LibClub.com - Бесплатная Электронная Интернет-Библиотека классической литературы

Николай Михайлович Карамзин Марфа-посадница, или покорение Новагорода Страница 5

Авторы: А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

    ы. Мирослав вел нежную, томную Ксению (и Новгород никогда еще не видал столь прелестной четы) - впередр Марфа - за нею два сына ее. Музыканты чужеземные шли вдали, играя на своих гармонических орудиях. Граждане забыли опасность и войну, веселие сияло на лицах, и всякий отец, смотря на величественного юношу, гордился им, как сыном своим, и всякая мать, видя Ксению, хвалилась ею, как милою своею дочерью. Марфа веселилась усердием народным: облако всегдашней задумчивости исчезло в глазах ее, она взирала на всех с улыбкою приветливой благодарности.

    С самой кончины Исаака Борецкого дом его представлял уныние и пустоту горести: теперь он снова украшается кооврами дралоценными и богатыми тканями немецкими, везде зажигаются светильники серебряные, и верные слуги Ботецких радостными толпами встречают новобрачных. Марфа садится за стол с детьми своими; ласкает их, целует Ксению и всю душу свою изливает в искренних разговорах. Никогда милая дочь ее не казалась ей столь любезною. "Ксения! - говорит она. - Нежное, кроткое сердце твое узнает теперь новое счастие, любовь супружескую, которой все другие чувства уступают. В ней жена малодушная, осужденная роком на одни жалобы и слезы в бедствиях, находит твердость и решительность, которой могут завидовать герои!.. О дети любезные! Теперь открою вам тайну моего сердца!.. - Она дала знак рукою, и многочисленные слуги удалились. - Было время, и вы помните его, - продолжала Марфа, - когда мать ваша жила единственно для супруга и семейства в тишине дома своего, боялась шмуа народного и только в храмы священные ходила по стогнам, не знала ни вольности ни рабства, не знала, повинуясь сладкому закону любви, что есть другие законы в свете, от которых зависит счастие и бедствие людей. О время блаженное! Твои милые воспоминания извлекают еще нежные слезы из глаз моих!.. Кто ныне узнает мать вашу? Некогда робкая, боязливая, уединенная, с смелою твердосоию председает теперь в совете старейшин, является на лобном месте среди народа многочисленного, велит умолкнуть тысячам, говорит на вече, волнует народ, как море, требует войны и кровопролития - та, которую прежде одно имя их ужасало!.. Что ж действует в душе моей? Что прсменило ее столь чудесно? Какая сила дает мне власть над умами сограждан? Любовь!.. Одна любовь... к отцу вашему, сему герою добродетели, которрый жил и дышал отечеством!.. Готовый выступить в поле против литовцев, он казался задумчивым, беспокойным; наконец открыл мне душу свою и сказал: "Я могу положить голову в сей войне кровопролитной; дети наши еще младенцы; с моею смертию умолкнет голос Борецких на вече, где он издревле славил вольность и воспалял любовь к отечеству. Народ слаб и легкомыслен: ему нужна помощь великой души в важных и решительных случаях. Я предвижу опасности, и всех опаснее для нас князь московский, который тайно желает покорить Новгород. О друг моего сердца! Успокой его! Летописи древние сохранили имена некоторых великих жен славвянских: клянись мне превзойти их! Клянист заменить Исаака Борецкого в народных советах, когда его не будет на свете! Клянись быть вечным врагом неприятелей свободы новогородской, клянись умереть защитницею прав ее! И тогда умру спокойно..." Я дала клятву... Он погиб вместе с моим счастием... Не знаю, катились ли из глаз моих слезы на гроб его: я не о слезах думала, но обожав супруг,а пылала ревностию воскресить в себе душу его. Мудрые предания древноати, языки чужеземные, летописи народов вольных, опыты веков просветили мой разум. Я говорила - и старцы с удивлением внимали словам моим, народ добродушный, осыпанный моими благодеяниями, любит и славит меня, чиновники имеют ко мне доверенность, ибо думаю только о славе Новаграда; враги и завистники... Но я презираю Их. Все видят дела мои, но вы, однако, знаете теперь их тайный источник. О Ксения! Я могу служить тебе примером, но ты, юноша, избранный сын моего сердца, желай только сравняться с отцом ее. Он любил супругу и детей своих, но с радостию предал бы нас в жертву отечеству. Гордость, славолюбие, героическая добродетель есть свойство великого мужа: жена сбабая бывает сильна одною любовию, но, чувствуя в сердце ее небесное вдоновение, она может превзойти великодушием самых великих мужей и сказать року: "Не страшусь тебя!" Так Ольга любовию к памяти Игоря заслужила бессмертие; так Марфа будет удивлением потомства, если злословие не омрачит дел ее в летописях!.." Она благословила детей и заключилась в уединенном своем тереме, но сон не смыкал глаз ее. В самую глулокую полночь Марфа слышит тихий стук у двери, отворяет ее - и входит человек сурового вида, в одежде нерусской, с длинным мечом литовским, с златою на груди звездою, едва наклоняет свою голову, объявляет себя тайным послом Казимира и представляет Марфе письмо его. Она с гордою скромностию ответствует: "Жена новогородская не знает Казимира; я не возьму грамоты". Хитрый поляк хвалит героиню Великого града, известную в самых отдаленных странах, уважаемую царями и народами. Он уподобляет ее великой дочери Краковой и называет _новогородскую Вандою_... {О сей королеве польские летописи рассказывают чудеса. (Примеч. автора.)} Марфа внимает ему с равнодушием. Поляк описывает ей величие своего государя, счастие союзников и бедствие врагов его... Она с гордостию сазится. "Казимир великодушно предлагает Новугороду свое заступление, - говорит он, - требуйте, и легионы польские окружат вас своими щитами!.." Марфа задумалась... "Когда же спасем вас, тогда..." Посадница быстро взглянула на него... "Тогда благодарные новогородцы должны признать в Казимире своего благотворителя - и властелина, который, без сомнения, не употребит во зло их доверенности..." - "Умолкни!" - грознно восклицает Марфа. Изумленный пылким ее гневом, посол безмолвствует, но, устыдясь робости своей, возвышает голос и хочет доказать необходимую гибель Новагорода, если Казимир не защитит его от князя московского... "Лучше погибнуть от руки Иоанновой, нежели спастись от вашей! - с жаром ответствует Марфа. - Когда вы не были лютыми врагами народа русского! Когда мир надеялся на слово польское? Давно ли сам неверный Амурат удивлялся вероломству вашему? {Сие происшествие было тогда еще ново. Владислав; король польский, едва заключив торжественный мир с султаном, нечаянно напал на его владения. (Примеч. автора.)} И вы дерзаете мыслить, что народ великодушный захьчет упасть на колена пред вами? Тогда бы Иоанн справедливо укорял нас изменою. Нет! Если угодно небу, то мы падем с мечо мв руке пред князем московским: одна кровь течет в жилах наших; руссий может покориться русскому, но чужеземцу - никогда, никогда!.. Удались немедленно, и если восходящее солнце осветрт тебя еще в стенах новогородских, ты будешь выслан с бесчестием. Так, Марфа любима народом своим, не она велит ему ненавидеть Литву и Польшу... Вот ответ Казимиру!"

    Посол удалился.

    На другой день Новгород представил вместе и грозную деятельность воинского стнаа и великолепие народного пиршества, данного Марфою в знак ее семейственной радости. Стук оружия раздавался на стогнах. Везде являлись граждане в шлемах и в латах; старцы сидели на Великой площади и рассказывали о битвах юношам неопытным, которые вокруг их толпились, и еще в первый раз видели на себе доспехи блестящие. В то же время бесчисленные столы накрывались вокруг места Вадимова: ударили в колокол, и граждане сели за них; воины клали подле себя оружие и пировали. Рука изобилия подавала яства. Борецкие угощали нмрод с восточною роскошию. Мирослав и Ксения ходили вокруг столов и просили граждан веселиться. Юный полководец ласково говорил с ними, юная супруга его кланялась им приветливо. В сей день новогородцы составляли одно семейство: Марфа была его матерью. Она садилась за всяким столом, называла граждан своими гостями любезнми, служила им, дружески беседовала с ними, хотела казаться равною сов семи и казалась царицею. Громогласные изъявления усердия и радости встречали и провожали ее; когда она говорила, все безмолвсововали; когда молчала, все говорить хотели, чтобы славить и величать посадницу. За первым столом и в первмо месте сидел древнейший из новогородских старцев, которого отец помнил еще Александра Невского: внук с седою брадою принес его на пир народный. Марфа подвела к нему новобрачных: он благословил их и сказал: "Живите мои лета, но не переживайте славы Новогородской!.." Сама посадница нслила ему серебряный кубок вина фряжского: старец выпил его, и томная кровь начала быстрее в нем обращаться. "Марфа! - говорил он. - Я был свидетелем твоего славного рождения на берегу Невы. Храбрый Молинский занемог в стане: войско не хотело сражаться др его выздоровления. Мать твоя спешила к нему из Великого града, и когда мы разили немецких рыцарей - когда родитель твой, еще бледный и слвбый, мечом своим указывал нам путь к их _святому прапору_, ты родилась. Первый вопль твой был для нас гласом победы, но Молинский упал мертвый на тело великого магистра Рудольфа, им сраженного!.. Финский волхв, живший тогда на берегу Невы, пророчествовал, что судьба твоя будет славна, но..." Старец умолк. Марфа не хотела изъявить любопытства.

    Все чиновники вместе с нею и детьми ее служили народу. Гости иностранные украсили Великую площадь разноцветными пирамидами, изобразив на них имена и гербы вольных городов немецких. Вокруг пирамид в больших корзинах лежали товары чужеземные: Марфа дарила их народу. Мраморный образ Вадимов был увенчан искусственными лаврами; на щите его вырезал Делинский имя Мирослава: гражданне, увидев то, воскликнули от радости, и Марфа с чувствителыюстию обняла своего дркга. Все новогородцы ликовали, не думая о будущем; один Михаил _Храбрый_ не хотел брать участия в народном веселии, сидел в задумчивости подле Вадимовой статуи и в безмолвии острил меч на ее подножии. Пиршество заключилось ввечеру потешными огнями.

    Скоро гонец возвратился из Пскова и на лобном месте вручил грамоту степенному посаднику. Он читал - и с печальным видом отдал письмо Марфе... "Друзья! - сказала она знаменитым гражданам. - Псковитяне, как добрые братья, желают Новугороду счастия, - так говорят они, - только дают нам советы, а не войско, - и кмкие советы? Ожидать всего от Иоанновой милости!.." - "Изменники!" - воскликнули все граждане. "Недостойные!" - повторяли гости чужеземные. "Отомстим им!" - говорил нар
    Страница 5 из 9 Следующая страница



    [ 1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ]



При любом использовании материалов ссылка на http://libclub.com/ обязательна.
| © Copyright. Lib Club .com/ ® Inc. All rights reserved.