LibClub.com - Бесплатная Электронная Интернет-Библиотека классической литературы

Вольтер Танкред Трагедия в пяти действиях Страница 2

Авторы: А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

    ВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ



    Аржир, Орбассан и Аменаида.

    Аржир



    Ко благу сей страны граждан всеобщий глас,

    Отец и бог - тебе назначили супруга.

    Сей рыцарь, в ком теперь я обретаю друга,

    Согласья твоего меня порукой зрит.

    Ты знаешь, сколько здесь он саном знаменит:

    Сильнейший гражданин, к победам вождь избранный,

    Танкреда весь удел ему законом данный...



    Аменаида

    (в сторону)



    Танкреда!



    Аржир

    Но не сей, ничтожной мне ценой,

    Возвысится союз, свершаемый тобой.



    Орбассан



    Союз сей лестен мне, и будет лестен боле,

    Коль сердце дочери отца покорно воле.

    Да возмогу и я сей выбор заслужито

    И счастья всех троих надежду совершить.



    Аменаида



    Всегда твоя душа, родитель, разделяла

    Все горести мои, и счастья мне желала.

    Героя выбор твой супругом мне дает;

    И скорбный ваш раздо,р пылавший столько лет,

    Когда от вас навек забвенью предается,

    То дружбы вашей дочь залогом остается.

    Союза важного всю цену вижу я.

    Но Орбассан простит, когда душа моя,

    Разима с юности судьбою раздраженной

    И возмущенная внезапной переменой,

    В объятиях отца спокоится на миг.



    Орбассан



    И сделать то должна; почтенных чувств таких

    Дочерней нежности я воспретитьь не смею;

    Тех прав, что над тобой с сего я дня имею,

    Во зло не обращу. Теперь - спешу на бой;

    Мне должно заслужить почтенный брак с тобой;

    Ласкаюсь, что в сей день свершу надежду вашу,

    И брачные венцы я лаврами украшу.



    ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ



    Аржир и Аменаида.



    Аржир



    Но ты смущаешься, безмолвствуешь, стеня,

    И слезы на очах скрываешь от меня?

    Упреки ясно мне сей вздох предзнаменует:

    Язык преслушен нам, коль сердце негодует.



    Аменаида



    Родитель! признаюсь - я думать не могла,

    Чтоб, столько претерпев от Орбассана зла,

    Ты некогда престал пылать к нему враждою;

    Чтоб я, соединя вас трепетной рукою,

    Супругом назвала злодея твоего?

    Забуду ль ужааы раздора я того,

    Как мятежом граждан, врагов твоих к отраде,

    Ты крова был лишен в отечественном граде?

    Как мать, гонимая в родных своих стенах,

    Искала жалости на чуждых берегах?

    Как, от груди отца оторванная с нею,

    В столице кесарей, с опорой слабой сею

    Делила я печаль, сносила иго бед

    И злополучие познала с юных лет!

    Но я у матери, в стране чужой и дальной

    Училася терпеть изгнанных рок печальный;

    Сносить училася в несчастии моем

    И гордого двора презотливый прием,

    И жалость хладных душ, тягчайшую презренья!

    И в мрачной доле сей, в училище терпенья

    Примером матери образовалась я.

    Но вдруг лишась всего с потерею ея,

    Я в мире с ужасом одну себя узрела,

    Как трость пустынная, защиты не имела!

    Но рок смягчился к нам: несчастливый сей град

    Стяжанье, честь, права отдал тебе назад;

    Судьбу оружия вручил твоей он длани,

    И пали пред тобой враги в кровавой брани;

    В объятия отца я вновь возвращена;

    И новая гроза над мною собрана!

    Ты брака моего светильник возжигаешь;

    Я знюа выгоды, которых ожидаешь;

    Но жертвою врагов была до сих я дней;

    А ныне зрю себя - я жертвою твоей!

    И день, который вы для брака мне избрали,

    Быть может, будет нам днем бедствий и печали.



    Аржир



    Он будет счастливым, отцу поверь ты в том;

    Блаженства твоего не буду я врагом.

    Любезную мне дочь вручаю я герою,

    Который мавру, нам грозящему войною,

    В сей самый день за нас мстить бранию готов;

    Он был противник мой, теперь он наш покров.



    Аменаида



    Покров? возносишь ты заслуги Орбассана;

    Но блеск меня не льстит высокого толь сана;

    И я желала бы, чтоб вождь толиких сил

    Для выгод собственных невинных не тесниш.



    Аржир



    Так, весь сенат, храня от рабства град сей вольный,

    В Танкреде наказал род чуждый и крамольный.

    Он, долго власть свою нам обращая в вред,

    Здесь приобрел врагов.



    Аменаида



    Но и досель Танкред,

    Коль верить мне молве, в сем граде уважаем.



    Аржир



    И мы в нем доблести героя почитаем;

    Уже Иллирию, гласят, он покорил;

    Но чем усерднее он кесарям служил,

    От родины своей тем боле отчуждался,

    И навсегда отсель законами изгнался.



    Аменаида



    Танкред!



    Аржир



    Опасен нам крамольника возврат;

    В Царьграде ты могла приметить много крат

    К нам ненависть его.



    Аменаида



    Нет! - мавра победитель,

    И слабых Сиракуз был, верно б, он спаситель -

    Вот мать моя всегда как думаала о нем.

    Когда ж свирепствуя враги во граде сем,

    За Орбассанов род все на тебя восстали,

    Расхитили твой дом, родных твоих изгнали,

    Танкред презрел бы смерть, чтоб защитить тебя:

    Вот как судила я.



    Аржир



    О дочь, приди в себя:

    К советам нежного родителя склонися,

    С местами, с временем теперь сообразися:

    Танкред и Соламир и византийский двор

    Здесь ненавистны всем, друзья их нам позор!

    Путь к счастию тебе в покорности остался.

    Я весь мой долгий век за родину сражался;

    Неблагодарной, ей, как верный сын служил;

    Несправедливую, всегда ее любил;

    Так буду поступать до самой я могилы.

    Последуй мне, утешь ты старца дни унылы.

    Жизнь треволненную готов я окончать:

    Твою - обязана ты долгу покорять;

    И с миром очи я, сходя во гроб, закрою,

    Коль счастие твое пред смертию устрою.



    Аменаида



    Заботься менее об участи моей.

    Не сожалею я, оставив двор царей:

    Родитель, всё в моем ты сердце заменяешь;

    Но им поспешно так почто располагаешь?

    На Орбассанову ты дружбу пошожась,

    Считаешь прочною и власть его и связь;

    Но всё пременчиво. Увы! сему герою,

    Быть может, рано ты дал право надо мною.



    Аржир



    Как, что ты говоришь?



    Аменаида



    Прости, коль речью сей,

    Быть может, нанесла я скорбь душе твоей.

    Я знаю, что наш пол, в сей области свободы,

    Законом осужден скрывать и глас природы;

    Но сердце пред тобой не в силах чувств сокрыть,

    Прости, когда дерзну родителя спросить:

    Зачем, как сей союз предположить решился,

    Ты сердца дочери несчатсной не спросился?

    Ах! что переменить любовь твою могло?



    Аржир



    Ты, ты одна, ее употреби во зло.

    Доселе я внимал, скрывая гнев правдивый,

    Но больше не внемлю я дочери строптивой.

    Не можно твоего союза мне прервать:

    Я слово дал; ему бесчестно изменять.

    Несчастным я рожден, сама ты мне вещала:

    Всегда судьба мои надежды разрушала;

    Весь скорбный век мой был как море в бурный час.

    Порадуй, о мой бог, меня ты в первый раз!

    Да дочь, сверша сей брак, в нем счастие познает

    И радостней, чем я, путь жизни протекает.



    ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ



    Аменаида



    Танкред, о друг души! как, мне толь слабой быть?

    Для твоего врага любовь твою забыть?

    Быть низкою, как он, и, клятвам изменяя,

    С сим хищником твое наследство разделяя,

    Чтоб я теперь могла...



    ЯВЛЕНИЕ ШЕСТОЕ



    Аменаида и Фани.



    Аменаида



    О Фани, поспеши!

    Познай, о верный друг, всю грусть моей души:

    Отцом я названа супругой Орбассану!



    Фани



    Как! сердцу твоему наносят нову рану?

    Но тщетно льстился им кичливый мусульман,

    И тщетно, вняв отцу, сей рыцарь Орбассан

    Над избранным тобой дерзает возвышаться;

    Твоя душа верна.



    Аменаида



    Ах! можно ль сомневаться?

    Танкред лишен всего, гоним здесь от врагов;

    Но быть в гонении - героя рок таков;

    А мой - его любить всех более на свете!

    О Фани, в сих стенах жалеют о Танкреде?

    Народом он любим...



    Фани



    Гонимый с юных дней,

    В своем отечестве забыт он от друзей;

    Об участи его немногие жалеют.

    Вельможи здесь одну корысть в виду имеют;

    Народ, сей страстью чувств еще не заглушив,

    И боле жалостлив...



    Аменадиа



    И боле справедлив.



    Фани



    Но здесь он угнетен; и сонм друзей сокрытый

    Изгннаника сего не смеер быть защитой.

    Жесток и всемогущ верховный здпсь совет.



    Аменаида

    Он всемогущ, когда отсутствует Танкред.



    Фани



    О, если бы он мог во граде сем явиться,

    Тогда могла б твоя надежда совершиться.

    Но тщеоно всё, увы, от нас он удален;

    Надежда...



    Аменаида



    В боге вся! меня услышит он!

    Вверяюся тебе: Танкред уж недалеко;

    И как толпа врагов, свершая ков жестокий,

    Его на вечное изгнанье обрекла,

    И как тиранов власть пределы превзошла, -

    Вот время - и Танкред к их трепету явится.

    Уже в Мессине он.



    Фани



    О небо! и свершится

    Сей недостойный брак в Танкредовых глазах?



    Аменаида



    Нет - не свершится он... нет, Фани, тщетен страх!

    И, может быть, мои гонители со мною

    Владыку одного признают над собою.

    Познай, открою всё, - но твердость нам нужна:

    Постыдно иго мне - и свергнцть я должна.

    Гоненьем робкая душа моя крепится.

    Бесчестно изменить, и подло покориться.

    Так, для меня одной здесь явится Танкред,

    И льщусь, того меня достойною найдет. -

    Кто? я, отцом моим жестоко угнетенна,

    Как слабая раба тирану обреченна,

    Чтоб я могла, как долг, измену совершить?..

    Нет, нет! меня ничто не может устрашить!

    Любовь и в робкий пол бесстрашие вселяет.

    Пускай моя любовь Танкреда возвращает;

    И если зрю беды в намереньях моих,

    Они приятны мне, любовь рождает их.



    Конец первого действия.



    ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ



    ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ



    Аменаида и Фани.



    Аменаида



    Что делаю? в душе невольное волненье!

    Не угрызения ль?.. родит их преступленье,

    Но небо ведает, как чуждо мне оно. -

    Так успокоимся. (Ко входящей Фани) Всё ль,

    Фани, свершеоо?



    Фани



    Невольник отошел с письмом, тобой врученным.



    Аменаида



    Важнейшим таинством, в сем сердце заключенным,

    Теперь владеет он; не сомневаюсь в нем;

    Всегда он верен мне в служении своем;

    Им убежденный мавр письмо мое к герою

    В Мессину принесет с заутренней зарею.



    Фани



    Страшусь - и тем одним я рассеваю страх,

    Что имя рыцаря, о коем в сих стенах

    Молва единая тиранов ужасала,

    Страница 2 из 8 Следующая страница



    [ 1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ]



При любом использовании материалов ссылка на http://libclub.com/ обязательна.
| © Copyright. Lib Club .com/ ® Inc. All rights reserved.