LibClub.com - Бесплатная Электронная Интернет-Библиотека классической литературы

Всеволод Крестовский, Уланы Цесаревича Константина[1] Страница 6

Авторы: А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

    >
    хвалил и когда бранил кого-либо.



    - Фонтеры-понтеры! - отвечал в восторге добрый

    Чаликов.



    Через Двину уланы пепеправились справа по одному,

    так как рыхлый лед на реке едва держался, и на

    поверхности во многих местах стояла вода и

    образовались полыньи. Испробовав крепость льда,

    сначала перешли трубачи, а за ними поочередно все

    десять эскадронов, и пока полк переходил таким

    образом, трубачи играли на той стороне переправу.

    Городской берег был усеян народом - вся Рига

    высыпала на проводы. Городская пешая и конная

    гвардия и сословие шварцгауптергв (черноголовых), в

    мундирах и верхами, провожали улан через город,

    шествуя перед полком со всем церемониалом. По всем

    улицам, через которые с музыкой проходил полк

    церемониальным маршем, окна в домах были открыты и

    в них красовались дамы. Уланы на сей раз ,были в

    парпдной форме, с султанами. Да и вообще уланский

    костюм, и эти пики со значками являли собою в те

    дни еще редкое, невиданное зрелище. Из многих окон

    красивые женщины бросали им цветы, которые офицеры

    ловили на лету и салютовали саблями за подарок.

    Полк молодецки прошел через Ригу и, как ни тесны

    там улицы, но офицеры заставляли своих коней делать

    курбеты и идти в красивых лансадах.



    Далее маршрут полка направлялся на Митаву, где

    дворянство задало уланам великолепный бал, на Шавли

    и, наконец, на Юрбург, - порубежный пункт

    Российской Империи, куда гвардия вступила 20-го

    марта. Через неделю, 27-го числа, в это местечко

    прибыл из Петербурга император Александр и делал

    смотр всей гвардии, представив свое отборное войско

    королю Прусскому и его супруге.



    В течение недели, проведенной в окрестностях

    Юрбурга, полки успели отдохнуть от тяжкого и

    спешного зимнего похода и изготовиться к новым

    трудам боевой жизни. Людям розданы были боевые

    патроны, пирказано отпустить сабли, навострить пики

    и осмотреть огнестрельное оружие. На другой день

    после смотра, гвардия перешла границу и направилась

    на соединепие с войсками Беннигсена, занимавшего

    укрепленную позицию у Гейльсберга. 10-го апреля

    уланский полк, в ожидании военных действий,

    расположился на кантонир-квартирах в местечке

    Гросс-Шванфельдт и его окрестностях.



    Здесь ,при штаб-квартире своего полка, цесаревич

    устроил бивуак, где поместил между уланами двадцать

    четыре человека французских дезретиров, присланных

    к нему атаманом Платовым. Его Высочество разделил

    этих Французов на два капральства, дал им ружья и

    приказал исполнять службу как во французском

    лагере, с тою целью, чтобы познакомиться с порядком

    французской службы. Несколько времени спустя эти

    дезертиры отправлены были в Стрельну, и по

    возвращении великого князя из похда, стояли

    бивуаком в Стрельнинском саду. Многие из жителей

    Петербурга, и особенно дамы, приезжали смотреть

    Наполеоновских солдат, одетых и вооруженных по

    французской форме.



    Кроме этих пехотинцев наа уланском бивуаке при

    Гросс-Шванфельдте находилось еще и несколько

    пленных кавалеристов, которые также должны были

    иногда ездитб верхом пред его высочеством и

    проделывать все эволюции одиночной езды по системе,

    принятой тогда во французской кавалерии. Этих

    пленных и дезертиров содержали как почетных гостей,

    и солдатам настрого запрещено было обижать их[29].



    Наконец после продолжительного бездействия обеих

    враждующих армий, боевые выстрелы снова раздались

    во второй половине мая: 24-го числа Беннигсен

    атаковал маршала Нея у Гутгтадта и на другой день

    оттеснил его за реку Пасаргу. Уланский полк хотя и

    присутствовал на месте боя, в резерве, и даже один

    батальон его послан был на помощь войскам генерала

    Дохтурова, но активного участия в деле под

    Гутштадтом все-таки не довелось принять уланам.

    Точно также и в кровопролитном Гейльсбергском

    сражении (29-го мая) роль улан ограничилась

    присутствием н месте боя, в составе резерва,

    вместе с гвардейскою кавалерией. В этот день

    неприятельское ядро вырвало из рядов полка одну

    только жертву, рядового Котенку. Это случилось

    около трех часов дня, когда к уланам приехал

    цесаревич, за которым следовали две подводы с

    водкою и сухарями, нарочно добытыми его высочеством

    для своих улан. Едва лишь велел он полку спешиться

    и раздать людям по чарке, и едва соладты слезли с

    коней, как вдруг, какое-то залетное неприятельское

    ядро ударило Котенку в лопатку и положило его на

    месте[30].



    Но если при Гутштадте и при Гейльсберге уланский

    полк должен был ограничиться пассивною ролью, то в

    схватке под Фридландом, накануне знаменитой

    Фридландской битвы, на долю лейб-эскадрона выпал

    счастливый жребий к отличию.



    Во время следования нашей армии от Шиппенбейля к

    Фридланду, ее колоннам предшествовал гвардейский

    резерв, под начальством цесаревича, и часть

    резервной кавалерии князя Голицына[31]. Беннигсен,

    опасаясь за наши переправы через реку Алле у

    Фридланда, направил туща, 1-го июня, для

    рекогносцировки два полка: уланский цесаревича и

    Орденский кирасирский с четырьмя конными орудиями,

    поручив начальство над этим отрядом князю Гобицыну.

    Ему приказано было перейти на левый берег Алле

    (армия наша шла по правому берегу), остановиться в

    городе, для охранения моста, и выставить за городом

    пикеты. Стараясь предупредить неприятеля на пункте

    весьма важном, Голицын всю ночь напролет шел без

    отдыха, и с восходом солнца был уже в виду

    Фридланда. Отряд никак не рассчитывал встретить

    здесь Французов и потому шел довольно беспечно, а

    улнские офицеры заранее уже радовались, что

    отдохнут в городе хоть одни сутки и запасутся

    кое-чем из съестного. Но, не доходя верст около

    трех до места, отряд увидел бегущих к нему на

    встречу безоружных солдат, человек около десяти,

    которые, махая руками, кричали: "Французы! Французы

    в городе!" Это были наши фурлейты и маркитанты из

    обозов, оставленных во Фридланде еще в то время

    когда город этот находился в тылу нашей армии,

    далеко от театра военных действий. Князь Голицын,

    от этих людей только и мог узнать, что в эту де

    ночь французская конница заняла город и забрала все

    наши обозы, а сами они успели кое-как тайком

    выбраться к реке и спастись на лодках, пехоты же

    неприятельской в городе не видали. Голицын решил

    немедленно атаковать Фридланд и послал уланский

    полк выгнать неприятеля из города. Эскадронные

    командиры обступили Чаликова и наперерыв просили

    его каждый о позволении первому ворваться в город.

    Антон Степанович, не зная как тут угодить всем и

    каждому, решил кинуть жребий. Кинули, и счастливый

    жребий пал на эскадрон его высочества, которым

    командовал полковник Володимеров.



    Лейб-эскадрон тотчас же двинулся вперед к мосту, а

    остальные, выстроясь в две линип поэскадронно,

    пошли было за ним на рысях, как вдруг - навстречу

    им залп! Это приветствие приготовили улаеам

    саксонские драгуны, которые, спешившись, засели в

    домах и за бревнами по ту сторону реки. Уланы,

    однако, не взирая на эту не совсем-то приятную

    неожиданность, спокойно приблизились к берегу, но

    тут - новый сюрприз, еще более неприятный: мост был

    разобран. Произошла невольная остановка.



    Корнет Старжинский, командовавший первым взводом

    лейб-эскадрона, сметливым глазом окинул всю

    обстановку данной минуты и вмиг заметил что мост

    разобран только по середине, очевидно, наскоро,

    потому что доски еще лежали в куче, на краю, по ту

    сторону моста. Тем не менее, по ширине разборки,

    переправа для кавалеристов была не возможна. Что

    тут делать!...



    Не долго думая, корнет Старжинский соскакивает с

    коня, вызывает охотников нескольких удальцов и, -

    буквально, - под градом неприятельских пуль,

    бросается впереди лихих охотников на мост;

    балансируя руками, перебирается по бревну на ту

    сторону и начинает укладывать доски. Несколько

    десятков драгунских ружей метили в храброго юношу,

    но, к счастью, каким-то чудом ни одна пуля не

    попала[32]!



    Через четверть часа мост был починен и

    лейб-эскадрон стремглав бросился в город. За ним

    последовали остальные эскадроны уланского полка. Те

    из спешенных драгун, которые не успели спастись

    через плетни и огороды, были переколоты людьми

    лейб-эскадрона. Затем уланы поскакали по главной

    улице на городскую площадь и здесь были встречены

    колонною саксонсих драгун, уже на конях, в числе

    нескольких эскадронов. Это были рослые, видные

    люди, с заплетенными косицами, в красных куртках с

    зелеными отворотами, на крепких, крупных и хороших

    лошадях. Они храбро выдержаои первый натиск

    лейб-эскадрона, дали залп и пошли в атаку, но уланы

    лихо и глубоко врезались с налету в их ряды и смяли

    фронт. Драгуны, наконец, дрогнули, дали тыл,

    поскакали, наши за ними, и вскоре все это

    перемешалось в одну толпу и мчалось вместе через

    трупы товарищей и коней, по узким улицам, нанося

    друг другу удары. Незаметно и те и другие очутились

    за городом. Здесь уланы вдрууг увидели, что из-под

    лесу крупною рысью приближается к ним на встречу, с

    явным намерением атаковать во фланг, целый полк

    французских гусар, в зеленых доломанах.



    На нашей стороне тотчас же затрубили сбор. Уланы

    остановились,
    Страница 6 из 11 Следующая страница



    [ 1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ]
    [ 1 - 10] [ 10 - 11]



При любом использовании материалов ссылка на http://libclub.com/ обязательна.
| © Copyright. Lib Club .com/ ® Inc. All rights reserved.