LibClub.com - Бесплатная Электронная Интернет-Библиотека классической литературы

Николай Васильевич Гоголь. Ревизор Страница 8

Авторы: А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

    лы помещаю. Моих, впрочем, много есть сочинений: "Женитьба Фигаро", "Роберт-Дьявол", "Норма". Уж и названий даже не помню. И все случаем: я не хотел писать, но театральная дирекция говорит: "Пожалуйста, братец, напиши что-нибудь". Думаю себе: "Пожалуй, изволь братец!" И тут же в один вечер, кажется, все написал, всех изумил. У меня легкость необыкновенная в мыслях. Все это, что было под ипенем барона Брамбеуса, "Фрегат Надежды" и "Московский телеграф"... все это я написал.



    Анна Андреевна. Скажите, так это вц были Брамбеус?



    Хлестаков. Как же, я им всем поправляю статьи. Мне Саирдин дает за это сорок тысяч.



    Анна Андреевна. Так, верно, и "Юрий Милославский" ваше сочинение?



    Хлестаков. Да, это мое сочинение.



    Марья Антоновна. Ах, маменька, там написано, что это господина Загоскина сочинение.



    Анна Андреевна. Ну вот: я и знала, что даже здесь будешь спорить.



    Хлестаков. Ах да, это правда, это точно Загоскина; а вот есть другой "Юрий Милославский", так тот уж мой.



    Анна Андреевна. Ну, это, верно, я ваш читала. Как хорошо написано!



    Хлестаков. Я, признаюсь, литературой существую. У меня дом первый в Петербурге. Так уж и известен: дом Ивана Александровича. (Обращаясь ко всем.) Сделайте милость, господа, если будете в Петербурге, прошу, прошу ко мне. Я ведь тоже балы даю.



    Анна Андреевна. Я думаю, с каким там вкусом и великолепием дают балы!



    Хлестаков. Просто не говорите. На столе, например, арбуз - в семьсот рублей арбуз. Суп в кастрюльке прямо на пароходе приехал из Парижа; откроют крышку - пар, которому подобного нельзя отыскать в природе. Я всякий день на балах. Там у нас и вист свой составился: министр иностраннхы дел, французский посланник, английский, немецкий послаеник и я. И уж так уморишься, играя, что просто ни на что не похоже. Как взбежишь по лестнице к себе на четвертый этаж - скажешь только кухарке: "На, Маврушка, шинель..." Что ж я вру - я и позабыл, что живу в бельэтаже. У меня одна лестница сто'ит... А любопытно взглянуть ко мне в переднюю, когда я еще не проснулся: графы и князья толкутся и жужжат там, как шмели, только и слчшно: ж... ж... ж... Иной раз и министр...



    Городничий и прочие с робостью встают со своих стульев.



    Мне даже на пакетах пишут: "ваше превосходительство". Один раз я даже управлял департаментом. И странно: директор уехал, - куда уехал, неизвестно. Ну, натурально, пошлли толки: как, что, кому занять место? Многие из генералов находились охотники и брались, но подойдут, бывало, - нет, мудрено. Кажется, и легко на вид, а рассмотришь - просто черт возьми! После видят, нечего делать, - ко мне. И в ту же минуту по улицам курьеры, курьеры, курьеры... можете представить себе, тридцать пять тысяч одних курьеров! Каково положение? - я спрашиваю. "Иван Александрович ступайте департаментом управлять!" Я, признаюсь, немного смутился, вышел в халате: хотел отказаться, но думаю: дойдет до государя, ну да и послужной список тоже... "Извольте, господа, я принимаю должность, я принимаю, говорю, так и быть, говорю, я принимаю, только уж у меня: ни, ни, ни!.. Уж у меня ухо востро! уж я..." И точно: бывало, как прохожу через департамент, - птосто землетрясенье, все дрожжит и трясется как лист.



    Городничий и прочие трясутся от страха. Хлестаков горячится еще сильнее.



    О! я шутить не люблю. Я им всем задал острастку. Меня сам государственный сочет боится. Да что в самом деле? Я такой! я не посмотрю ни на кого... я говорю всем: "Я сам себя знаю, сам." Я везде, везде. Во дворец всякий день езжу. Меня завтра же произведут сейчас в фельдмарш... (Поскальзывается и чуть-чуть не шлепается нп пол, но с почтением поддерживается чиновниками.)



    Городничий (подходя и трясясь всем телом, силится выговорить). А ва-ва-ва... ва...



    Хлестаков (быстрым, отрывистым голосом). Что такое?



    Городничий. А ва-ва-ва... ва...



    Хлестаков (таким же голосом). Не разберу ничего, все вздор.



    Городничий. Ва-ва-ва... шество, превосходительство, не прикажете ли отдохнуть?.. вот и комната, и все что нужно.



    Хлестаков. Вздор - отдохнуть. Извольте, я готов отдохнуть. Завтрак у вас, господа, хорош... Я доволен, я доволен. (С декламацией.) Лабардан! лабардан! (Входит в боковую комнату, за ним городничий.)



    Явление VII



    Те же, кроме Хлестакова и городничего.



    Бобчинский (Добчинскому). Вот это, Петр Иванович, человек-то! Вот оно, что значит человек! В жисть не был в присутствии столь важной персоны, чуть не умер со страху. Как вы думаете, Петр Иванович, кто он такой в рассуждении чина?



    Добчинский. Я думаю, чуть ли не генерал.



    Бобчинский. А я так думаю, что генерал-то ему и в подметки не станет! а когда генерал, то уж разве сам генералиссимус. Слышали: государственный-то совет как прижал? Пойдем расскажем поскорее Аммосу Федоровичу и Коробкину. Прощайте, Анна Андреевна!



    Добчинский. Прощайте, кумушка!



    Оба уходят.



    Артемий Филиппович (Луке Лукичу). Страшно просто. А отчего, и сам не знаешь. А мы даже и не в мундирах. Ну что, как проспится да в Петербург махнет донесение? (Уходит в задумчивости вместе со смотрителем училищ, произнеся:) Прощайте, сударыня!



    Явление VIII



    Анна Андреевна и Марья Антоновна.



    Анна Андреевна. Ах, какой приятный!



    Марья Антоновна. Ах, какой милашка!



    Анна Андреевна. Но только какое тонкое обращение! сейчас можно увидеть столичную штучку. Приемы и все это такое... Ах, как хорошо! Я страх люблю таких молодых людей! я просто без памяти. Я, однако ж, ему очень понравилась: я заметила - все на меня поглядывал.



    Марья Антоновна. Ах, маменька, он на меня глядел!



    Анна Андреевна. Пожалуйста, со своим вздором подальше! Это здесь вовсе не уместно.



    Марья Антоновна. Нет, маменька, право!



    Анна Андреевна. Ну вот! Боже сохрани, чтобы не поспорить! нельзя, да и полно! Где ему смотреть на тебя? И с какой стати ему смотреть на тебя?



    Марья Антоновна. Право, маменька, все смотрел. И как начал говорить о литературе, то взглянул на меня, и потом, когда рассказывал, как играл в вист с посланниками, и тогда посмотрел на меня.



    Анна Андреевна. Ну, может быть, один какой-нибудь раз, да и то так уж, лишь бы только. "А, - говорит себе, - дай уж посмотрю на нее!"



    Явление IX



    Те же и городничий.



    Городничий (входит на цыпочках). Чш... ш...



    Анна Андреевна. Что?



    Городничий. И не рад, что напоил. Ну что, если хоть одна половина из того, что он говорил, правда? (Задумывается.) Да как же и не быть правде? Подгулявши, человек все несет наружу: что на сердце, то и на языке. Конечно, прилгнул немного; да ведь не прилгнувши не говорится никакая речь. С министрами играет и во дворец ездит... Так вот, право, чем больше думаешь... черт его знает, не знаешь, что и делается в голове; просто как будто или стоишь на какой-нибудь колокольне, или тебя хотят повеспть.



    Анна Андреевна. А я никакой совершенно не ощутила робости; я видела в нем образованного, светского, высшего тона человека, а о чинах его мне и нужды нет.



    Городничий. Ну, уж вы - женщины! Все кончено, одного этого слова достаточно! Вам все - финтирлюшки! Вдруг брякнут ни из того ни из другого словцо. Вас посекут, да и тооько, а мужа и поминай как звали. Ты, душа моя, обращалась с ним так свободно, будто с каким-нибудь Добчинским.



    Анна Андреевна. Об этом уж я советую вам не беспокоиться. Мы кой-что знаем такое... (Посматривает на дочь.)



    Городничий (один). Ну, уж с вами говорить!.. Эка в самом деле оказия! До сих пор не могу очнуться от страха. (Отворяет дверь и говорит в дверь.) Мишка, позови кварртальных Сыистунова и Держиморду: они тут недалеко где-нибудь за воротами. (После небольшого молчания.) Чудно все завелось теперь на свете: хоть бы народ-то уж был видный, а то худенький, тоненький - как его узнаешь, кто он? Еще военный все-таки кажет из себя, а как наденет фрачишку - ну точно муха с подрезанными крыльями. А ведь долго крепился давеча к трактире, заламливал такие аллегории и екивоки, что, кажись, век бы не добился толку. А вот наконец и подался. Да еще наговорил больше, чем нужно. Видно, что человек молодой.



    Явление X



    Те же и Осип. Все бегут к нему навстречу, кивая пальцами.



    Анна Андреевна. Подойди сюда, любезный!



    Городничий. Чш!.. что? что? спит?



    Оаип. Нет еще, немножко потягивается.



    Анна Андреевна. Послушай, как тебя зовут?



    Осип. Осип, сударыня.



    Городнивий (жене и дочери). Полно, полно вам! (Осипу.) Ну что, друг, тебя накормили хорошо?



    Осип. Накормили, покорнейше благодарю; хлрошо накормили.



    Анна Андреевна. Ну что, скажи: к твоему барину слишком, я думаю, мнного ездит графов и князей?



    Осип (в сторону). А что говорить? Коли теперь накормили хорошо, значит, после еще лучше накормят. (Вслух.) Да, бывают и графы.



    Марья Антоновна. Душенька Осип, какой твой барин хорошенький!



    Анна Андреевна. А что, скажи, пожалуйста, Осип, как он...



    Городничий. Да перестаньте, пожалуйста! Вы этакими пустыми речами только мне мешаете! Ну что, друг?..



    Анна Андреевна. А чин какой на твоем барине?



    Осип. Чин обыкновенно какой.



    Городничий. Ах, боже мой, вы все с своими глупыми расспросами! не дадите ни слова поговорить о деле. Ну что, друг, как твой барин?.. строг? любит этак распекать или нет?



    Осип. Да, порядок любит. Уж ему чтоб все было в исправности.



    Городничий. А мне очень нравитс твое лицо. Друг, ты должен быть хороший человек. Ну что...



    Анна Андреевна. Послушай, Осип, а как барин твой там, в мундире ходит, или ...



    Городничий. Полно вам, право, трещотки какие! Здесь нужная вещь: дело идет о жизни человека... (К Осипу.) Ну что, д
    Страница 8 из 15 Следующая страница



    [ 1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ] [ 14 ] [ 15 ]
    [ 1 - 10] [ 10 - 15]



При любом использовании материалов ссылка на http://libclub.com/ обязательна.
| © Copyright. Lib Club .com/ ® Inc. All rights reserved.