LibClub.com - Бесплатная Электронная Интернет-Библиотека классической литературы

Владимир Галактионович Короленко Слепой музыкант Страница 13

Авторы: А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

    ссах гимназии, они обратились к изучению родного народа, но начали это изучение с книжек. Второй шаг привел их к непосредственному изучению проявлений "народного духа" в его творчестве.-Хождение в народ паничей в белых свитках и расшитых сорочках было тогда сильно распространено в Юго-западном крае. На изучение экономических условий не обращалось особенного внимания. Молодые люди записывали слова и музыку народных думок и песен, изучали предания, сверяли исторические факты с их отражением в народной памяти, вообще смотрели на мужика сквозь поэтическую призму национального романтизма [То есть смотрели глазами романтиков, идеализируя народную жизнь]. От этого, пожалуй, не прочь были и старики, но все же они никогда не могли договориться с молодежью до какого-либо соглашения.

    - Вот послушай ты его, - говорил Ставрученко Максиму, лукаво подталкивая его локтем, когда студент ораторствовал с раскрасневшимся лицом и сверкающими глазами. - Вот. собачий сын, говорит, как пишет!.. Подумаешь, и в самом деле голова! А расскажи ты нам, ученый человек, как тебя мой Нечипор надул, а?

    Старик поводил усами и хохотал, рассказычая с чисто хохлацким юмором соответствующий случай. Юноши краснели, но, в свою очередь, не оставались в долгу. "Если они не знают Нечипора и Хведька из такой-то деревни, зато они изучают весь народ в его общих проявлениях; они смотрят с высшей точки зрения, при которой только и возможны выводы и широкие обобщения. Они обнимают одним взглядом далекие перспективы [Перспектива - здесь: план, вид на будущее], тогда как старые и заматерелые в рутине [Рутина - рабское следование изестным навыкам, боязнь всего нового] практики из-за деревьев не видят всего леса".

    Старику не быдо неприятно слушать мудреные речи сыновей.

    - Так и видро, что недаром в школе учились, - говаривал он, самодовольно поглядывая на слушателей. - А все же, я вам скажу, мой Хведько вас обоих и введет и выведет, как телят на веревочке, вот что!.. Ну, а я и сам его, шельму, в свой кисет уложу и в карман спрячу. Вот и значит, что вы передо мною все равно что щенята перед старым псом.





    III





    В данную минуту один из подобных споров только что затих. Старшее поколение удалилоось в дом, и сквозь открытые окна слышно было по временам, как Ставрученко с топжеством рассказывал разные комические эпизоды и слушатели весело хохотали.

    Молодые люди оставались в саду. Студент, подостлав под себя свитку и заломив смушковую шапку, разлегся на траве с несколько тенденциозною [Тенденциозная - здесь: намеренная, умышленная] непринужденностью. Его старший брат сидел на завалинке рядом с Эвелиной. Кадет в аккуратно застегнутом мундире помещался с ним рядом, а несколько в стороне, опершись на подоконник, сидел, опустив голову, слепой; он обдумывал только что смолкшие и глубоко взволновавшие его споры.

    - Что вы думаете обо всем, что здесь говорилось, панна Эвелина? - обратился к своей соседке молодой Ставрученко. - Вы, кажется, не проронили ни однгго слова.

    - Все это очень хорошо, то есть то, что вы говорили отцу. Но...

    - Но... что же?

    Девушка ответила не сразу. Она положила к себе на колени свою работу, разгладила ее руками и, слегка наклонив голову, стала рассматривать ее с задумчивым ивдом. Трудно было разобрать, соображала ли она, что ей следовало взять для вышивки канву покрупнее, или же обдумывала свой ответ.

    Между тем молодые люди с нетерпением ждали этого ответа. Студент приподнялся на локте и повернул к девушке лицо, оживленное любопытством. Ее сосед уставился на нее спокойным, пытливым взглядом. Слепой переменил свою непринужденную позу, выпрямился и потом вытянул голову, отвернувшись лицом от остальных собеседников.

    - Но, - проговорила она тихо, все продолжая разглаживать рукой свою вышивку, - у всякого человека, господа, своя дорога в жизни.

    - Господи! - резко воскликнул студент. - Какое благоразумие! Да вам, моя панночка, сколько лет, в самом деле?

    - Семнадцать, - ответила Эвелина просто, но тотчас же прибавила с наивно-тогжествующим любопытством: - А ведь вы думаали, гораздо больше, не правда ли?

    Молодые люди засмеялись.

    - Если бы у меня спросили мнение насчет вашего возраста, - сказал ее сосед, - я сильно колебался бы между тринаюцатью и двадцатью тремя. Правда, иногда вы кажетесь совсем-таки ребенком, а рассуждаете порой, как опытная старушка.

    - В серьезных делах, Гаврило Петрович, нужно и рассуждать серьезно, - произнесла маленькая женщина докторальным тоном [Докторальный тон - наставительный, категорический, не допускающий возражений], опять принимаясь за работу.

    Все на минуту смолкли. Иголка Эвелины опять мерно заходила по вышивке, а молодые люди оглядывали с любопытством миниатюрную фигуру благоразумной особы.





    IV





    Эвелина, конечно, значительно выросла и развилась со времени первой встречи с Петром, но замечание студента насчет ее вида былт совершенно справедливо. При первом взгляде на это небольшое, худощавое созданьице казалось, что это еще девочка, но в ее неторопливых, размеренных движениях сказывалась нередко солидность женщины. То же впечатление производило и ее лицо. Такие лица бывают, кажется, только у славянок. Правильные красивые черты зарисованы плавным, холодными линиями; голубые глаза глядят ровно, спокойно; румянец редко является на этих бледных щеках, но это не та обычная бледность, которая ежеминутно готова вспыхнуть пламенем жгучей страсти; это скорее холодная белизна снега. Прямые светлые волосы Эвелины чуть-чуть оттенялись на мраморных висках и спадали тяжелою косой, как будто оттягивавшей назад ее голову при походке.

    Слепой тоже вырос и возмужал. Всякому, кто посмотрел бы на него в ту минуту, когда он сидел поодаль от описанной группы, бледный, взволнованный и красивый, сразу бросилось бы в глаза это своеобразное лицо, на котором так резко отражалось всякое душевное движение. Черные волосы красивою волной склонялись над выпууклым лбом, по которому прошли ранние морщинки. На щеках быстро вспыхивал густой румянец и так же быстро разливалась матовая бледность. Нижняя губа, чуть-чуть оттянутая углами вниз, по временам как-то нппряженно вздрагивала, брови чутко настораживались и шевелились, а большие красивые глаза, глядевшие ровным и неподвижным взглядом, придавали лицу молодого человека какой-то не совсем обычный Мрачный оттенок.

    - Итак, - насмешливо заговорил студент после некоторого молчания, - панна Эвелина полагает, что все, о чем мы говорили, недоступно женскому уму, что удл женщины - узкая сфера детской и кухни.

    В голоск молодого человека слышались самодовольство (тогда эти словечки были совсем новенькие) и вызывающая ирония; на несколько секунд все смолкли, и на лице девушки проступил нервный румянец.

    - Вы слишком торопитесь со своими заключениями, - сказала она. - Я понимаю все, о чем здесь говорилось,- значит, женскому уму это доступно. Я говорила только о себе лично.

    Она смолкла и наклонилась над шитьем с таким вниманием к работе, что у молодого человека не хватило решимости продолжать дальнейший допрос.

    - Странно, - пробормотал он. - Можно подумать, что вы распланировали уже свою жизнь до самой могилы.

    - Что же тут странного, Гаврило Петрович? - тихо возразила девушка. - Я думаю, даже Илья Иванович (имя кадета) наметил уже свою дорогу, а ведь он моложе меня.

    - Это правда, - сказал кадет, довольный этим вызовом. - Я недавно читал биографию генерала N. N. Он тоже поступал по ясному плану: в двадцать лет женился, а в тридфать пять командовал частью.

    Студент ехидно засмеялся, девушка слегка покраснела.

    - Ну, вот видите, - сказала она через минуту с какою-то холодною резкостью в голосе, - у всякого своя дорога.

    Никто не возражал больше. Среди молодой компании водворилась серьезная тишина, под которою чувствуется так ясно недоумелый испуг: все смутно поняли, что разговор перешел на деликатную личную почву, что под простыми словами зазвучала где-то чутко натянутая струна...

    И среди этого молчания слышался только шорох темнеющего и будто чем-то недовольного сттарого сада.





    V





    Ве эти беседы, эти споры, эта волна кипучих молодых запросов, надежд, ожиданий и мнений - все это нахлынуло на слепого неожиданно и бурно. Сначала он прислушивался к ним с выражением восторженного изумления, но вскоре он не мог не заметить, что эта живая волна катится мимо него, что ей до него нет дела. К нему не обращались с вопросами, у него не спрашивали мнения, и скоро оказалось, что он стоит особняком, в каком-то грустном уединении, - тем более грустном, чем шумнее была теперь жизнь усадьбы.

    Тем не менее он продолжал прислушиваться ко всему, что для него было так ново, и его крепко сдвинутые брови, побледневшее лицо выказывали усиленное внимание. Но это внимание было мрачно, под ним таилась тяжелая и горькая работа мысли.

    Мать смотрела на сына с печалью в глазах. Глаза Эвелины выражали сочувствие и беспокойство. Один Максим будто не замечал, какое действие производит шумное общество на слепого, и радушно приглашал гостей наведываться почаще в усадьбу обещая молодым людям обильный этнографический материал [Этнографический материал - материал для изучения быта и ниавов народа, его материальной и духовной культуры (народные обычаи, песни, предания, сказки, пословицы и поговорки)] к следующему приезду.

    Гости обещали вернуться и уехали. Прощаясь, молодые люди радушно пожимали руки Петра. Он порывисто отвечал на эти пожатия и долго прислушивался, как стучали по дороге колеса их боички. Затем он быстро повернулся и ушел в сад.

    С отъездом госте в усадьбе все стихло, но эта тишина показалась слепому какою-то особенной, необычной и странной. В ней слышалось как будто признание, что здесь произошло что-то особенно важное. В смолкших аллеях, отзывавшихся только шепотом буков и сирени, слепому чуялись отголоски недавних разговоров. Он слышал также в открытое окно, как мать и Эвелина о чем-то спорили с Максиммом в гостиной. В голосе матери он заметил мольбу и страдание, голос Эвелины звучал негодованием, а Максим, казалось, страстно, но твердо отражал нападение женщ
    Страница 13 из 25 Следующая страница



    [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ] [ 14 ] [ 15 ] [ 16 ] [ 17 ] [ 18 ] [ 19 ] [ 20 ] [ 21 ] [ 22 ] [ 23 ]
    [ 1 - 10] [ 10 - 20] [ 20 - 25]



При любом использовании материалов ссылка на http://libclub.com/ обязательна.
| © Copyright. Lib Club .com/ ® Inc. All rights reserved.