LibClub.com - Бесплатная Электронная Интернет-Библиотека классической литературы

Владимир Галактионович Короленко Слепой музыкант Страница 7

Авторы: А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

    Лед был сломан. Мальчик на следующий день с робким любопытством вошел в гостиную, в которой не бывал с тех пор, как в ней поселился странный городской гость, показавшийся ему таким сердито-крикливым. Теперь вчерашние песни этого гостя подкупили слух мальчика и изменили его отношение к инструменту. С последними следами прежней робости он подошел к тому месту, где стояло пианино, остановился на некотором расстоянии и прислушалвя. В гостиной никого не было. Мать сидела с работой в другой комнате на диване и, притаив дыхание, смотрела на него, любуясь каждым его движением, каждою сменою выражения на нервном лице ребенка.

    Протянув издали руки, он коснулся полированной поверхности инструмента и тотчас же робко отодвинулся. Повторив раза два этот опыт, он подошел поближе и стал внимательно исследовать инструмент, наклоняясь до земли, чтобы ощупать ножки, обхоля кругом по свободным сторонам. Наконец его рука попала на гладкие клавиши.

    Тихий звук струны неуверенно дрогнул в воздухе. Мальчик долго прислушвался к исчезнувшим уже для слуха матери вибрациям [Вибрация - быстрые, незначительные изменения высоты тона, происходящие от дрожания струны] и затем, с выражением полного внимания, тронул другую клавишу. Проведя после этого рукой по всей клавиатуре, он попал на ноту верхнего регистра. Каждому тону он давал достаточно времени, и они один за другим, колыхаясь, дрожали и замирали в воздухе. Лицо слепого, вместе с напряженным вниманием, выражало удовольствие; он, видимо, любовался каждым отдельным тоном, и уже в этой чуткой внимательности к элементарным звукам, составным частям будущей мелодии, сказывались задатки артиста.

    Но при этом казалось, что слепой придавал еще квкие-то особенные свойства каждому звуку: когда из-под егоо руки вылетала веселая и яркая нота высокого регистра, он подымал оживленное лицо, будто провожая кверху эту звонкую летучую ноту. Наоборот, при густом, чуть слышном и глухом дрожании баса он наклонял ухо, ему казалось, это этот тяжелый тон должен непременно низко раскатиться над землею, рассыпаясь по полу и теряясь в дальних углах.





    XI





    Дядя Максим относился ко всем этим музыкальным экспериментам [Эксперимент - опыт] только терпимо. Как это ни странно, но так явно обнаружившиеся склонности мальчика порождали в инвалиде двойствееное чувство. С одной стороны, страстное влечение к музыке указывало на несомненно присущие мальчику музыкальные способности и, таким образом, определяло отчасти возможное для него будущее. С другой - к этому сознанию примешмвалось в сердце старого солдата неопределенное чувство разочарования.

    "Конечно, - рассуждал Максим, - музыка тоже великая сила, дающая возможность владеть сердцем толпы. Он, слепой, будет собирать сотни разряженных франтов и барынь, будет им разыгрывать разные там... вальсы и ноктюрны [Ноктюрн (франц.) - небольшое музыкальное произведение лирического, задумчиво-мечтательного характера] (правду сказать, дальше "тих "вальсов" и "ноктюрнов" не шли музыкальные познания Максима), а они будут утирать слезы платочками. Эх, черт возьми, не того бы мне хотелось, да что же делать! Малый слеп, так пусть же станет в жизни тем, чем может. Только все же лучше бы уж песня, что ли? Песня говорит не одному неопределенно разнеживающемуся слуху. Она дает образы, будит мысль в голове и мужество в сердце".

    - Эй, Иохим, - сказал он одним вечером, входя вслед за мальчиком к Иохиму. - Брось ты хоть один раз свою свистелку! Это хорошо мальчишкам на улице или подпаску [Подпасок - помощник пастуха (обычно в подпаски брали подростков)] в поле, а ты все же таки взрослый мужик, хоть эта глупая Марья и сделала из тебя настоящего теленка. Тьфу, даже стыдно за тебя, правво! Девка отвернулась, а ты и раскис. Свистишь, точно перепел в клетке!

    Иохим, слушая эту длинную рацею [Рацея - наставление] раздосадованного пана, ухмылялся в темноте над его беспричинным гневом. Только упоминание о мальчишках и подпаске несколько расшевелило в нем чувство легкой обиды.

    - Не скажите, пане, - заговорил он. - Такую дуду не найти вам ни у одного пастуха в Украине, не то что у подпаска... То все свистелки, а эта... вы вот послушайте.

    Он закрыл пальцами все отверстия и взял на дудке два тона в октаву, любуясь полным звуком. Максим плюнул.

    - Тьфу, прости боже! Совсем поглупел парубок! [Парубок (укр.) - парень] Что мне твоя дуда? Все они одинаковы - и дудки и бабы, с твоей Марьей на придачу. Вот лучше спел бы ты нам песню, коли умеешь, - хорошую старую песню.

    Максим Яценко, сам малоросс, был человек простой с мужиками и дворней. Он часто кричал и ругался, но как-то необидно, и потому к нему относились люди почтительно, но свободно.

    - А что ж? - ответил Иохим на предложение пана. - Пел когда-то и я не хуже людей. Только, может, и наша мужицкая песня тоже вам не по вкусу придется, пане? - уязвил он слегка собеседника.

    - Ну, не бреши по-пустому, - сказсл Максим. - Песня хорошая - не дудке чета, если только человек умееи петь как следует. Вот послушаем, Петрусю, Иохимову песню. Поймешь ли ты только, малый?

    - А это будет "хлопская" песня? - спросил мальчик. - Я понимаю "по-хлопски".

    Максим вздохнул. Он был романтик и когда-то мечтал о новой сечи [То есть мечтал о возрождении Запорожской Сечи; так называлась организация украинских казаков, воозникшая в XVI веке. В XVII веке Сечь была центром восстаний против польской шляхты. В 1775 году по указу Екатерины II Сечь была распущена].

    - Эх, малый! Это не хлопские песни... Это песни сильного вольного народа. Твои деды по матери пели их на степях по Днепру, и по Дунаю, и на Черном море... Ну, да ты поймешь это когда-нибудь, а теперь, - прибавил он задумчиво, - боюсь я другого...

    Действительно, Максим боялся другого непонимания. Он думал, что яркие образы песенного эпоса [Эпос - здесь: уараинские исторические песни, возникшие в казацкой среде в XVI-XVII веках] тербуют непременно зрительных представлений, чтобы говорить сердцу. Он бооялся, что темная голова ребенка не в состоянии будет усвоить картинного языка народной поэзии. Он забыл, что древние баяны, что украинские кобзари и бандуристы были по большей части слепые. Правда, тяжкая доля, увечье заставляли нередко брать в руки лиру или бандуру, чтобы просить с нею подаяния. Но не все же это были только нищие и ремесленники с гнусавыми голосами, и не все они лишились зрения только под старость. Слепота застилает видимый мир темною завесой, которая, конечно, ложится на мозг, затрудняя и угнетая его работу, но все же из наследственных представлений и из впечатлений, получаемых другими путями, мозг творпт в темноте свой собственный мир, грустнфй, печальный и сумрачный, но не лишенный своеобразной, смутной поэзии.





    XII





    Максим с мальчиком уселись на сене, а Иохим прилег на свою лавку (этв поза наиболее соответствовала его артистическому настроению) и, подумав с минуту, запел. Случайно или по чуткому инстинкту выбор его оказался очень удачным. Он остановился на исторической картине:



    Ой, там на горii тай женцi жнуть.



    Всякому, кто слышал эту прекрасную народную песню в надлежащме исполнении, наверное, врезался в памяти ее старинный мотив, высокий, протяжный, будто подернутый грустью исторического воспоминания. В ней нет событий, кровавых сеч и подвигов. Это и не прощание казака с милой, не удалой набег, не экспедиция в чайках [Экспедиция в чайках - военный поход в отдаленные места в длинных и узких лодках. В таких лодках запорожцы совершали свои воинственные набеги] по синему морю и Дунаю. Это только одна мимолетная картина, всплывшая мгновенно в воспоминании украинца как смутная греза, как отрывок из сна об историческом прошлом. Среди будничного и серого настоящего дня в его воображении встала вдруг эта картина, смутная, туманная, подернутая тою особенною грустью, которая веет от исчезнувшей уже родной старины. Исчезнувшей, но еще не бесследно! О ней говорят еще высокие могилы-курганы, где лежат казацкие кости, где в полночь загораются огни, откуда слышатся по ночам тяжелые стоны. О ней говорят и народное предание, и смолкающая все более и более народная песня:



    Ой, там на горi тай женцi жнуть,

    А по-пiд горою, по-пiд зеленою

    Козаки iдуть!..

    Козаки iдуть!..



    На зеленой горе жнецы жнут хлеб. А под горой, внизу, идет казачье войско.

    Максим Яценко заслушался грустного напева. В его воображении, вызванная чудесным мотивом, удивительно сливающимся с содержанием песни, всплыла эта картина, будто освещенная меланхолическим отблеском заката. В мирныэ полях, на горе, беззвучно наклоняясь над нивами, виднеются фигуры жнецов. А внизу бесшумно проходят отряды один за другим, сливаясь с вечерними тенями долины.



    По переду Дорошенко

    Веде свое вiйско, вiйскоз апорожське,

    Хорошенько.



    И протяжная нота песни о прошлом колышется, звенит и смолкает в воздухе, чтобы зазвенеть опять и вызвать из сумрака все новые и новые фигуры.





    XIII





    Мальчик слушал с омраченным и грустным лицом. Когда певец пел о горе, на которой жнут жнецы, воображение тотчас же переносило Петруся на высоту знакомого ему утеса. Он узнал его потому, что внизу плещется речка чуть слышными ударами волны о камень. Он уже зннает также, что такое жнецы, он слышит позвякивание серпов и шорох падающих колосьев.

    Когда же песня переходила к тому, что делается под горой, воображение слепого слушателя тотчас же удаляло его от вершин в долину...

    Звон серпов смолк, но мальчик знает, что жнецы там, на горе, что они остались, но они не слышнч, потому что они высоко, так же высоко, как сосны, шум которых он слышал, стоя под утесом. А внизу, над рекой, раздается частый, ровный топот конских копыт... Их много, от них стоит неясный гул там, в темноте, под горой. Это "идут казаки".

    Он знает также, что значит казак. Старика "Хведька", который заходит по временам в усадьбу, все зовут "старым казаком". Он не раз брал Петруся к себе на колени, гладил его волосы своею дрожащею рукой. Когда же мальчик по своему обыкновению ощупычал его лицо, то осязал своими чуткими пальцами глубоки
    Страница 7 из 25 Следующая страница



    [ 1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ] [ 14 ] [ 15 ] [ 16 ] [ 17 ]
    [ 1 - 10] [ 10 - 20] [ 20 - 25]



При любом использовании материалов ссылка на http://libclub.com/ обязательна.
| © Copyright. Lib Club .com/ ® Inc. All rights reserved.