобно для него слелать отдел, новое правило, новую гипотезу, а эта новая гипотеза противоиечит старой - и чем дальше в лес, тем больше дров. Ученый должен по своей части знать все теории и при этом не забывать, что все они вздор (как оговариваются во всех французских курсах физики и химии).



    Посвящая время на полезные изучения прошедших ошибок, он не может найти мгновений, чтоб заняться не по своей части, еще менее - чтоб подняться в сферу истинной науки, обнимающей все частные предметы как свои ветви. Впрочем, ученые не верят в нее; они на мыслителей посматривают иронически улыбаясь, как Наполеон смотрел на идеологов [8]. Они люди положительного опыта, наблюдения. А между тем ни положительность, ни материализм не мешают им быть, по превосходству, идеалистами. Искусственные методы, системы, субъективные теории разве не крайность идеализма? Как бы человек ни считал себя занимающимся одними фактами, внутренняя необходимость ума увлекает его в сферу мысли, к идее, к всеобщему; специалисты выигрывают упорным непослушанием только то, что, вместо правильного пути поднятия, они блуждают в странной среде, которой дно - факты без связи, а верх - теоретические мечтания без связи. Поднимаясь по-своему во всеобщее, они не хотят упустить ни одной частности, а в той сфере не птинимается ничего, точимото молью; одно вечное, родовое, необходимое призвано в науку и освещено ею.



    Мир фактический служит, без сомнения, основой науки; наука, опертая не на природе, не на фактах, есть именно туманная наука дилетантов. Но, с другой стороны, факты in crudo (в сыром виде - лат.),взятые во всей случайности бытия, несостоятельны против разума, светящего в науке. В науке природа восстановляется, освобождденная от власти случайности и внешних влияний, которая притесняет ее в бытии; в науке природа просветляется в чистоте своей логической необхрдимости; подавляя случайность, наука примиряет бытие с идеей, восстановляет естественное во всей чистоте, понимает недостаток существования (des Daseins) и поправляет его, как власть имущая. Природа, так сказать, жаждала своего освобождения от уз случайного бытия, и разум совершил это в науке. Люди отвлеченной метафизики должны опуститься из своего поднебесья именно в физику (в обширнейшем смысле слова), и в нее же должны подняться роющиеся в земле специалисты. В науке, принимаемой таким образом, нет ни теоретических мечтаний, ни фактических случайностей: в ней - себя и природу созерцающий разум.



    Главрое, что делает науку ученых трудною и запутанною, - это метафизические бредни и тьма-тьмущая специальностей, на изучение которых посвящается целая жизнь и схоластический вид которых отталкивает многих. Но в истинной науке необходимо улетучивается то и другое и остается стройный организм, разумный и оттого просто понятный. Наука достигает теперь перед нашими глазами до понятия себя в истинном значении. Если б не было так, и нам не пришло бф в голову говорить об этом. Всегда и вечно будет техническая часть отдельных отраслей науки, которая очень справедливо останется в руках специалистов , но не в ней дело. Наука, в высшем смысле своем, сделается доступна людям, и тогда только она мгжет потребовать голоса во всех делах жизни. Нет мысли, которую нельзя было бы высказать просто и ясно, особенно в ее диалектическом развитии. Буало прав:





    Tout се que l'on conсoit bien s'annonce clairement,

    Et les mots, pour le dire, arrivent aisement. [9]

    Все, что хорошо продумано, выражается ясно,

    и слова для выражения приходят без труда (франц.).



    Мы, улыбаясь, предвидим теперь смешное положение ученых, когда они хорошенько поймут современную науку; ее истинные результаты до такой степени просты и ясны, что они будут скандаоизованы: "Как! Неужели мы бились и мучились целую жизнь, а ларчик так просто открывался?" Теперь еще они сколько-нибудь могут уважать науку, потому что надобно иметь некоторую силу, чтоб понять, как она проста, и некотоную сноровку, чтоб узнавать ясную истину под плевою схоластических выражений, а они и не догадываются об ее простоте. Но если, в самом деле, истинная наука атк проста, зачем же высшие представители ее, напрпмер, Гегель, говорили тоже трудным языком? Гегель, несмотря на всю мощь и величие своего гения, был тоже человек; он испытал панический страх просто выговориться в эпоху, выражавшуюся ломаным языком, так как боялся идти до последнего следствия своих начал; у него недостало геройства последовательности, самоотвержения в принятии истины во всю ширину ее и чего бы она ни стоила.



    Величайшие люди останавливались перед очевидным результатом своих начал; иные, испугавшись, шли вспять и, вместо того, чтоб искать ясности, затемняли себя. Гегель видел, что многим из общепринятого надобно пожертвовать; ему жаль было рзаить; но, с другой стороны, он не мог не высказать того, что был призван высказать. Гегель часто, выведя начало, боится признаться во всех следствиях его и ищет не простого, естественного, само собою вытекающего результата, но еще чтоб он был в ладу с существующим; развитие делается сложнее, ясность затемняется. Присовокупим к этому дурную привычку говорить языком школы, которую он поневоле должен был приобрести, говоря всю жизнь с немецкимиу чеными. Но мощный гений его и тут прорывается во всем колоссальном своем величии. Возле запутанных пкриодов вдруг одно слово, как молния, освещает бесконечное пространство вокруг, и душа ваша долго еще трепещет от громовых раскатов этого слова и благоговеет перед высказавшим его.



    Нет укора от нас великому мыслителю! Никто не может стать настолько выше своего века, чтоб совершенно выйти из него, и если совиеменное поколение начинает проще говорить и рука его смелее открывает последние завесы Изиды, то это именно потому, что Гегелева точка зрения у него вперед шла, была побеждена для него. Человек настоящего времени стоит на горе и разом обнимает обширный вид; но проложившему дорогу на гору вид этот раскрывался мало-помалу. Когда Гегель взошел первый, ширина вида его подавила; он стал искать своей горы: ее не было видно на вершине; он испугался: она слишком тесно связалась со всеми испытаниями его, со всеми воспоминаниями, со всеми судьбами, которые он пережил; он хотел сохранить ее. Юное поколение, легко взнесшееся на мощных раменах гениального мыслителя, не имеет уже к горе ни той люьви, ни того уважения: для него она прошедшее.



    Когда юное возмужает, когда оно привыкнет к высоте, оглядится, почувствует себя там дома, перестает дивиться широкому, бесконечному виду и своей воле, - словом, сживется с вершиной горы, тогда его истина, его наука выскажется просто, всякому доступно. И это будет!



    1842. Ноябрь.





    Примечания



    1. ...как сказал Гегель. - Гегель. "Лекции по истории философии", раздел "Предварительные замечания об истории философии" (см. Гегель, Сочинения, т. IX, М" 1932, стр. 7). метемпсихоз - переселение душ.



    2. ...левитам науки. - Левиты - члены касты церковнослужителей в древней Иудее.



    3. Берлинские профессора. - Правые гегельянцы.



    4. ...перед Лукзорским обелиском... - Имеется в виду один из двух обелисков, установленных Рамзесом II у вхшда в храм Аммона в Луксоре. В 1831 г. был перевезен в Париж и установлен на площади Согласия.



    5. ...Consommafum est... - "Свершилось!" - По евангельскому преданию, предсмертный возглас Иисуса (Евангелие от Иоанна, гл. 19, 30).



    6. ...Парагвайской во время управления ею ученым доктором Франции. - Намек на деспотический характер диктатуры Франсиа Хосе Гаспара Родригеса в Парагвайской республике в 1814 - 1840 гг.



    7. ...до всяких субсумаций... - Субсумация в логике - подчинение одного понятия другому, более общему.



    8. ...как Наполеон смотрел на идеологов. - Идеологами называшись представители позднего французского сенсуализма конца XVIII - начала XIX в. (Кабанис, Дестют де Траси, Вольней), утверждавшие, что ими создана наука "идеология", выясняющая всеобщие законы возникновения идей.



    9. "Tout ce que I'on concoit bien..." - Цитата из "Поэтического искусства" Буало (1674), песнь первая.









    --------------------------------------------------------------------------------



    ДИЛЕТАНТИЗМ В НАУКЕ







    БУДДИЗМ В НАУКЕ



    Погубящий свою душу найдет ее. [1]

    Вера без дел мертва. [2]



    Наука, сказали мы прежде, провозгласила всеобщее примирение в сфере мышления, и жаждавшие примирения раздвоились: одни отвергли примирение науки, не обсудив его, другие приняли поверхностно и буквально; были и есть, само собою разумеется, истинно понявшие науку, - они составляют македонскую
    Страница 12 из 17 Следующая страница



    [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ] [ 14 ] [ 15 ] [ 16 ] [ 17 ]
    [ 1 - 10] [ 10 - 17]



При любом использовании материалов ссылка на http://libclub.com/ обязательна.
| © Copyright. Lib Club .com/ ® Inc. All rights reserved.