LibClub.com - Бесплатная Электронная Интернет-Библиотека классической литературы

Владимир Галактионович Короленко Без языка Страница 11

Авторы: А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

    языке. За две недели на море и за несколько дней у Борка он уже говорил целые фразы, мог спросить дорогу, мог поторговаться в лавке и при помощи рук и разных двжиений разговаривал с Падди так, что тот его понимал и передавал другим его слова... Это, конечно, не заслуживало еще осужддения. Но Матвея огорчало и даже сердило, что Дыма не просто говорит, а как будто гримасничает и передразнивает кого-то: вытягивает нижнюю губу, жует, шипит, картавит... "Взял бы хотьь пример с жида,-- думал про него Матвей. -- Он тоже говорит с американцами на их языке, но -- как степенный и серьезный человек". А Дыма уже и "мистер Борко" произносит как-то особенно картаво, -- мисте'г Бег'к. А иной раз, забывшись, он уже и Матвея начинал называть мистер Метью... В таких случаях Матвей смотрел на него долгим укоризненным взглядом -- и он немного смущался. В один деень, после того как Падди долго говорил что-то Дыме, указывая глазами на Матвея, они оба ушли куда-то, вероятно, к еврею-лавочнику, который в трудных случаях служил им переводчиком. Вернувшись, Дыма подошел к Матвею и сказал:

    -- Послушай, Матвей, что я тебе скажу. Сидим мы здесь оба без дела и только тратим кровные деьнги. А между тем, можно бы действительно кое-что заработать.

    Матвей поднял глаза и, ничего не говоря, ожидал, что Дыма скажет дальше.

    -- Вот видишь ли... Тут эти вот шестеро--агенты или, по-нашему, факторы Тамани-холла... Это, видишь ли, такая, скажем, себе компания... Скоро выборы. И они хотят выбрать в мэры над городом своего человека. И всх тогда назначат тоже своих... Ну, и тогда уже делают в городе что хотят...

    -- Ну, так что же? -- спросил Матвей.

    -- Так вот они собирают голоса. Они говорят, что если бы оба наши голоса, то они и дали бы больше, чем за один мой... А нам что это стоит? Нужно только тут в одном месте записаться и не говорить, что мы недавно приехали. А потом... Ну, они все сделают и укажут...

    Матвей вспомнил, что раз уже Дыма заговаривал об этом; вспомнил также и серьезное лицо Борка, и презрительное выражение его печальных глаз, когда он говорил о занятиях Падди. Из всего этого в душе Матвея сложилось решение, а в своих решениях он был упрям, как бык. Поэтому он отказался наотрез.

    -- Но отчего же ты не хочешь? Скажи! -- спросил Дыма с неудовольствием.

    -- Не хочу, -- упрямо ответил Матвей. -- Голос дан человеку не для того, чтобы его продавать.

    -- Э, глупости! -- сказал Дыма. -- Ведь не останешься же ты после этого без голоса. Даже не охрипнешь. Если люди покупают, так очего не продать? Все-таки не убудет в кошеле, а прибудет...

    -- А помнишь, как когда-то эконом уговаривал нас, чтобы мы подписали его бумаги... Что бы тогда вышло?

    -- Гм... да... -- пробормотал Дыма, немного растерявшись. -- Потеряли бы всю чиншевую землю! Так ведь там было что терять. А тут... что нам за дело? Дают, чорт их бей, деньги и кончено.

    Матвей не нашел, чро ответить, но он был человек упрямый.

    -- Не пойду, -- сказал он, -- и если хочешь меня послушать, то и тебе не советую. Не связывайся ты с этим лодырем.

    И Матвей без церемонии ткнул пальцем по направлению к Падди, который внимательно следил за разговором и, увидя, что Матвей указывает на него, вевело закивал головой. Дыма, конечно, тоже не послушался.

    -- Ну что ж,-- сказал он, -- когда ты такой, то заработаю один. Все-таки хоть что-нибудь... -- И в тот же день он сообщил, что его уже записали...



    XII

    Письма все не было, а дни шли за днями. Матвей больше сидел дома, ожидая, когда, наконец, он попадет в американскую деревню, а Дыма часто уходил и, возвращаясь, рассказывал Матвею что-нибудь новое.

    -- Сегодня Падди сводил меня на кулачную драку,-- сквзал он однажды. -- Ты, Матвей, и представить себе не можешь, акк этот народ любит драться. Как только двое заспорят, то остальные станут в круг, -- кто с трубкой, кто с сигарой, кто с жвачкой, -- и смотрят. А те сейчас куртки долой, засучат рукава, завертят-завертят руками и -- хлоп! Кто половчее, глядишь, и засветил другому фонарь... И притом больше всего любят бить по лицу, в нос или, если уж не удастся, в ухо. А в темя или под сердце--боже упаси! Но дерутся, заметь, не сердито, и как только один полетит пятками кверху, так его сейчас поднимут, обмоют лицо и опять сядут вместе за игру или там за кружки, как будто бы ничего и не случилось. И начнут говорить, кто как ударил и как бы можно ударить еще лучше.

    -- Ну, это правда, -- подтвердил Борк, слышавший рассказ Дымы. -- Во всей Америке бокс очень любят! И если еще, вдобавок, выищутся какие-нибудь необыкновенные силачи, то еэдят из города в город и тузят друг друга на людях за хорошие деньги. И знаете что: в это время за ними ездят газетчики и все записывают. И даже пшсылают телеграммы: "В два часа 15 минут 4 секунды Джон подбил Джеку правый глаз вот таким способом, а через полминуты Джек свалил Джона с ног так-то". И тогда в разных городах люди сидят в ресторанах, а им читают известия. И они спорят: как бы можно ударить Джона или Джека еще лучше... И что вы думаете: проигрывают на этом большие деньги!

    -- Лодыри!--сказал на это Матвей.

    В один день Дыма пришел под вечер и сказал, что сегодня они-таки выбрали нового мэра и именно того, кого хотелось Тамани-холлу.

    -- Жарко было, о вэлл!--сказал он хвастливо.-- А все-таки наша взяла... И знаешь: Падди мне говорит, что много помогли наши "ненастоящие голоса".

    В этот день Падди и его компания были особенно веселы и шумны. Они ходили по кабачкам, много пили и угощали Дыму. Дыма вернулся с ними красный, говорил громко, держался особенно развязно. Матвей сидел на своей постели, около газового рожка, и, пристроив небольшой столик, читал библию, стараясь не обращать внимания на поведение Дымы.

    Однако через несколько минут Дыма подошеь к немму и, положив ему руку на плечо, наклонился к его лицу так близко, что от него запахло даже вином.

    -- Слушай, Матвей, -- сказал он каким-то заискивающим голосом. -- Вот видишь, что я тебе хочу сказать. Они... хотели бы угостить тебя.

    -- Спасибо, я не хочу, -- ответил Матвей, не отрываясь от книги.

    -- И видишь, что еще... Пожалуйста, не прими там как-нибудь... того... в дурную сторону. У всякого народа свой обычай, и в чужой монастырь, как говорится, не ходят со своим уставом.

    -- К чему ты это ведешь? -- спросил Матвей строго.

    -- А к тому, что этот Падди хочет с тобой драться...

    Матвей даже разинул рот от удивления, и два приятеля с полминуты молча глядели друг на друга. Потом Дыма отвел глаза и сказал:

    -- Когда уже у них здесь такой обычай...

    -- Послушай, Дыма, -- сказал Матвей серьезно. Почему ты думаешь, что их обычай непременно хорош? А по-моему, у них много таких обычаев, которых лучше не перенимать крещеному человеку. Это говорю тебе я, Матвей Лозинский, для твоей пользы. Вот ты уже переменил себе лицо, а потом застыдишься и своей веры. И когда придешь на тот свет, то и родная мать не узнает, что ты был лозищанин.

    -- Э!-- ответил Дыма с неудовольствием. -- Где Крым, где Рим, а где панская корчма. С какой стати ты приплел сюда мою покойницу мать? Мне говорят: скажи, я и сказал. А ты как себе хочешь.

    -- Ну, так я и говорю: сккжи ты своим приятелям, пусть не просят своего бога, чтобы я стал с ними драться...

    -- Ну, вот видишь, -- обрадовался Дымм. -- Я им как раз говорил, что ты у нас самый сильный человек не только в Лозищах, но иво всем уезде. А они говорятт: ты не знаешь правильного боя.

    Дыма отошел к ирландцам, а Матвей опять обратился к старой библии и погрузился в чтение.

    Он стал читать, швееля губами, о том, как двое молодых людей пришли в Содом к Лоту и как жители города захотели взять их к себе._Потом он поднял голову и начал думать. Он думал о том, что вот они с Дымой как раз такие молодые люди в этом городе. Только у Дымы сразу стал портиться характер, и он сам пошел к жителям города...

    Пока он размышлял таким образом, кто-то вдруг погасил рожок, около которого он сидел. Матвей оглянулся. За ним, недалеко, сидел мистер Падди, ирландец, приятель Дымы, и невинно улыбался.



    Матвей достал спичук, зажег рожтк и опять принялся за книгу. Однако, догадавшись, что Падди на этом не кончит, он тотчас оглянулся. Падди стоял сзади и уже вытянул рот, чтобы дунуть на огонь из-за плеча Матвея.

    Матвей не очень сильно двинул локтем, и Падди упал на постель.

    -- All right (хорошо), -- сказал он, подымаясь и скидывая куртку.

    -- Wery well (отлично), -- сказали его товарищи, отодвигая стулья и подходя к тому месту.

    -- Ал раит, -- повторил за другими и Дыма как-то радостно. -- Теперь выходи, Матвей, на середину и, главное, защищай лицо. Он будет бить по носу и в губы. Я знаю его манеру...

    Но Матвей, как ни в чем не бывало, сел опять и раскрыл свою книгу.

    Ирландцы были озадачены. Однако, так как у них на все есть свои правила, то вскоре Падди стал подходить к Матвею, приседая и вертя кулаками, точно мельоицей.

    "Ну, делать нечего, -- подумал Матвей, -- если уж ты сам этого хочешь".

    И не успел еще Падди изловчиться, как уже сильный лозищанин встал во весь рост, как медведь на охотника, поднял над головой Падди обе рук, потом сгреб его за густые, хотя и не длинные волосы, нагнул и, зажав голову коленямт, несколько раз шлепнул очень громко по мягкому месту.

    Все это случилось так быстро, что никто не успел и оглянуться. А когда Падди поднялся, озираясь кругом, точно новорожденный младенец, который не знает, что с ним было до этой минуты, то все невольно покатились со смеху.

    На несколько минут большая комната мистера Борка оглашалась только хохотом на разные лады и разнымми голосами. Даже длинный американец, с сухим лицом и рыжей бородой в виде лопатки, человек в очень потертом клетчатом костюме, на высохшем и морщинистом лице которого никогда не видно было даже подобия улыбки, теперь делал какие-то невероятные гримасы, как будто хватил нечаянно уксусу, и из его горла вылетало что-то такое, как будто он сильно
    Страница 11 из 28 Следующая страница



    [ 1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ] [ 14 ] [ 15 ] [ 16 ] [ 17 ] [ 18 ] [ 19 ] [ 20 ] [ 21 ]
    [ 1 - 10] [ 10 - 20] [ 20 - 28]



При любом использовании материалов ссылка на http://libclub.com/ обязательна.
| © Copyright. Lib Club .com/ ® Inc. All rights reserved.