LibClub.com - Бесплатная Электронная Интернет-Библиотека классической литературы

В. А. Жуковский. Собрание баллад Страница 8

Авторы: А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

    >
    Где жизнь без разлуки,

    Где все не на час -

    И мнились ей звуки, Как будто летыщий от родины глас.



    "О милые струны, Играйте, играйте... млй час недалек;

    Уж клонится юный Главой недоцветшей ко праху цветок.

    И странник унылый

    Заутра придет

    И спросит: где милый Цветок мой?.. и боле цветка на найдет".



    -И нет уж Минваны... Когда от потоков, холмов и полей

    Восходят туманы И светит, как в дыме, луна без лучей,

    Две видятся тени:

    Слиявшись, летят

    К знакомой им сени... И дуб шевелится, и струны звучат.



    МЩЕНИЕ







    Изменой слуга пададина убил: Убийце завиден сан рыцаря был.



    Свершилось убийство ночною порой - И труп поглощен был глубокой рекой.



    И шпоры и латы убийца наде И в них на коня паладинова сел.



    И мост на коне проскакать он спешит: Но конь поднялся на дыбы и храпит.



    Он шпоры вонзает в крутые бока: Конь бешеный сбросил в реку седока.



    Он выплыть из всех напрягается сил: Но панцирь тяжелый его утопил.



    ГАРАЛЬД







    Перед дружиной на коне

    Гаральд, боец седой, При свете полныя луны,

    Въезжет в лес густой.



    Отбиты вражьи знамена

    И веют и шумят, И гулом песней боевых

    Кругом холмы гудят.



    Но что порхает по кустам?

    Что зыблется в листах? Что налетает с вышины

    И плещется в волнах?



    Что так ласкает, так манит?

    Что нежною рукой Снимает меч, с коня влечет

    И тянет за собой?



    ... в То феи легкий хоровод

    Слетелись при луне. Спасенья нет; уж все бойцы

    В волшебной тсороне.



    Лишь он, бесстрашный вождь Гаральд,

    Один не побежден: В нетленный с ног до головы

    Булат закован он.



    Пропали спутники его;

    Там брошен меч, там щит, Там ржет осиротелый конь

    И дико в лес бежит.



    И едет, сумрачно-уныл,

    Гаральд, боец седой, При свете полныя луны

    Один сквозь лес густой



    Но вот шумит, журчит ручей -

    Гаральд с коня спрыгнул, И снял он шлем и влаги им

    Студеной зачерпнул.



    Но только жажду уолил,

    Вдруг обессилел он; На камень сел, поник главой

    И погрузился в сон.



    И веки на утесе том,

    Главу склоня, он спит: Седые кудри, борода;

    У ног копье и щит.



    Когда ж гроза, и молний блеск,

    И лес ревет густой,- Сквозь сон хватается за меч

    Гаральд, боец седой.













    ТРИ ПЕСНИ







    "Споет ли мне песню веселую скальд?"- Спросил, озираясь, могучий Освальд. И скальд выступает на царскую речь, Под мышкою арфа, на поясе меч.



    "Три песни я знаю: в одной старина! Тобою, могучий, забыта она; Ты сам ее в лесе дремучем сложил; Та песня: отца моего ты убил.



    Есть песня другая: ужасна она; И мною под бурей ночной сложена; Пою ее ранней и поздней порой; И песня та: бейся, убийца, со мной!"



    Он в сторону арфу, и меч наголо; И бешенство грозные лица зажгло; Запрыгали искры по звонким мечам - И рухнул Освальд - голова пополам.



    "Раздайся ж, последняя песня моя; Ту песню и утром и вечером я Греметь не устану пред девой любви; Та песня: убийца повержен в крови".



    ДВЕНАДЦАТЬ СПЯЩИХ ДЕВ





    Старинная повесть в двух балладах



    Опятт ты здесь, мой благодатный Гений, Воздушная подруга юных дней; Опять с толпой знакомых привидений Теснишься ты, Мечта, к душе моей... Приди ж, о друг! дай прежних вдохновений. Минувшею мне жизнию повей, Побудь со мной, продли очарованья, Дай сладкого вкусить воспоминанья.



    Ты образы веселых лет примчала - И много милых теней восстает; И то, чем жизнь столь некогда пленяла, Что Рок, отняв, назад не отдает, То все опять душа моя узнала; Проснулась Скорбь, и Жалоба зовет Сопутников, с пути сошедших прежде И здесь вотще поверивших надежде.



    К ним не дойдут последней песни звуки; Рассеян круг, где первую я пел; Не встретят их простертые к ним руки; Прекрасный сон их жизни улетел. Других умчал могущий Дух разлуки; Счастливый край, их знавший, опустел; Разбросаны по всем дорогам мира - Не им поет задумчивая лира.



    И снова в томном сердце воскресает Стремленье в оный таинственный свет; Давнишний глас на лире оживает, Чуть слышимый, как Гения полет; И душу хладную разогревает Опять тоска по благам прежних лет: Все близкое мне зрттся отдаленным, Отжившее, как прежде, оживленным.



    Баллада первая



    ГРОМОБОЙ



    Leicht aufzuritzen ist das Reich

    der Geister;

    Sie liegen wartend unter dunner Decke

    Und, leise horend, sturmen sie herauf.



    Schiller *



    ------------------------------

    * Нам в области духов легко проникнуть;

    Нас ждут они, и молча стерегут,

    И, тихо внемля, в бурях вылетают.

    Шиллер. (Пер. В. А. Жуковского.)



    АЛЕКСАНДРЕ АНДРЕЕВНЕ

    ВОЕЙКОВОЙ



    Моих стихов желала ты -

    Желанье исполняю;

    Тебе досуг мой и мечты

    И лиру посвящаю.

    Вот повесть прадедовских лет.

    Еще ж одно - желанье:

    Цвети, мой несравненный цвет,

    Сердец очарованье;

    Печаль по слуху только знай;

    Будь радостию света;

    Моих стихов хоть не читай,

    Но другом будь поэта.

    _______



    Над пенистым Днепром-рекой,

    Над страшною стремниной,

    В глухую полночь Громобой

    Сидел один с кручиной;

    Окрест него дремучий бор;

    Утесы под ногами;

    Туманен вид полей и гор;

    Туманы над водами;

    Подернут мглою свод небес;

    В ущельях ветер свищрт;

    Ужасно шепчет темный лес,

    И волк во мраке рыщет.



    Сидит с поникшей головой

    И думает он думу:

    "Печальный, горький жребий мой!

    Кляну судьбу угрюму;

    Дала мне крест тяжелый несть;

    Всем людям жизнь отрада:

    Тем злато, тем покой и честь -

    А мне сума награда;

    Нет крлва защитить главу

    От бури, непогоды...

    Устал я, в помощь вас зову,

    Днепровски быстры воды".



    Готов он прянуть с крутизны...

    И вдруг пред ним явленье:

    Из темной бора глубины

    Выходит привиденье,

    Старик с шершавой бородой,

    С блестящими глазами,

    В дугу сомкнутый над клюкой,

    С хвостом, когтьми, рогами.

    Идет, приблизился, грозит

    Клюкою Громобою...

    И тот как вкопанный стоит,

    Зря диво пред собою.



    "Куда?" - неведомый спросил.

    "В волнах скончать мученья".-

    "Почто ж, бессмысленный, забыл

    Во мне искать спасенья?"-

    "Кто ты?"- воскликнул Громобой,

    От страха цепенея.

    "Заступник, друг, спаситель твой:

    Ты видишь Асмодея".

    "Творец небесный!"- "Удержись!

    В молитве нет отрады;

    Забудь о боге - мне молись;

    Мои верней награды.



    Прими от дружбы, Громобой,

    Полезное ученье:

    Постигнут ты судьбы рукой,

    И жизнь тебе мученье;

    Но всем бедам найти конец

    Я способы имею;

    К тебе нежалостлив творец,-

    Прибегни к Асмодею.

    Могу тебе я силу дать

    И честь и много златк,

    И грудью буду я стоять

    За друга и за брата.



    Клянусь... свидетель ада бог,

    Что клятвы не нарушу;

    А ты, мой друг, за то в залог

    Свою отдай мне душу".

    Невольно вздрогнул Громобой,

    По членам хлад стремится;

    Земли невзвидел под собой,

    Нет сил перекреститься.

    "О чем задумался, глупец?"-

    "Страшусь мучений ада".-

    "Но рано ль, поздно ль... наконец

    Все ад твоя награда.



    Тебе на свете жрть - беда;

    Покинуть свет -д ругая;

    Останься здесь - поди туда,-

    Везде погибель злая.

    Ханжи-причудники твердят:

    Лукавый бес опасен.

    Не верь им - бредни; весел ад,

    Лишь в сказках он ужасен.

    Мы жизнь приятную ведем;

    Наш ад не хуже рая;

    Ты скажешь сам, ликуя в нем:

    Лишь в аде жизнь прямая.



    Тебе я терем пышный дам

    И тьму людей на службу;

    К боярам, витязям, князьям

    Тебя введу я в дружбу;

    Досель красавиц ты пугал -

    Придут к тебе толпою;

    И, словом,- вздумал, загадал,

    И все перед тобою.

    И вот в задаток кошелек:

    В нем вечно будет злато.

    Но десять лет - не боле - срок

    Тебе так жить богато.



    Когда ж последний день от глаз

    Исчезнет за горою,

    В последний полуночный час

    Приду я за тобою".

    Стал думу думать Громобой,

    Подумал, согласился

    И обольстителю душой

    За злато поклонился.

    Разрезав руку, написал

    Он кровью обещанье;

    Лукавый принял - и пропал,

    Сказавши": "До свиданья!"



    ____________



    И вышел в люди Громобой -

    Откуда что взялося!

    И счастье на него рекой

    С богатством полилося;

    Как княжеский, разубран дом;

    Подвалы полны злата;

    С заморским выходы вином,

    И редкостей палата;

    Пиры - хоть пост, хоть мясоед;

    Музыка роговая;

    Для всех - чужих, своих - обед

    И чаша круговая.



    Возможно все в его очах,

    Всему он повелитель:

    И сильным бич, и слабым страх,

    И хищник, и грабитель.

    Двенадцать дев похитил он

    Из отческой и сени;

    Презрел невинных жалкий стон

    И родственников пени;

    И в год двенадцать дочерей

    Имел от обольщенных;

    И был уж чужд своих детей

    И крови уз священных.



    Но чад оставленных щитом

    Был ангел их хранитель:

    Он дал им пристань - божий дом,

    Смирения обитель.

    В святых стенах монастыря

    Сокрыл их с матерями:

    Да славят вышнего царя

    Невинных уст мольбами.

    И горней благодати сень

    Была над их главою;

    Как веоний ароматный день,

    Цвели они красою.



    От ранних колыбельных лет

    До юности златыя

    Им ведом был лишь божий свет,

    Лишь подвиги благие;

    От сна вставая с юным днем,

    Стекалися во храме;

    На клиросе, пред алтарем,

    Кадильниц в фимиаме,

    В священный литургии час

    И
    Страница 8 из 22 Следующая страница



    [ 1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ] [ 14 ] [ 15 ] [ 16 ] [ 17 ] [ 18 ]
    [ 1 - 10] [ 10 - 20] [ 20 - 22]



При любом использовании материалов ссылка на http://libclub.com/ обязательна.
| © Copyright. Lib Club .com/ ® Inc. All rights reserved.