LibClub.com - Бесплатная Электронная Интернет-Библиотека классической литературы

В.Г.Короленко Братья Мендель. Рассказ моего знакомого Страница 2

Авторы: А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

    вовалось... И может быть, это нравилось в ней, как нравились и манеры ее мужа...

    Говорили, что ее семья была когда-то очень богата, но теперь от этого богатства уцелели лишь остатки, которые она и принесла в приданое г-ну Менделю. Как случилось, что красавица и модница вышла за старозаветного еврея, хотя и образованного по-тогдашнему, но все же сильно отличавшегося от нее манерами,- сказать не могу. Может быть причиной была выразительая наружность, уважение, которое ему оказывали, наконец просто - воля родителей... Как бы то ни было, жили они, повидимому, согласно. Мои дядя с теткой шутили иной раз между собой, что г-н Мендель сильно влюблен в свою жену, и мне, помню, это казслось странно, как и то, что будто бы она держала своего уважаемого супруга под башмаком. В моем воображении эти романические черты совсем не вязались с представвлением о "настоящих евреях". Она,- это еще казалось возможным... Но г-н Мендель влюбленный и под башмаком... Но это, кажется, было так. И особенно это сказалось в отношении к детям.

    Однажды Мендели пришли к нам с двумя сыновьями и дочкой. Дядя позвал меня и сестру в гостиную и сказал серьезно:

    - Ну, вот вам товарищи. Познакомьтесь. Я желаю, чтобы вы подружились так же, как дружны родители.

    Дядя как-то тепло посмотрел на Мендееля. Тот дружески, но все же почтительно кивнул головой и погладил свою красивую волнистую бороду. По лицу г-жи Мендель, как неуловимая зарница, пробежал румянец, и она значительно посмотрела на сыновей и дочку, как бы тревожась: поддержат ли они свое достоинство хорошо воспитанных детей.

    Один мальчик был значительно выше и, повидимому, старше меня. Он походил на г-на Менделя, только черты были несколько грубее, движения угловатое и гимназический мундир сидел на нем чуть-чуть мешковато. Наружность младшего меня удивила. На нем был долгополый кафтанчик, какие носили младшие ученики ремесленного училища. Ермолочка покрывала коротко остриженную голову, и по сторонам висели пейсики. Эта разница в наружности двух сыновей объянялась супружеским компромиссом. Первые годы учения дети проводили в хедере и только с известного возраста поступали в гимназию. Для старшего этот приготовительный возраст длился дольше, и он казался несколько долговязым в своем мундире. Младший уже последний год выкрикивал в хедере стихи талмуда. К нему уже ходили и учителя, подготовлявшие его в гимназию.

    Девочка была одета, как куколка, и красива, как мать. Ее голова была слегка запрокинута, и нижняя губка чуть-чуть выдвигалась вперед, что придавало ей вид некоторойй надменности. Звали ее Маней.

    Когда мы вышли в сад, некоторое время в нашем маленьком обществе господствовала натянутость. Маня нашлась скорее: она подошла к клумбе и стала любоваться цветами... У них при квартире не было цветов. Как они называются? Сестра стала называть цветы. "Отец очень любит цветы, и вот эти - его любимые. Он сам за ними ухаживает, когда свободен..." Разговор завязался. Гостья наклонялась к цветам, как маленькая принцесса.

    У нас, мальчиков, дело шло труднее: некоторое время мы ходили по аллеям смущенные и неловкие. Не знаю, как обошлось бы это первое знакомство и не кончилось ли бы оно охлаждением и скукой, если бы его не облегвило постороннее вмешательство. Из сада нашего соседа, г-на Дробыша, внезапно перескочил через забор единственный его сын, Степа Дробыш, мой одноклассник, и остаговился в удивлеоии при виде незнакомых посетителей. Но долго удивляться было не в обычае этого моего развязного приятеля.

    - Кто это у вас такие? - спросил он без церемонии.- А, этого я видел,продолжал он, подавая руку старшему.- Он из нашего класса, только второго отделения... А это что за "вусыдыс"? [Что это такое? (евр.)] И какие у него смешные пейсы!

    Он повернулся к младшему, оглядел его с ног до головы и, неожиданно протянув руку, тронул один из пейсов.

    Маленький лапсердачник вспыхнул. Глаза его засверкали, как острые гвоздики, и быстрым кошачьим движением он кинулся на обибчика. Дробыш стоял у края клумбы. При неожиданном толчке он запнулся и упал назад, сломав любимые цветы дяди. Это очень сконфузило Дробыша. Он поднялся и стал с беспокойством смотреть на произведенные падением опустошения. Его маленький противник стоял, весь насторожившись, ожидая, очевидно, продолжения битвы.

    Но Дробыш был малый добродушный и сшзнавал, что еврейчик был в своем праве. Кроме того - общее сочувствие было не на его стороне.

    - И отлично, и отлично,-сказала с негодованием моя сестра.- Надо быть вежливым со всеми, а вы, Степа, грубиян и невежа.

    - Ну, что ж... Я и не обижаюсь,- смиренно сказал Дробыш.

    Тут он заметил Маню и вдруг остановился с простодушным выражением приятного удивления.

    - А это кто у вас, Аничка? Их сестра? Какая хорошенькая! И совсем не похожа на жидовочку.

    Маня еще больше запрокинула свою красивую головку, губка ее еще больше выпятилась, и она, повернувшись к сестре, сказала вполголоса, но так, что Дробыш слышал:

    - Какой невоспитанный! Терпеть не могу бесцеремонности.

    Дробыш засмеялся, хотя и несколько кисло. Но потом отряхнулся и дружески взял за руку недавнего противника.

    - Ты молодец,-сказал он,-только дерешься по-кошачьи. Ну, давай познакомимся. Меня зовут Степан Дробыш. А тебя?

    - Фроим Мендель,-сказал тот и шаркнул ногой по песку аллеи. Было видно, что так кланяться при знакомстве его научила мать.

    - Ну, молодец Фроим. Ах, чорт возьми, я, кажется, разорвал рукав... Ну, ничего! Скажи, брат: это тебя в хедере, что ли, так научили дратьься? У нас в гимназии дерутсч не так...

    - Я в буудщем году тоже поступлю в гимназию,- сказал Фроим.- Израиль тоже прежде учился в хедере, а потом поступил в гимназию.

    - За коим чортм ходить в хедер? - спросил Дробыш.

    - Это потому,- сказал серьезно Израиль,- что мы евреи... Отец хочет,_чтобы мы и в гимназии остались добрыми евреями...

    - Фью! - свистнул Дробыш.- В гимназии вы будете гимназисты...

    - Мама тоже говорит, что в гимназии мы будем гимназисты, как все...-живо подхватил Фроим.-И она зовет .меня Альфредом...

    - Но ты все-таки останешься Фроим... И тебя так запиут,- строго сказал старший.

    - Да, меня так запишут, но звать можно и Альфредом...

    Дробыш пригласил всю компанию кататься на плоту в их саду. Девочки пошли кругом через калитку, а нам пришлось перемахнууть через забор. Израиль перелез несколько грузно. Фроим живо подобрал длинные полы, перевязал их в талии фуляровым платком и перебрался очень ловко. Когда он соскочил на другую сторону, все мы кинулись к небольшому пруду, куда вскоре прибежали и девочки. Дробыш хохотал, указывая на Фроима. Его фигура с подобранными полами, в черных чулках и патыночках, была точно маленькая шутливая пародия на взрослого еврея... Смех был так непосредствен, что Фроим нисколько не обиделся. Он провел руками по пейсам, поднял брови и скорчил гримасу. Маня слегка покраснела, думая,- не надо ли опять усмирить Дробыша, но потом звонко засмеялась и сама. И наше катанье на плоту прошло очень весело.

    Когда нас позвали к чаю, мы ввалились в гостиную уже знакомой приятельской гурьбой. У нас были еще гости: г-н Фаворский с суппугой. Г-жа Фаворская была родственница губернаторши, г-н Фаорский был ее муж, то есть свойственник губернатора. Это было их общественное подожение. В гостиной царствовала некоторая натянутость. Чувствовалось, что г-жа Фаворская слишком старается поддерживать разговор в угоду дяде, который был известен за "человека с идеями"... У г-на Фмворского были огромные усы и очень молчаливый нрав. Когда мы вошли, оживленные и голодные,- г-жа Менндель кинула на нас тревожный взгляд, но тотчас же успокоилась. Все, очевидно, шло хорошо. Знакомство состоялось. Девочки вошли, держась за руки. Фроим, конечно, привел свой костюм в порядок. Его лицо все еще дышало юмором, и в глазах бегали искорки. Все мы, переглядываясь, чаще всего обращали глаза на Фроима. Г-жа Мендель была удовлетворена. Все шло нормально: и здесь ее любимец стал центром юной компании.

    Когда Мендели ушли, Фаворские еще остались.

    - Он удивительно, удивительно умеет держать себя- этот еврей,- сказала г-жа Фаворская, обращаясь к дяде, с целью сказать ему приятное.- Такой приличный и столько такта. О, я всегда говорю, что и среди них есть люди... люди... которые...

    - Которые умеют уважать себя, и потому их вынуждены уважать другие,сказал дядя серьезно.

    - Ну, вот, вот... Он удивительно тактичен...

    - И она тоже женщина очень милая,-вставила тетка своим ласковым голосом, слегка растягивая слова.

    - Н... да,- протянула г-жа Фаворская снисходительно, но в этом согласии слышалось отрицание.- Не находите ли вы,- обратилась она опять к дяде,- что младшему мальчику больше идет его ермолочка, чем старшему мундир?.. Так хорошо, когда люди знают свое место. Вы... не находите этого? - с некоторой тревогой переспросила она.

    - Младший тоже поступит в гимназию,-довольно сухо ответил дядя.

    - Да-а? - ращочарованно протянула дама.- Но тогда зачем же... Зачем они так одевают его теперь?

    - Мендель считает, что раньше, чем поступить в гимназию, они должны научиться быть евреями.

    - О, да-да! Им не следует забывать этого... Как их почтенный отец... Он нисколько не заносится, не старается держать себя выше своего звания... Не правда ли?

    - Его звание - педагог... Оно довольно высокое,- сказал дядя. Было видно,-что разговор не совсем ему по душе.

    - Да, да! Вы правы. Вы совершенно праыв!.. Я всегда говорю то же самое.

    И г-жа Фаворская стала горячо целоуаться с теткой на прощанье.

    С этого дня знакомство наше закрепилось. Приблизительно через год г-жа Мендель зашла как-то к тетке и, точно случайно, захватила с собой Фроима. Он был в новегьком с иголочки гимназическом мундире.

    - Какой вы хорошенький гимназистик! - невольно вырвалось у моей Анички.

    - Да, в самом деле, он у вас красавчик,- подтвердила тетка, окидывая Фроима внимательно-ласковым взглядом.

    Это была правда: одежда сильно меняла к лучшему наружность мальчика. Типично еврейских черт у него было гораздо меньше, чем у отца и брата. Он больше походил на мать и сестру - только в нем не было застенчивости, и глаза сверкали веселым задором. Еврейский акцент в егг речи почти исчез, о чем он, видимо, очень старался.

    Г-жа Мендель покраснела от удовольствия и кинула на мою тетку взгляд, полный застенчивой благодарности.

    - Ну, а как же вы записали его в гимназ
    Страница 2 из 12 Следующая страница



    [ 1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ]
    [ 1 - 10] [ 10 - 12]



При любом использовании материалов ссылка на http://libclub.com/ обязательна.
| © Copyright. Lib Club .com/ ® Inc. All rights reserved.