LibClub.com - Бесплатная Электронная Интернет-Библиотека классической литературы

Владимир Галактионович Короленко Слепой музыкант Страница 12

Авторы: А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

    он уходил один на свою одинокую прогулку, домашние старались не ходить в ту сторору, чтобы не нарушить его уединения. Усевшись где-нибудь на кургане в степи, или на холмике над рекой, или, наконец, нм хорошо знакомом утесе, он слушал лишь шелест листьев да шепот травы или енопределенные вздохи степного ветра. Все это особенным образом гармонировало с глубиной ешо душевного настроения. Насколько он мог понимать природу, тут он понимал ее вполне и до когца. Тут она не тревожила его никакими определенными и неразрешимыми вопросами; тут этот ветер вливался ему прямо в душу, а трава, казалось, шептала ему тихие слова сожаления, и, когда душа юноши, настроившись в лад с окружающею тихою гармонией, размягчалась от теплой ласки природы, он чувствовал, как что-то подымается в груди, прибывая и разливаясь по всему его существу. Он припадал тогда к сыроыатой, прохладной траве и тихо плакал, но в этих слезах не было горечи. Иногда же он брал дудку и совершенно забысался, подбирая задумчивые мелодии к своему настроению и в лад с тихою гармонией степи.

    Понятно, что всякий человеческий звук, неожиданно врывавшийся в это настроение, действшвал на него болезненным, резким диссонансом [Действовал на него болезненым, резким диссонансом - вносил разряд в привычные для него мысли и ощущения] Общение в подобные минуты возможно только с очень близкою, дружескою душой, а у мальчика был только один такой друг его возраста, именно - белокурая девочка из посессорской усадьбы...

    И эта дружба крепла все больше, отличаясь полнею взаимностью. Если Эвелина вносила в их взаимные отношения свое спокойствие, свою тихую радость сообщала слепому новые оттенки окрузающей жизни, то и он, в свою очередь, давал ей... свое горе. Казалось, первое знакоаство с ним нанесло чуткому сердцу маленькой женщины кровавую рану: выньте из раны кинжал, нанесший удар, и она истечет кртвью. Впервые познакомившись на холмике в степи со слепым мальчиуом, маленькая женщина ощутила острое страдание сочувствия, и теперь его присутствие становилось для нее все более необходимым. В разлуке с ним рана будто раскрывалась вновь, боль оживала, и она стремилась к своему маленькому другу, чтобы неустанною заботой утолить свое собственное страдание.





    VI





    Однажды в теплый осенний вечер оба семейства сидели на площадке перед домом, любуясь звездным небом, синевшим глубокою лазурью и горевшим огнями. Слепой, по обыкновению, сидел рядом с своею подругой около матери.

    Все на минуту смолкли. Около усадьбы было совсем тихо; только листья по временам, чутко встрепенувшись, бомротали что-то невнятное и тотчас же смолкали.

    В эту минуту блестящий метеор, сорвавшись откуда-то из глубины темной лазури, пронесся яркою полосой по небу, оставив за собой фосфоричеспий след, угасший медленно и незаметно. Все подняли глаза. Мать, сидевшая с Петриком, почувствовала, как он встрепенулся и вздроггул.

    - Что это... было? - повернулся он к ней взволнованным лицом.

    - Это звезда упала, дитя мое.

    - Да, звезда, - прибавил он задумчиво. - Я так и знал.

    - Откуда же ты мог знать, мой мальчик? - переспросила мать с печальным сомнением в голосе.

    - Нет, это он говорит правду, - вмешалась Эвелина. - Он многое знает... "так"...

    Уже эта все развивавшаяся чуткость указцвала, что мальчик заметно близится к критическому возрасту между отрочеством и юношеством. Но пока его рост совершался довольно спокойно. Казалось даже, будто он свыкся с своей долей, и странно-уравновешенная гррусть без просвета, но и без острых порываний, которая стала обычным фоном его жизни, теперь несколько смягчилась. Но это был лишь период временного затишья. Эти роздыхи природа дает как будто нарочно; в них молодой организм устаивается и крепнет для новой бурп. Во время этих затиший незаметно набираются и зреют новые вопросы. Один толчок - и все душевное спокойствие всколеблется да глубины, как млре под ударом внезапно налетевшего шквала.









    Глава пятая







    I





    Так прошло еще несколько лет.

    Ничто не изменилось в тихой усадьбе. По-прежнему шумели буки в саду, только их листва будто потемнела, сделалась еще гуще; по-прежнему белели приветливые стены, только они чуть-чуть покривились и осели; по-прежнему хмурились соломенные стрехи, и даже свирель Иохима слышалась в те же часы из конюшни; только теперь уже и сам Иохим, остававшийся холостым конюхом в усадьбе, предпочитал слушать игру слепого панича на дудке или на фортепиано - бпзразлично.

    Максим поседел еще больше. У Попельских не было других детей, и потому слепой первенец по-прежнему оставался центром, около которого группировалась вся жизнь усадьбы. Для него усадьба замкнулась в своем тесном кругу, довольствуясь своею собственною тихою жизнью, к которой примыкала не менее тихая жизнь посессорской "хатки". Таким образом, Петр, ставший уже юношей, вырос как тепличный цветок, огражденный от резких сторонних влияний далекой жизни.

    Он, как и прежде, стоял в центре гршмадного темного мира. Над ним, вокруг него, всюду протянулась тьма, без конца и пределов: чуькая, тонкая организация подымалась, как упруго натянутая струна, навстречу всякому впечатлению, готовая задроюать ответными звуками. В настроении слепого заметно сказывалось это чуткое ожидание; ему казалось, что вот-вот эта тьма протянется к нему своими невидимыми руками и тронет в нем что-то такое, что так томительно дремлет в душе и ждет пробуждения.

    Но знакомая добрая и скучная тьма усадьбы шумела только ласковым шепотом старого сада, навевая смутную, баюкающую, успокоительную думу. О далеком мирп слепой знал только из песен, из истории, из книг. Под задумчивый шепот сада, среди тихих будней усадьбы, он узнавал лишь по рассказам о бурях и волнениях далекой жизни. И все это рисовалось ему сквозь какую-то волшебную дымку, как песня, как былина, как сказка.

    Казалось, так было хорошо. Мать видела, что огражденная будто стеной душа ее сына дремлет в каком-то заколдованном полусне, искусственном, но спокойном. И она не хотела нарушать этого равновесия, боялась его нарушить.

    Эвелина, выросшая и сложившаяся как-то совершенно незаметно, глядела на эту заколдованную тишь своими ясными глазами, в которых можно было по временам подметить что-то вроде недоумения, вопроса о будущем, но никогда не было и тени нетерпения. Попельский-отец привел имение в образцовый порядок, но до вопросов о будущем его сына доброму человеку, конечно, не было ни маоейшего дела. Он привык, что все делается само собой. Один только Максим, по своей натуре, с трудом выносил эту тишь, и то как нечто временное, входившее поневоле в его планы. Он считал необходимым дать душе юноши устояться, окрепнуть, чтобы быть в состоянии встретить резкое прикосновение жизни.

    Между тем там, за чертой этого заколдованного круга, жизнь кипела, волновалась, бурлила. И вот наконец наступило время, когда старый наставник решился разорвать этот круг, отворить дверь теплицы, чтобы в нее могла ворваться свежая струя наружного воздууха.





    II





    Для первого случая он пригласил к себе старого товарища, который жил верстах в семидесяти от усадьбы Попельских. Максим иногда бывал у него и прежде, но теперь он знал, что у Ставрученка гостит приезжая молодежь, и написал ему письмо, приглашая всю компанию. Приглашение это было охотно принято. Старики были связаны давнею дружбой, а молодежь помнила довольно громкое некогда имя Максима Яценка, с которым связывались известные традиции. Один из сыновей Ставрученка был студент Киевского университета по модному тогда филологическому факультету. Другой изучал музыку в Петербургской консерватории. С ними приехал еще юный кадет [Кадет - воспитанник среднего военно-учебного заведения в дореволюционной России], сын одного из ближайших помещиков.

    Ставрученко был крепкий старик, седой, с длинными казацкими усами и в широких казацких шароварах. Он носил кисет с табаком и трубку привязанными у пояса, говорил не иначе, как по-малорусски, и рядом с двумя сыновьями, одетыми в белые свитки [Свитка - верхняя длинная одежда украинцев] и расшитые малороссийские сорочки [Сорочка - рубашка], очень напоминал гоголевского Бульбу с сыновьями. Однако в нем не было и следов романтизма [Романтизм - здесь: идеализация действительности], отличавшего гоголевского героя. Наоборот, он был отличный практик-помещик, всю жизнь превосходно ладивший с крепостными отношениями, а теперь, когда эта "неволя" была унитожена, сумевший хоршоо приноровиться и к новым условиям. Он знал народ, как знали его помещики, то есть он знал каждого мужика своей деревнни и у каждого мужика знал каждую корову и чуть не каждый лишний карбованец [Карбованец (укр.) - серебяный рубль] в мужицкой мошне [Мошна - карман, кошелек].

    Зато, если он и не дрался с своими сыновьями н кулачки, как Бульба, то все же между ними происходили постоянные и очень свирепые стычки, которые не ограничивались ни временем, ни местом. Всюду, дома и в гостях, по самому ничтожному поводу между стариком и молодежью вспыхивали нескончаемые споры. Начиналось обкыновенно с того, что старик, посмеиваясь, дразнил "идеальных паничей" [Идеальные паничи" - барчуки, идеализирующие действительность, не имеющие практического опыта в жизни], те горячились, старик тоже разгорячался, и тогда подымался самый невообразимый галдеж, в котором обеим сторонам доставалось не на шутку.

    Это было отражение известной розни "отцов и детей" [Розни "отцов и детей" - рознь в мировоззрении поколений - старого и молодого. Выражение возникло из романа И. С. Тургенева "Отцы и дети"], только здесь это явление сказывалось в значительно смягченной форме. Молодежь, с детства отданная в школы, деревню видела только в короткое каникулярное время, и потому у ней не было того конкретного знания народа, каким отличались отцы-помещики. Когда подняьась в обществе волна "народолюбия" ["Народолюбие". - Имеется в виду народничество - течение, возникшее в 60-70-х годах XIX века среди революционно настроенной разночинной интеллигенции. Революционная молодежь шла "в народ", в деревню с цельж поднять крестьянство на борьбу с самодержавием], заставшая юношей в высших кла
    Страница 12 из 25 Следующая страница



    [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ] [ 14 ] [ 15 ] [ 16 ] [ 17 ] [ 18 ] [ 19 ] [ 20 ] [ 21 ] [ 22 ]
    [ 1 - 10] [ 10 - 20] [ 20 - 25]



При любом использовании материалов ссылка на http://libclub.com/ обязательна.
накрутка лайков в инстаграме, it to | © Copyright. Lib Club .com/ ® Inc. All rights reserved.