LibClub.com - Бесплатная Электронная Интернет-Библиотека классической литературы

Ф. Н. Глинка. ОЧЕРКИ БОРОДИНСКОГО СРАЖЕНИЯ. (Воспоминания о 1812 годе) Страница 6

Авторы: А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

    у обеими линиями и высмотрел вблизи русскую позицию. Он увидел, что неприятели занимали все гребни высот, & виде пространного полукруга, на протяжении двух миль (deux lieux), от реки Москвы до старой Смоленской дороги.

    Наполеон с первого раза усмотрел, что правое неприятельскок крыло неприступно. И так он начал считать чисто боевую линию русских от кургана Горецкого. В этом направлении, правее от Горок (смотря к Москве), стоит круглый холм (по-нашему, батареяР аевского), вооруженный страшным редутом (он был страшен только по храброй обороне) с 21 пушкою.

    С фронта и справа окружен этот редут (т. е. люнет) оврагами и Колочею; левая сторона его лежит на скате ддинного полого-широкого возвышения, которого подошва защищается тонким оврагом и ручьем, бегущим в Колочу. Гребень этого протяженного холма идет мимо фронта французской армии, утекая к левому русскому крылу до деревни Семеновской. Здесь кончатся два отдела русской армии: войска правого крыла и центра - это войска Барклая. Тут выдавшийся пункт вооружен сильною батареею, прикрытою ретраншементом. Отсюда начинается войско Багратиона.

    Гребень высто, уже не столько значительных, занимаемых 2-ю армиею, склоняется к Утице, где кончится собственно боевая линия русских. Два холма с редутами (т. е. три реданта) обороняют фронт Багратиона. На краю левого крыла есть еще Тучков 1-й с его отдельным корпусом и Московским ополчением.

    Этот генерал выставил на двух курганах сильную артиллерию. Осмотрев таким образом русскую позицию, Наполеон тотчас понял (совсем не трудно было это понять), что слабейшее место на линии есть левое крыло.

    «Евгений будет осью! - воскликнул он. - Бой начнет правое французское крыло. Сбив, чро встретит, оно сделает поворот налево и пойдет громить русскую линию, тесня и загоняя ее к правому ее крылу и потом в Колочу». Для этого он велит поставить против левого русского крыла три батареи, каждую в 60 орудий, всего 180 пушек!



    26 АВГУСТ



    В 2 часа пополуночи Наполеон стоял уже на тех высотах, где за день пред тем

    было сражение. Он окружил себя фельдмаршалами и важно и громко рассуждал,

    как и откуда лучше начать предстоявшее сражение. Ночь была холодна. Даже

    легкий утренник охрусталил по местам увлажненную землю. К рассвету густые

    туманы поднялись, и в 6 часу утра выступило великолепное солнце. Это

    явление, вероятно, навело мысли Наполеона на времена былые. Он вспомнил

    Вену, Моравию и приветствовал подмосковное солнце достопамятными словами:

    «Это солнце Аустерлица! (c'est le soleil d'Austerlitz)». На всех

    французских биваках ударили подъем, звуки барабанов прокатились по линии, и

    армия взялась за ружье. Полковники на конях стояли перед полками. Капитаны

    читали перед ротами приказ:

    «Солдаты! Вот битва, которой вы так желали! Изобилие, отдых, все выгоды жизни, скорое примирение и слава ожидают вас в столице русской. От вас зависит все получить, всем воспользоваться, только ведите себя как при Аустерлице, Фридланде, Витебске, Смоленске. Сражайтесь так, чтоб позднейшие потомки могли с гордостию сказать о каждом из вас: «И он был на великом побоище под стенами Москвы!» Этот приказ, нарочно прочитанный на таких местах, где лежало много неубранных русских тел, воспламенил французов.

    Теперь, когда уже на роковой шахматной доске Бородинского поля расставили мы все шашки и внимательно рассмотрели положение линий и предстоящие ходы обеих сторон, прежде, чем перейдем к рассказу о великой битве, представим еще читателю беглый панорамический взгляд на местность и некоторые моменты сражения. Делаем это теперь, чтобы пшсле не перерывать уже начатого рассказа без особенной необходимости.



    БЕГЛЫЙ ПАНОРАМИЧЕСКИЙ ВЗГЛЯД НА МЕСТНОСТЬ И НЕКОТОРЫЕ МОМЕНТЫ БОРОДИНСКОГО



    СРАЖЕНИЯ



    Предположим, что один из французских художников делал свои заметки для

    составления панорамических картин Бородинского сражения. Он, конечно,

    избрал серединный пункт во французской армии. Станем вместе с ним

    где-нибудь в центре, например, против деревни Семеновской, сперва

    разрушенной, потом сожженной. Будем смотреть по порядку, вооружаясь по

    временам зрительною трубою и переносясь иногда с места на место мысленно.

    Взгляните вправо: вам представляются на краю горизонта березовые рощи,

    разрезанные вьющеюся полосою: это старая Смоленская дорога. По этой дороге

    подвигался 5-й корпус. Его вел Понятовский; в нем были поляки. Теперь шли

    они, может быть, по той же самой дороге, по которой, ровно за 200 лет (в

    1612 году), их прадеды и предки проходили к Москве от Смоленска. Но времена

    переменлись! Корпус Понятовского, как мы уже знаем, составлял край правого

    крыла французского, сражался на краю левого русского.

    Все силы и все усилия обратил неприятель на наше левое крыло, утолстив свое правое. Кутузов отрядил генерал-лейтенанта Тучкова 1-го на старую Смоленскую дорогу. Тучков стал и отстаивал… Храбрый, мужественный, он ни на минуту не забывал, что стоит перед Москвою, что дерется за Москву; что Москва, этот сердечный город империи, этот Иерусалим 3 Древней Руси, есть град заветный, град сорока сороков церквей и соборов с золочеными главами и куполами, со множеством крестов, несущихся воздушными городами под самое небо; град, красующийся на семи холмах, занимающий пространство целой области, заключающий в себе целые города, и знаменитый исторический Кремль, с его зубчатыми башнями, святыми воротами; град, где древние храмы от древних лет вмещают в себя сокровища верующих, священные опочивальни честных мощей угодников царя небесного и длинные ряды гробниц, вместилище целых поколений царственных владык земных; град, где сохранились еще терема узорочные и светлицы цариц и царевен русских; где иноземец глядит с любопытством на дворцы императорские (белые чертоги царей) и дивится палатам и садам родового боярства русского.

    Генералу Тучкову даны войска: 3-й пехотный корпус, шесть донских полков с генералом Карповым и 7000 Московского ополчения с графом Марковым. Видите ли прекрасное расположение этих войск? Корпуч Тучкова поставлен в четые линии; высокий курган увенчан сильною батареею: донцы и ополчение скрыты в засаде. Они раскроют себя, ударив во фланг неприятелю, когда он, слишком самонадеянный, начнет обходить позицию слева.

    Уж запылило в отдаленности… Поляки приближаются, стрмшные батареи ревут перед ними. Вся окрестность обстреляна. Ядра снуют по воздуху; картечи вихрятся. Но вот стальная река штыков и сабель, вот радужная лента уланских значков склоняются вправо… Неприятель намерен обходить - и вдруг (пишет Вентурини) высокий лес ожил и завыл бурею: 7000 русских бород высыпало из засады. С страшным крико,м с самодельными пиками, с домашними топорами, они кидаются в неприятеля, как в чащу леса, и рубят людей, как дрова!..

    Оставим Понятовского при его назначении на правом французском крыле, оставим его воевать с отдельным корпусом Тучкова и пойдем все влево, держась параллели с линиею нашей главной армии. На этом пути мы встречаем корпус герцога Абрантесского (Жюно), расположенный по лесам и местам закрытым. Только дым, приметный над лесами и перелесками, обличает присутствие утаенного войска. Видите ли, как этот дым, сперва выстреливаясь вверх струями, кудрявится и вьется между кудрей красных и желтых дерев, которых осень уже коснулась перстом своим. Еще далее, еще левее расположены дивизии Десекса и Кампана, 1-го корпуса маршала Даву. Эти дивизии схватились с войсками князя Багратиона и дерутся на опушке леса. Они опираются на 3-й корпус Нея, стоящего против войск Бороздина. Третий французский корпус рисуется эшелонами подивизионно. Спросите, кто это, в блестящем маршальском мундре, с воинственрою осанкою, сидит на белой лошади подле 3-го корпуса? «Это лев, во гневе махающий гривою; это человек, питающийся огнем и порохом - это Ней!» Так скажут вам французы. Недалеко от него ожидает условного знака одна из его батарей.

    Посмотрим еще вокруг себя. Вот 1-й корпус кавалерии генерала Нансути; он занимает пространство между войсками Нея и одним пехотным каре против сожженной деревни. Этот корпус (из двух дивизий кирасир, одной легкой кавалерии и бригады Виртембергиевой) бьется с полками кирасир русских, которые еще раз пытаются отнять позицию при деревне Семеновской. Какая картина! Реданты Семеновские на минуту захвачены французами. Кутузов тотчас велит поставить новую боковую батарею в 25 пушек. Она приведена в соединение с другими и, крестя поле, режет французов продольными выстрелами по фронту и в тыл. Ядра пронизывают ряды. Между тем редаеты опять в руках русских, и вот Мюрат мчится впереди, и за ним целый разлив его кавалерии. Он наезжает прямо на реданты, а Голицын с кирасирами объезжает его прямо с боку и в тыл. Как они режутся! Какая теснота! Конница топчет раненых; трупы дробятся под колесами артиллерии. Живые конные стены сшибаются, трещат и, под грозным гулом пальбы, при страшных криках, среди лопающихся гранат, без памяти хлещутся палашами и саблями. И вот (я боюсь, чтобы вы не закричали ура!) наша конница расшибла французские эскадроны: они мешаются, кружатся, бегут… Один между ними не хочет бежать!.. Конь под ним крутится. Блестящий всадник клиечт, машет саблею. «Ко мне, французы! ко мне!» Напрасно! Он окружен чужими… Палаш и сабля русские висят над воином в фантастических одеждах, его узнали: это он! Король Неаполитанский! Его ловят, хватают!.. Слышите ли радостный крик: «Он наш! он наш! Король в полону!» Ближняя пушка, разгоряченная пальбою, с страшным треском лопается, осколки и клинья летят дугами вверх, зарядный ящик всыхивает, и черный клуб дыма с комами взбрызнутой земли застеняют от глаз все частные явления. - Чу! прислушайтесь! в лесу направо загремело. Опять этот лес ожил, опять задымился… Но там нет русских, а там сражаются… Это вестфальцы: сквозь дым и пыль французы показались им чужими; они стреляют по своим! Оставим их в этом смятении и пойдем далее.

    Вот здесь, в стороне, видите вы окареенный полк. Это 33-й линейнвй. Он поднял щетину штыков и дерется с нашею конницею. Кирасиры его и ее императорских величеств кидаются, напирают и жмут это несчастное каре. Но уже спешит, перебираясь чрез овраг,
    Страница 6 из 20 Следующая страница



    [ 1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ] [ 14 ] [ 15 ] [ 16 ]
    [ 1 - 10] [ 10 - 20]



При любом использовании материалов ссылка на http://libclub.com/ обязательна.
| © Copyright. Lib Club .com/ ® Inc. All rights reserved.