LibClub.com - Бесплатная Электронная Интернет-Библиотека классической литературы

ГОГОЛЬ НИКОЛАЙ ВАСИЛЬЕВИЧ. МЕРТВЫЕ ДУШИ . ТОМ ВТОРОЙ Страница 21

Авторы: А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

    крикнул Чичиков,- умилосердитесь! Вы отец семейства. Не меня пощадите-старуха мать!

    - Врешь! - вскрикнул гневно князь.- Так же ты меня тогда умолял детьми и семейством, которых у тебя никогда не было, теперь - матерью.

    - Ваше сиятельство! я мерзавец и последний негодяй,- сказал Чичиков голосом...*- Я действительно лгал, я не имел ни детей, ни семейства; но, вот бог свидетель, я всегда хотел иметь жену, исполнить долг человека и гражданинна, чтобы действительно потом заслужить уваженье граждан и начальства. Но что за бедственные стечения обстоятельств! Кровью, ваше сиятельство, кровью нужно было добывать насущное существование. На всяком шагу соблазны и искушенье... враги, и губители, и похитители. Вся жизнь была точно вихорь буйный или судно среди волн, по воле ветров. Я-человек, ваше сиятельство.



    * В рукописи не дописано.



    Слезы вдруг хлынули ручьями из глаз его. Он повалился в ноги князю, так, как был: во фраке наваринского пламени с дымом, в бархатном жилете, атласном галстуке, чудесно сшитых штанах и головной прическе. изливавшей ток сладкого дыхания первейшего одеколона, и ударился лбом.

    - Поди прочь от меня! Позвать, чтобы его взяли, солдат! - сказал князь взршедшим.

    - Ваше сиятельство!-кричал <Чичиков> и обхватил обеими руками сапог князя.

    Чувство содроганья пробежало по всем жилам <князя>.

    - Подите прочь, говорю вам!-сказал он, усиливаясь вырвать свою ногу из объятья Чичикова.

    - Ваше сиятельство! не сойду с места, покуда не получу милости,-говорил <Чичиков>, не выпуская самог князя и проехавшись вместе с ногой по полу во фраке наваринского пламени и дыма.

    - Подите, говорю вам!-говорил он с тем неизъяснимым чувством отвращенья, какое чувствует человек при виде безобрааяейшего насекомого, которого нет духу раздавить ногой. Он встряхнул так, что Чичиков почувствовал удар сапога в нос, губы и округленный подбородок, но он не выпустил сапога и еще большей силой держал его в своих объятиях. Два дюжих жандарма в силах оттащили его и, взявши под руки, повелм через все комнаты. Он был бледный, убитый, в том бесчувственно-страшном состоянии, в каком бывает человек, видящий перед собою черную, неотвратимую смерть, это страшилище, противное естеству нашему...

    В самых дверях на лестницу - навстречу Муразов. Луч надежды вдруг скользнул. В один миг с силой неестественной вырвался он из рук обоих жандармов и бросился в ноги изумленному старику.

    - Батюшка, Павел Иванович! что с вами!

    - Спасите! ведут в острог, на смерть!.. Жандармы схватили его и повели, не дали даже и услышать.

    Промозглый, сырой чулан с запахом сапогов и онуч гкрнизонных солдат, некрашеный стол, два скверных стула, с железной решеткой окно, дряхлая печь, сквозь щели которой только дымило, а тепла не давало,- вот обиталище, где помещен был наш , уже было начинавший вкушать сладость жизни и привлекать вниманье соотечественников, в тонком новом фраке наваринского пламени и дымв. Не дали даже ему распорядиться взять с собой необходимые вещи, взять шкатулку, где были деньги, быть может достаточные...* Бумаги, крепости на мертвые <души> - все было теперь у чиновников. Он повалился на землю, и безнадежная грусть плотоядным червем обвилась около его сердца. С возрастающей быстротой стала точить она это сердце, ничем не защищенное. Еще день такой грусти, и не было бы Чичикова вовсе на свете. Но и над Чичиковым не дремствовала чья-то всеспасающая рука. Час спустя двери тюрьмы растворились: взошел старик Муразов.



    * В рукописи не дописано.



    Если бы терзаемому палящей жаждой, покрытому прахом и пылью дороги, изнуренному, изможденному путнику влил кто в засохнувшее горло струю ключевой воды - не так бы ею он освежился, не так оживился, как оживился бедный Чичиков.

    - Спаситель мои!-сказал Чичиков и, схвативши вдруг его руку, быстро поцеловал и прижал к груди.- Бог да наградит вас за то, что посетили несчастного!

    Он залился слезами.

    - Старик глядел на него скорбно-болезненным взором и говорил только:

    - Ах, Павел Иванович, Павел Иванович! что вы сделали!

    - Что ж делать! Сгубила, проклятая! Не знал меры; не сумел вовремя остановиться. Сатана проклятый обольстил, вывел из пределтв разума и благоразумия человеческого. Преступил, преступил! Но только как же можно этак постумить? Дворянина, дворянина, без суда, без следствия, бросить в тюрьму! Дворянина, Афанасий Васильевич! Да ведь как же не дать время зайти к себе, распорядиться с вещами? Ведь там у меня все осталось теперь без присмотра. Шкатулка, Афанасий Васильевич, шкатулка, ведь там все имущество. Потом приобрел, кровью, летами трудов, лишений .. Шкатулка, Афанасии Васильевич! Ведь всё украдут, разнесут!.. О боже!

    И, не в силах будучи удержать порыва вновь подступившей к сердцу грусти, он громко зарыдал голосом, проникнувшим толщу стен острога и глухо отозвавшимся в отдаленье, сорвал с себя атласный галстук и, схвативши рукою около воротника, разорвал на себе фрак наваринского пламени с дымом.

    - Ах, Павел Иванович, как вас ослепило это имущество! Из-за него вы не видали страшного своего положения.

    - Благодетель, спасите, спасите!-отчаянно закричал бедный Павел Иванович, повалившись к нему в ноги.-Князь вас любит, для вас все сделает.

    - Нет, Павел Иванович, не могу, как бы ни хотел, как бы ни желал. Вы подпали под неумолимый закон, а не под власть какого челочека.

    - Искусил шельма сатана, изверг человеческого рода!

    Ударился головою в стену, а рукой хватил по столу так, что разбил в кровь кулак; но ни боли в голове, ни жестокости удара не почуяствовал.

    - Павел Иванович, успокоитесь; подумайте, как бы примириться с богом, а не с людьми; о бедной душе своей помыслите.

    - Но ведь судьба какая, Афанасий Васильевич! Досталась ли хоть одному человеку такая судьба? Вкдь с терпеньем, можно сказаиь, кровавым добывал копейку, трудами, трудами, не то, чтобы кого ограбил или казну обворовал, как делают. Зачем добывал копейку? Затем, чтобы {в довольстве остаток дней прожить, осоавить что-нибудь детям, которых намеревался приобресть для блага, для службы отечеству]. Вот для чего хотел приобресть! Покривил, не спорю, покривил... что ж делать? Но ведь покривил только тогда, когда увидел, что прямой дорогой не возьмешь и что косой дорогой больше напрямик. Но ведь я трудился, я изощрялся. Если брал, так с богатых. А эти мерзавцы, которые по судам берут тысячи с казны, небогатых людей грабят, последнюю копейку сдирают с того, у кого нет ничего! Что ж за несчастье такое, скажите,- всякий раз, что как только начинаешь достигать плодов и, так сказать, уже касаться рукой... вдруг буря, подводный камень, сокрушенье в щепки всего корабля. Вот под три < ста > тысяч было капиталу. Трехэтажный дом был уже. Два раза уже деревню покупал. Ах, Афанасий Васильевич! за что ж такая ? За что ж такие удары? Разве и без того жизнь моя не была как судно среди волн? где справедливость небес? где награда за терпенье, за постоянство беспримерное? Ведь я три раза сызнова начинал; все потерявши, начинал вновь с копейки, тогда как иой давно бы с отчаянья запил и сгнил в кабаке. Ведь сколько нужно было побороть, сколько вынести! Ведь всякая <копейка> выработана, так сказать, всеми силами души!.. Положим, другим доставалось легко, но ведь для меня была всякая копейка, как говорит пословица, алтынным гвоздем прибита, и эту алтынным гвоздем прибитую копейку я доставал, видит бог, с этакой железной неутомимостью...

    Он не договорил, змрыдал громко от нестерпимой боли сердца, упал на стул, и оторвал совсем висевшую разорванную полу фрака, и швырнул ее прочь от себя, и, запустивши обе руки себе в волоса, об укрепленье которых прежде старался, безжалостно рвал их, услаждаясь болью, которою хотел заглушить, ничем не угаси-мую боль сердца.

    Долго сидел молча пред ним Муразов, глядя на это необыкновенное , в первый раз им виданное. А несчастный ожесточенный человек, еще недавно порахвший вокруг с развязной ловкостью светского или военного человека, метался теперь в растрепанном, непристойном , в разорванном фраке и расстегнутых шароварах , окровавленным разбитым кулаком, изливая хулу на враждебные силы, перечащие человеку.

    - Ах, Павел Иванович, Павел ! Я думаю о том, какой бы из вас был человек, если бы так же, и силою и терпеньем, да подвизались бы на добрый труд, имея лучшую цель! Боже мой, сколько бы вы наделали добра! Если бы хоть кто-нибудь из тех людей, которые любят добро, да употребили бы столько усилий для него, как вы для добыванья своей копейкии, да сумели бы так пожертвовать для добра и собственным самолюбием и честолюбием. Не жалея себя, как вы не жалели для добыванья своей копейки,- боже мой. как процветала Есть тайны души: как бы ни далеко отшатнулся от прямого пути заблуждающийся, как бы ни ожесточился чувствами безвозвратный преступник, как бы ни коснел твердо в своей совращенной жизни; но если попрекнешь егш им же, его же достоинствами, им опозоренными, в нем поколеблется невольно, и весь он потрясется.

    - Афанасий Васильевич!-сказал бедный Чичиков и схватил его обеими руками за руки.- О, если бы удалось мне освободиться, возвратить мое имущество! Клянусь вам, повел бы отныне совсем другую жизнь! Спасите, благодетель, спасите!

    - Что ж могу я сделать? Я должен воевать с законом. Положим, если бы я даже и решился на это; но ведь князь справедлив,- он ни за что не отступит.

    - Благодетель! вы все можете сделать. Не закон меня устрашит,- я перед законом найду средства,- но то, что непов я брошен в тюрьму, что я пропаду здесь, как собака, и что мое имущество, бумаги, шкатулка... Спасите!

    Он обнял ноги старика, облил их слезами.

    - Ах, Павел Иванович, Павел Иванович! - говорил старик My разов, качая < головою >,-кк вас ослепило это имущество. Из-за него вы и бедной души своей не слышитте.

    - Подумаю и о душе, но спасте!

    - Павел Иванович!..-сказал старие Муразов и остановился.-Спасти вас не в моей власти,-вы сами видите.
    Страница 21 из 24 Следующая страница



    [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ] [ 14 ] [ 15 ] [ 16 ] [ 17 ] [ 18 ] [ 19 ] [ 20 ] [ 21 ] [ 22 ] [ 23 ] [ 24 ]
    [ 1 - 10] [ 10 - 20] [ 20 - 24]



При любом использовании материалов ссылка на http://libclub.com/ обязательна.
| © Copyright. Lib Club .com/ ® Inc. All rights reserved.