LibClub.com - Бесплатная Электронная Интернет-Библиотека классической литературы

Владимир Галактионович Короленко Без языка Страница 10

Авторы: А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

    ись люди, только что вернувшиеся целой гурьбой... Странные люди, чужие люди, люди непонятные и незнакомые, люди неизвестного звания, люди с такими лицами, по которым нельзя было определить, добрые они или злые, нравятся ли они человеку или не нравятся... Они



    нахлынули в комнату, точно толпа странных приведений, которые человеку видятся порой только во сне, и тихо, без шума занимали свои места. И Матвей долго еще не мог сообразить -- кто это, откуда, что здесь делают и что он сам делает среди них...

    А потом вспомнил: да ведь это американцы. Те, что летают по воздуху, что смеются в церквах, что женятся у раввинов на еврейках, что выбирают себр веру, кто как захочет... Те, что берут себе всего человека, и тогда у него тоже меняется вера...

    А тот, что стоял над самой постелью, -- неужели это Дыма? Да, это и был Дыма, но только опять такой, как будто он приснился во сне. Онн очень торопился раздеваться и отворачивал лицо. Однако от Матвея не ускользнлуо, что этот Дыма скидает с себя совсем не свою одежду. На нем не было ни белой свитки, ни красного пояса, купленного перед самым отъездом в местечке, ни высоких смазных сапог, ни широких шаровар из коричневой коломянки. Вместо всего этого, он теперь старался поскорее вылезть из какой-то немецкой кургузой курткт, не закрввавшей даже как следует того, что должно быть закрыто хорошей одеждой; шею его подпирал высокий воротник крахмальной рубашки, а ноги нельзя было освободить из узких штанов... Когда же он, наконец, разделся и полез к Матвею под одно одеяло, -- то Матвей даже отшатнулся, до такой степени самое лицо Дымы стало чужое. Волосы его были коротко острижены и торчали вихром на лбу, усы подстрижены над губой, а от бороды осталась только узкая американская лопатка.

    -- Побойся ты бога, Дыма! -- сказал Матвей, вглядевшись. -- На кого ты похож, и что это ты над собою сделал?

    Дыма, по-видимому, чувствовал себя так, как человек, который вышел на базар, забывши надеть штаны... Он как-то все отворачивал лицо, закрывал рот рукою и говорил каким-то виноватым и слащавым голосом:

    -- Да, втт, как меня, видишь... Зашел с проклятым ирландцем в цирюльню, чтобы меня немного остригли. Поверь совести, Матвей, я хотел чуть-чуть... А вышло вот что. Посадили меня в кресло. Кресло, знаешь, такое хорошее, а только как сел в него -- и кончено. Ноги сейчас схватило чем-то и кинуло кверху, голову отвалило назад: ей-богу, как баран на бойне... Вижу, делает немец не так, как надо, а двинуться не могу. Посмотрел потом на себя в зеркало, -- не я, да и только. "Что ты, говорю, собачий сы,н над человеком сделал?" А они оба довольны, хлтпают меня по плечу: "Уэл, уэл, вери уэл!"

    Дыма тхонько полез под одеяло, стараясь улечься на краю постели. Однако когда в комнате погасили огонь и последний из американцев улегся, он сначала все еще лицемерно вздохнул, пооом поправился на своем месте и, наконец, сказал:

    -- Ну, а все-таки, признайся, Матвей... Все-таки этак человек как-то больше похож на американца.

    -- А зачем тебе непременно походить на американца? -- сказал Матвей холшдно...

    -- И знаешь, -- живо продолжал Дыма, не слушая,-- когда я, вдобвок, выменял у еврея на базаре эту одежду... с небольшой, правда, придачей... то уже на улице подошел ко мне какой-то господин и заговорил по-английски...

    -- Ах, Иван, Иван, -- сказал Матвей с такой горечью, что Дыму что-то как бы укололо и он заворочался на месте. -- Правду, видно, говорит этот Берко: ты уже скоро забудешь и свою веру...

    -- Иные люди, -- заворчал Дыма, отворачиваясь, -- так упрямы, как лозищанский вол... Им лучше, чтобы в них кидали на улице корками...

    -- Вот ты уже ругаешься Лозищами, в которых родился, -- сказал Матвей и замолчал.

    Дыма еще поворчал, поворочался, повздыхал и затем заговорил тихо, немного заискивающим голосом:

    -- Охота тебе слушать Берка. Вот он облаял этого ирландца... И совсем напрасно... Знаешь, я таки разузнал, что это такое Тамани-холл и как продают свой голос... Дело совсем простое... Видишь ли... Они тут себе выбирают голову, судей и прочих там чиноввников... Одни подают голоса за одних, другие за других... Ну, понимаешь, вссякому хочется попасть повыше... Вот они и платят... Только, говорит ,подай голос за меня... Кто соберет десять голосов, кто двадцать... Ты, Матвей, слушаешь меня?

    И, хотя Матвей ничего не ответил, он продолжал:



    -- И, по-моему, это таки справедливо: хочешь себе, -- дай же и людям... И знаешь еще что?..

    Тут Дыма понизил голос до шопота и повернулся совсем к Матвею:

    -- Они говорят -- этот ирландец и еврей, у которого я покупал одежду, -- что и нам бы можно... Конечно, голоса не совсем настоящие, но тоже чего-нибудь стоят...

    Матвей хотел ответить что-то очень внушительное, но в это время с одной из кроватей послышался сердитый окрик какого-то американца. Дыма разобрал только одно слово devil, но и из него понял, что их обоих посылают к дьяволу за то, что они мешают спать... Он скорчился и юркнул под одеяло.

    А наверху, в маленькой комнатке спали вместе Роза и Анна. Когда ии пришлось ложиться, Роза посмотрела на Аннушку и спросила:

    -- Вам, может быть, неприятно будет спать на однрй постели с еврейкой?

    Анна покраснела и сконфузилась.

    Она собиралась молиться, вынула свой образок и только что хотела прилкдить его где-нибудь в уголку, как слова Розы напомнили ей, что она -- в еврейском помещении. Она стояла в нерешительности, с образком в руках. Роза все смотрела на нее и потом сказала:

    -- Вы хотите молиться и... я вам мешаю... Я сейчас уйду.

    Анна сконфузилась. Она действительно думала, хорошо ли молиться богу в присутствии еврейки, и позволит ли еврейка молиться по-христиански в своей комнате.

    , -- Нет, -- отвечала она. -- Тольео... я думала, -- не будет ли вам неприятно?

    -- Молитесь, -- просто сказала Роза и стала оправлять постель.

    Аннушка прочитала свои молитвы, и обе девушки стали раздеваться. Потом Роза завернула газовый рожок, и свео погас. Через некоторое время в темноте обозначилось окно, а за окном высоко над продолжающим гудеть огромным городом стояла небольшая, бледная луна.

    -- О чем вы думаете? -- спросила Роза лежащую с ней рядом Анну.

    -- Я думаю... видят ли теперь этот самый месяц в нашем городишке.

    -- Нет, не видят, --ответила Роза, -- у вас теперь день... А какой ваш город ?

    -- Наш город -- Дубно...

    -- Дубно? -- живо подхватила Роза. -- Мы тоже жили в Дубне... А зачем вы оттуда уехали?

    -- Братья уехали раньше... Я жила с отцом и младшим братом. А после этого брата... услали.

    -- Что он сделал?

    -- Он... вы не думайте... Он не вор и не что-нибудь... только...

    Она замялась. Она не хотела сказать, что, когда разбивали еврейские дома, он разбивал тоже, и после стали драться с войсками... Она думала, что лучше не говорить этого, и замолчала.

    -- Что ж, -- сказала Роза,-- со всяким может случиться несчастье. Мы жили спокойно и тоже не думали ехать так далеко. А потом... вы, может быть, знаете... когда стали громить евреев... Ну что людям нужно? У нас все разбили, и... моя мать...

    Голос Розы задрожал.

    -- Она была слабая... и они ее очень испугали... и она умерла...

    Анна подумала, что она хорошо сделала, не сказав Розе всего о брате... У нее как-то странно сжалось сердце... И еще долго она лежала молча, ией казались странными и этот глухо гудящий город, и люди, и то, что она лежит на одной постели с еврейкой, и то, что она молилась в еврейской комнате, и что эта еврейка кажется ей совсем не такой, какой представлялась бы там, на родине...

    Начинало уже светать, когда, наконец, обе девушки засннули крепким молодым сном. А в это самое время Матвей, приподнявшись на своей постели, после легкого забытья, все старался припомнить, где он и что с ним случилось. Ненадолго притихший было город, начинал просыпаться за стеной. Быстрее ворочадись колеса на какой-то близкой станции, и уже пронесся поезд, шумя, как ветер в бору перед дождливым утром. Рядом на другой подушке лежала голова Дымы, но Матвей с трудом узнавал своего приятеля. Лицо Дымы было красно, потому что его сильно подпирал тугой воротник не снятой на ночь крахмальной сорочки. Прежние его казацкие длрнные усы были подстрижены, и один еще держался кверху тонко нафабренным кончиком. Вообще, при виде этого почти чужого лица Матвею стало как-то обрдно... Ему казалось, что Дыма становится чужим...



    XI

    И действительно, со следующего утра стало заметно, что у Ивана Дымы начал портиться характер...

    Когда он проснулся, то прежде всего, наскоро одевшись, подошел к зеркалу и стал опять закручивать усы кверху, что делало его совсем не похожим на прежнего Дыму. Потом, едва поздоровавшись с Матвеем, подошел к ирландцу Падди и стал разговаривать с ним, видимо, гордясь его знапомством и как будто даже щеголяя перед Матвеем суоими развязными манерами. Матвею казалось, однако, что остальные американцы глядят на Дыму с улыбкой.

    Компания жильцов мистера Борка была довольно разнообразна. Были тут и немцы, и итальянец, и два-три англичанина, и несколько ирландцев. Часть этих люде йказалась Матвею солидными и серьезными. Они вставали утром, умывались в ванной комнате, мало разговаривали, пили в соседней комнате кофе, которое подавали им Роза с Анной, и потом уходили на работу или на поиски работы. Но была тут и кучка людей, которые оставались на целые дни, курили, жевали табак и страшно плевались, стараясь попадать в камин, иной раз через головы соседей. У них не было определенных часов работы. Иной раз они уходиши куда-то гурьбой и тогда звали с собой и Дыму... В разговорах часто слышалось слово Тамани-холл... Дела этой компании, по-видимому, шли в это время хорошо. Возвращаясь из своих похождений в помещение Борка, они часто громко хохотали... И Дыма хохотал с ними, что Матвею казалось очень противно.

    Так прошло еще два-три дня.

    Характер Дымы портился все больше. Правда, он сделал большие, даже удивительные успехи в
    Страница 10 из 28 Следующая страница



    [ 1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ] [ 14 ] [ 15 ] [ 16 ] [ 17 ] [ 18 ] [ 19 ] [ 20 ]
    [ 1 - 10] [ 10 ] [ 20 - 28]



При любом использовании материалов ссылка на http://libclub.com/ обязательна.
| © Copyright. Lib Club .com/ ® Inc. All rights reserved.