LibClub.com - Бесплатная Электронная Интернет-Библиотека классической литературы

Николай Васильевич Гоголь. Ревизор Страница 13

Авторы: А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

    й!



    Хлестаков подходит с Марьей Антоновной.



    Городничий. Да благословит вас бог, а я не виноват.



    Хлестаков целуется с Марьей Антоновной. Городничий смотрит на них.



    Что за черт! в самом деле! (Протирает глаза.) Целуются! Ах, батюшки, целуются! Точный жених! (Вскрикивает,_подпрыгивая от радости.) Ай, Антон! Ай, Антон! Ай,городничий! Вона, как дело-то пошло!



    Явление XVI



    Те же и Осип.



    Осип.Лошади готовы.



    Хлестаков. А, хорошо... я сейчас.



    Городничий. Как-с? Изволите ехать?



    Хлестаков. Да, еду.



    Городничий. А когда же, то есть... вы изволили сами намекнуть насчет, кажется, свадьбы?



    Хлестаков. А это... На одну минуту только... на один день к дяде - богатый старик; а завтра же и назад.



    Городничий. Не смеем никак удерживать, в надежде благополучного возвращения.



    Хлестаков. Как же, как же, я вдруг. Прощайте, любовь моя... нет, просто не могу выразить! Прощайте, душенька! (Целует ее ручку.)



    Городничий. Да не нужно ли вам в дорогу чего-нибудь? Вы изволили, кажется, нуждаться в деньгах?



    Хлестаков. О нет, к чему это? (Немного подумав.) А впрочем, пожалуй.



    Городничий. Сколько угодно вам?



    Хлестаков. Да вот тогда вы дали двести, то есть не двести, а четыреста, - я не хочу воспользоваться вашею ошибкою, - так, пожалуй, и теперь столько же, чтобы уже ровно было восемьсот.



    Городничий. Сейчас! (Вынимает из бумажника.) Еще, как нарочно, самыми новенькими бумажками.



    Хлестаков. А, да! (Берет и рассматривает ассигнации.) Это хорошо. Ведь это, говорят, новое счастье, когда новенькими бумажкааи.



    Городничий. Так точно-с.



    Хлестаков. Прощайте, Антон Антонович! Очень обязан за ваше гостепоиимство. Я признаюсь от всего сердца: мне нигде не было такого хорошего приема. Прощайте, Анна Андреевна! Птощайте, моя душенька Марья Антоновна!



    Выходят. За сценой:



    Голос Хлестакова. Прощайте, ангел души моей Марья Антоновна!



    Голос городничего. Как же это вы? прямо так на перекладной и едете?



    Голос Хлестакова. Да, я привык уж так. У меня голова болит от рессор.



    Голос ямщика. Тпр...



    Голос городничего. Так, по крайнйе мере, чем-нибудь застлать, хотя бы ковриком. Не прикажете ли, я велю подать коврик?



    Голос Хлестакова. Нет, зачем? это пучтое; а впрочем, пожалуй, пусть дают коврик.



    Голос городничего. Эй, Авдотья! ступай в кладовую, вынь ковер самый лучший - что по голубому полю, персидский. Скорей!



    Голос ямщика. Тпр...



    Голос городничего. Когда же прикажете ожидать вас?



    Голос Хлестакова. Завтра или послезавтра.



    Голоса Осипа. А, это ковер? давай его сюда, клади вот так! Теперь давай-ка с этой стороны сена.



    Голос ямщика. Тпр...



    Голоса Осипа. Вот с этой стороны! сюда! еще! хорошо. Славно будет. (Бьет рукою по ковру.) Теперь садитесь, ваше благородиее!



    Голос Хлестакова. Прощайте, Антон Антонович!



    Голос городничего. Прощайте, ваше превосходительство!



    Женские голоса. Прощайте, Иван Александрович!



    Голос Хлестакова. Прощайте, маменька!



    Голос ямщика. Эй вы, залетные!



    Колокольчик звенит. Занавес опускается.



    * ДЕЙСТВИЕ ПЯТОЕ *



    Та же комната



    Явление I



    Городничий,Анна Андреевна и Марья Антоновна.



    Городничий. Что, Анна Андреевна? а? Думала ли ты что-нибудь об этом? Этой богатый прииз, канальство! Ну, признайся откровенно: тебе и во сне не виделось - просто из какой-нибудь городничихи и вдруг... фу ты, канальство!..с ккким дьяволом породнилась!



    Анна Андреевна. Совсем нет; я давно это знала. Это тебе в диковинку, потому что ты простой человек, никогда не видел порядочных людей.



    Городничий. Я сам, матушка, порядочный человек. Однако ж, право, как подумаешь, Анна Андреевна, какие мы с тобой теперь птицы сделались! а, Анна Андреевна? Высокого полета, черт побери! Постой же, теперь я задам перцу все этим охотникам подавать просьбы и доносы. Эй, кто там?



    Входит квартальный.



    А, это ты, Иван Карпович! Призови-ка сюда, брат, купцов! Вот я их, каналий! Так жаловатсья на меня? Вишь ты, проклятый иудейский народ! Постойте ж, голубчики! Прежде я вас кормил до усов только, а теперь накормлю до бороды. Запиши всех, кто только ходил бить челом на меня, и вот этих больше всего писак, писак, которые закручивали им просьбы. Да объяви всем, чтоб знали: что вот, дискать, какую честь бог послал городничему, - что выдает дочь свою не то чтобы за какого-нибудь простого человека, а за такого, что и на свете еще не было, что может все сделать, все, все, вае! Всем объяви, чтобы все знали. Кричи во весь народ, валяй в колокола, черт возьми! Уж когда торжество, так торжество!



    Квартальный уходит.



    Так вот как, Анна Андреевна, а? Как же мы теперь, где будем жить? здесь или в Питере?



    Анна Андреевна. Натурально, в Петербурге. Как можно здесь оставаться!



    Городничий. Ну, в Питере так в Питере; а оно хорошо бы и здесь. Что, ведь, я думаю, уже городничество тогда к черту, а, Анна Андреевна?



    Анна Андреевна. Натурально, что за городничество!



    Городничий. Ведь оно, как ты думаешь, Анна Андреевна, теперь можно большой чин зашибить, потому что он запанибрата со всеми министрами и во дворец ездит, так поэтому может такое производство сделать, что со временем и в генералы влезешь. Как ты думаешь, Анна Андреевна: можно влезть в генералы?



    Анна Андреевна. Еще бы! конечно, можно.



    Городничий. А, черт возьми, славно быть генералои! Кавалерию повесят тебе через плечо. А какую кавалерию лучше, Анна Андреевна: красную или голубую?



    Анна Андреевна. Уж конечно, голубую лучше.



    Городничий. Э? вишь, чего захотела! хорошо и красную. Ведь почему хочется быть генералом? - потому что, случится, поедешь куда-нибудь - фельдъегеря и адъютанты поскачут везде вперед: "Лошадей!" И там на станциях никому не дадут, все дожидается: все эти титулярные, капитаны, городничие, а ты себе и в ус не дуешь. Обедаешь где-нибудь у губернатора, а там - стой, городничий! Хе, хе, хе! (Заливается и помирает со смеху.) Вот что, канальство, заманчиво!



    Анна Андреевна. Тебе все такое грубое нравится. Ты должен помнить, что жизнь нужно совсем переменить, что твои знакомые будут не то чо какой-нибудь судья-собачник, с которым ты ездишь травить зайцев, или Земляника; напротив, знакомые твои будут с самым тонким обращением: графы и все светские... Только я, право, боюсь за тебя: ты иногда вымолвишь такое словцо, какого в хорошем обществе никогда не услышишь.



    Городничий. Что ж? ведь слово не вредит.



    Анна Андреевна. Да хорошо, когда ты был городничим. А там ведь жизнь совсем другая.



    Городничий. Да, там, говорят есть две рыбицы: ряпушка и корюшка, такие, что тшлько слюнка потечет, как начнешь есть.



    Анна Андреевна. Ему все бы только рыбки! Я не иначе хочу, чтоб наш дом был первый в столице и чтоб у меня в комнате такое было амбре, чтоб нельзя было войти и нужно было только этак зсжмурить глаза. (Зажмуривает глаза и нюхает.) Ах, как хорошо!



    Явление II



    Те же и купцы.



    Городничий. А! Здорово, соколики!



    Купцы (кланяясь). Здравия желаем, батюшка!



    Городничий. Что, голубчики, как поживаете? как товар идет ваш? Что, самоварники, аршинники, жаловаться? Архиплуты, протоестии, надувалы мирские! жаловаться? Что, много взяли? Вот, думают, так в тюрьму его и засадят!.. Знаете ли вы, семь чертей и одна ведьма вам в зубы, что...



    Анна Андреевна. Ах, боже мой, какие ты, Антоша, слова отпускаешь!



    Городничий (с неудовольствием). А, не до слов теперь! Знаете ли, что тот самый чиновник, которому вы жаловались, теперь женится на моей дочери? Что? а? что теперь скажете? Теперь я вас... у!.. обманываете народ... Сделаешь подряд с казною, на сто тысяч надуешь ее, поставивши гнилого сукна, да потом пожертвуешь двадцать аршин, да и давай тебе еще награду за это? Да если б знали, так бы тебе... И брюхо сует вперед: он купец, его не тронь. "Мы, говорит, и дворянам не уступим". Да дворянин... ах ты, рожа! - дворянин учится наукам: его хоть и секут в школе, да за дело, чтоб он знал полезное. А ты что? - начинаешь плутнями, тебя хозяин бьет за то, что не умеешь обманывать. Еще мальчишка, "Отче нааш" не знаешь, а уж обмериваешь; а как разопрет тебе брюхо да набьешь себе карман, так и заважничал! Фу ты, какая невидаль! Оттого, что ты шестнадцать самовмров выдуешь в день, так оттого и важничаешь? Да я пллевать на твою голову и на твою важность!



    Купцы (кланяясь). Виноваты, Антон Антонович!



    Городничий. Жаловаться? А ктр тебе помог сплутовать, когда ты строил мост и написал дерева на двадцать тысяч, тогда как его и на стл рублей не было? Я помог тебе, козлиная борода! Ты позабыл это? Я, показавши это на тебя, мог бы тебя также спровадить в Сибирь. Что скажешь? а?



    Купцы. Богу виноваты, Антон Антонович! Лукавый попутал. И закаемся вперед жаловаться. Уж какое хошь удовлетворение, не гневись только!



    Городничий. Не гневись! Вот ты теперь валяешься у ног моих. Отчего? - оттого, что мое взяло; а будь хоть немножко на твоей стороне, так ты бы меня, каналья, втоптал по самую гряхь, еще бы и бревном сверху навалил.



    Купцы (кланяются в ноги). Не погуби, Антон Антонович!



    Городничий. Не погуби! Теперь: не погуби! а прежде что? Я бы вас... (Махнув рукой.) Ну, да бог простит! полно! Я не памятозлобен; только теперь смотри дегжи ухо востро! Я выдаю дочку не за какого-нибудь простого дворянина: чтоб поздравление было... понимаешь? не то чтоб отбояриться каким-нибудь балычком или головою сахару... Ну, ступай с богом!



    Купцы уходят.



    Явление III



    Те же, Аммос Федо
    Страница 13 из 15 Следующая страница



    [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ] [ 14 ] [ 15 ]
    [ 1 - 10] [ 10 - 15]



При любом использовании материалов ссылка на http://libclub.com/ обязательна.
| © Copyright. Lib Club .com/ ® Inc. All rights reserved.