LibClub.com - Бесплатная Электронная Интернет-Библиотека классической литературы

Вольтер Танкред Трагедия в пяти действиях Страница 3

Авторы: А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


    Что имя т ысие в письме не начертала;

    И что его один узнает лишь Танкред.

    Но всё смущаюсь я, чтоб небо новых бед...



    Аменаида



    Сим небом дни мои от юности хранятся;

    Танкред к нам им ведом, и мне ль теперь смущаться?



    Фани



    В других пределах вас да съединит оно;

    Здесь всё против него враждой возбуждено.

    Друзья его молчат, и кем он защитится?



    Аменаида



    Своею славою! Лишь должен здесь явиться -

    Владыкой будет он; он всех пленит собой:

    Смягчает все сердца страдающий герой.



    Фани



    Опасен враг его...



    Аменаида



    Рассей боязнь мечтаний

    И не смущай моих ты твердых ожиданий;

    Ты не забудь, что мать в последний жизни час,

    На смертном уж одре благословила нас,

    Что мой с тех пор Танкред, что нет на свете власти,

    Могущей истребирь взаимность нашей страсти. -

    Ах, в недрах славы с ним, Византии в стенах

    Тужили часто мы о скорбных сих странах;

    С ним часто жадный взор к полям сим обращали,

    К полфм, где обрести блаженство мы мечтали.

    И думала ли я, чтоб здесь враждебный рок

    Танкредоа врага супругом дать мне мог.

    И чтоб сей враг принес - как дар, мне на терзанье ,

    Им пхоищенное Танкредово стяжанье?..

    Нет - пусть уведает он о злодействах сих;

    Пусть вспомнит о себе, о бедствиях моих,

    И защитит права, нарушенны безбожно.

    Чтоб за Танкреда мстить, я делаю что должно;

    Коль можно б - сделала и более сего!..

    Люблю, страшусь отца и старость чту его,

    Но я воздвигла б здесь стенящие народы

    На Орбассана, нас лишившего свободы.

    Он славных рыцарей почтенный сан срамит:

    Корыстен, горд, жесток, и он о чести мнит!

    И вольности граждан покровом быть мечтает!

    Он стыд готовит мне, а мой отец свершает!

    И я должна терпеть? и я должна молчать?

    Брак с ненавистным мне должна я в честь вменять?..

    Ах! в вольном граде сем тиранство так гонимо;

    Но всех несноснее и болььше всех терпимо

    Хотящее сердцам законы подавать

    И силою своей их чувства изменять.

    Но жребий мой решен.



    Фани



    Но ты пред сим страшилась.



    Аменаида



    Я боле не страшусь.



    Фани



    Молва распространилась,

    Что страшный изречен Танкреду приговор;

    Он смертью всем грозит, кто б смел с ним в заговор...



    Аменаида



    Я слышала о нем, и ужасом смутилась;

    Но верная любовь, скажи, когда страшилась?

    О Фани! мной любим бестрепетный герой;

    Бестрепетна и я.



    Фани



    Ужель и над тобой

    Жестокий сей закон возможет совершиться?

    Одной лишь черни в страх он, верно, возвестится.



    Аменаида



    Танкреда он гнетет, и ненавистен он!

    О, сколь сих рыцарей достоин сей закон!

    Ах, нет! не так себя их предки прославляли;

    Не так они страны и души покоряли.

    Италия, признав господство воев сих

    И их меча страшась, любила кротость их;

    Завистная вражда их душ не помрачала,

    И честь - сих витязей сердца соединяла.

    Они вселяли страх в одних своих врагов;

    Народ любил их власть и лил на битвах кровь

    Для славы рыцарей и собственной свободы.

    Смирялися тогда византские народы,

    И мавра грозного не трепетал сей град.

    А ныне что в нем зрю? бессильный лишь сенат,

    Подозревающий, враждою разделееный,

    Страшащий сам себя и гражданам презренный.

    Чрезмерно, может быть, мой дух воспламенен;

    Предубеждением, быть может, ослеплен;

    Но всё, что не Танкред, - я всё то ненавижу;

    Я в мире ничего, кроме его, не вижу;

    Танкред один везде, всегда в моих очах,

    И каждый враг его - Аменаиде враг!



    ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ



    Аменаида, Фани, вблизи Аржир и рыцари во глубине театра.



    Аржир



    Удар сей перенесть, друзья, мне дайте силу...

    Не мнил я низоыти с бесчестием в могилу!

    (К дочери, со вздохами, прерываемыми гневом)

    Беги, несчастная, не возмущай собой...

    Беги...



    Аменаида



    Что слышу я? и ты, родитель мой...



    Аржир



    И имя ты сие произносить дерзаешь,

    Когда отечеству и чести изменяешь?



    Аменаида

    (сделав шаг, чтобы идти, склоняется на Фани).



    Погибла я!



    Аржир



    Постой и зри ток слез моих.

    Ах! что ты сделала?



    Аменаида

    (рыдая)



    Несчастье обоих.



    Аржир



    Иль слезы о твоем злодействе проливаешь?



    Аменаида



    Злодейства я чужда.



    Аржир



    Письмо ты отвероаешь?



    Аменаида



    Нет.



    Аржир



    Так, черты сии преступницу винят,

    Изобличают всё и сердце мне разят!

    Итак, всё истинно? Ты отвечать не смеешь?

    Скажи, ах, нет! молчи, когда отца жалеешь.

    Почто до бедствий сих велел дожить мне бог,

    Велел мне зреть... Ах! что ты сделала?..



    Аменаида



    Мой долг;

    Ты совершил ли твой?



    Аржир



    Ах, рода поношенье!

    Или себе ты в честь вменяешь преступленье?

    Беги, оставь меня убитого тоской;

    Закроются глаза мне чуждою рукой.



    Аменаида

    (почти лишенная чувств и поддерживаемая от Фани, уходит)



    Нет боле сил!



    ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ



    Аржир и рыцари.



    Аржир



    Друзья, в сем страшном положеньи,

    Как дочь обличена в бесчестном преступленьи,

    Простите старцу вы его прискорбный стон:

    Внемля отечеству, природе внемлет он.

    Вы не потребуйте, чтобы отец стенящий

    В ваш грозный приговор вмешал свой глас дрожащий

    Увы! не может быть невинной дочь моя;

    Но вдруг произнести мой срам и смерть ея?..

    Нет, нет, не требуйте, чтобы отец несчастный

    Пресыше сил своих исполнил долг ужасный.



    Лоредан



    Почтенного отца мы горести делим

    И тяжких язв его в душе не растравим, -

    Но сам, Аржир, ты зрел несчастной начертанье;

    Зрел в нем преступное изменницы желанье.

    Гонец захвачен с ним близ стана самого,

    И дерзкий Соламир мог видеть казнь его.

    Их злые замыслы открыты слишком были

    И явной гибелью отечеству грозили.

    Его опасность, долг, народа общий глас

    Не суетных угроз днесь требуют от нас.

    Отцовской жалости законы не внимают;

    Пред ними всё молчит.



    Аржи р



    Чего они желают,

    Я знаю, знаю я, чего ей должно ждать;

    Но ах! она мне дочь - вот мой несчастный зять.

    Я скорбию убит... вам жребий мой вверяю,

    И прежде дочери лишь умереть желаю!



    Уходит.



    ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ



    Рыцари.



    Катан



    Уже поведено ей с стражей здесь предстать.

    Так, без сомнения, прискорбно нам взирать

    На юность, красоту, на деву толь почтенну,

    С надеждой двух домов в могилу заключенну.

    Но на бесстрастный суд, друзья, мы призваны.

    За поругание мы веры мстить должны;

    Отечество равно отмщенья ожидает:

    Изменница в наш град злодея призывает!

    Видали в Греции и жен мы и граждан,

    Что, славы отложась и веры християн,

    Передавалися неверным мусульманам,

    Сим алчным хищникам, презренным сим тиранам;

    Но чтобы дочь отца, почтенного всем нам,

    Для клятв супружеских вступая в божий храм,

    Свершила заговор толь гнусный и презренный!..

    Неслыханным наш град злодейством посрамленный,

    К примеру вечному желает казнь узретб.



    Лоердан



    Стеня, произнесу: ей должно умереть.

    Чнм род ее славней, важней тем злодеянье.

    Известно мавра нам надменное мечтанье,

    Любовь к изменнице и дар его - пленять,

    Вселять разврат в сердца и взоры ослеплять.

    К нему относится в письме ее воззванье:

    "Приди и царствуй здесь". Преступное желанье

    Нам возвещапт их открытый заговор;

    О прочем умолчу, (к Орбагссану) скрывая твой пзоор

    И общий стйд. - И кто, всему в бесчестье граду,

    Здесь кто из рыцарей, по древнему обряду,

    Отважится мечом измену защищать

    И, презря чести долг, злодецство оправдать?



    Катан



    Обиду, Орбассан, мы все делим с тобою,

    И в ратном поле мы ее омоем кровью.

    Изменой прерван брак, забудь преступный взор:

    Немедля казнь ее отмстит зв твой позор.



    Орбассан



    Ужасна казнь ее... Верна или неверна,

    Я был ее жених... и грусть моя безмерна.

    Но стражей вижу я - и вот сама она!

    Темниц ведома в мрак, цепьми отягчена...

    Позорище сие мне стыд и оскорбленье!

    Друзья! оставьте с ней меня.



    ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ



    Рыцари, вблизи; Аменаида, вдали окруженная стражею.



    Аменаида



    О провиденье!

    Не оставляй меня ты в час сей роковой.

    Предмет любви моей ты знаешь, боже мой!

    Виновна ли я в чем, мое ты сердце знаешь.



    Катан



    Преступницу сию еще ты зреть желаешь?



    Орбассан



    Хочу.







    Катан



    Пойдем, друзья; но, говоря ты с ней,

    Законы помни, честь и святость алтарей;

    Они поруганы и мести ожидают.



    Орбассан



    Всё знаю; долг и честь мне то напоминают.

    (К стражам)

    Вы удалитеся.



    ЯВЛЕНИЕ ШЕСТОЕ



    Аменаида и Орбассан.



    Аменаида



    Что смеешь ты начать?

    Иль хочешь ты меня при смерти упрекать?



    Орбассан



    Не постыжу себя жестокостью такою.

    Супругой избоана была самим ты мною;

    И, может быть, любовь внушала выбор сей.

    Не знаю, помнит ли душа моя об ней

    Или уже скорбит, что власть ее познала;

    Но я не потерплю, чтоб честь моя страдала;

    Я думать не хочу, что презрен Орбассан

    Для нечестивого владыки мусуоьман,

    Для вечного врага священной нашей веры -

    Злодейства равного неслыханны примеры!

    Для чести сей страны, для собственной моей

    Я верить не хочу ужасной вести сей.

    Со дня сего тебе супругом нареченный,

    Твоим бесславием сам лично оскорбленный,

    Честь защитить твою за долг считаю мой.

    Законы рыцарей определяют бой,

    В котором мощь руки суд божий {*} совершает;

    {* Сии битвы называли судом божиим.}

    В нем меч решит, и он невинность возвращает.

    На бой сей я готов.



    Аменаида



    Ты?



    Орбассан



    Я один, и льщусь,

    Чо после подвига, к которому стремлюсь,

    Который честию пред всеми оправдится,

    Принадлежавшее мне сердце вновь потщится

    Меня достойным быть. Входить не стану я,

    Была ли юная пред сим душа твоя

    Коварного врага соблазнена прельщеньем,

    Иль, ослепленная минутным заблужденьем,

    Прот
    Страница 3 из 8 Следующая страница



    [ 1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ]



При любом использовании материалов ссылка на http://libclub.com/ обязательна.
| © Copyright. Lib Club .com/ ® Inc. All rights reserved.