LibClub.com - Бесплатная Электронная Интернет-Библиотека классической литературы

Иван Иванович Лажечников. Последний Новик Роман Страница 82

Авторы: А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

    це старца. Владимир целовал его руку и орошал ее слезами.

    Ужас объял всех. Новобрачные спешили в другую комнату, а навстречу им - штык-юнкер Готтлиг, особенно преданный цейгмейстеру, с известием, что комендант с несколькими офицерами перебрался уже на ту сторону и прислал сказать, что у него идут переговоры о сдаче замка на выгоднейших условиях: гарнизону и жителям местечка предоставлен свободный выход; имущество и честь их обезопасены; только солдаты должны сдать оружие победителям и выходить из замка с пулями во рту.

    Румянец вспыхнул на лице Вульфа; видно было на лице его, что он удерживался от негодования.

    - Скажи коменданту, - отвечал он довольно спокойно, - что я даю свое согласие; но требую шести часов, чтобы выпроводить отсюда жителей Мариенбурга. Залогом в выполнении условий может остаться господин комендант с товарищами! - прибавил Вульф, коварно усмехаясь.

    Потом, переговориу что-то со штык-юнкером шепотом, крепко пожал ему руку, отпустил его и, увлекая с собою новобрачную, пошел с нею отыскивать Глика.

    Пастора нашли они в цветнике. Дрожащею рукою бросил он горсть земли на свежую могилу и произнес:

    - Мир тебе в селении праведных!

    В глубокой горести, опершись на заступ и качая голловой, стоял подле него Владимир: слезы струились по его щекам; взоры его как будто выражали: "Один он только в мире не покидал меня, и его у меня отняли!" Новобрачные также посыпали землею на его могилу, - и скоро земляной быгор скрыл навеки останки вдохновенного старца.

    Свадьба и похороны были так смежны, неизвестность, окружавшая наших друзей, так страшна, что нельзя было им не задуматься над бедностью здешнего мира. Штык-юнкер Готтлиг вывел их из этой задумчивости, донеся цейгмейстеру, что волю его обещали исполнить, но что, против чаяния, когда он, Готтилг, причалмл лодку свою к берегу острова, войска русские начали становиться на плоты, вероятно, для штурмования замка.

    - Мы встретим их! - сказал Вульф, простился с Гликом и своею супругою и отправился принять гостей, не в пору пожаловавших.

    В самом деле, русские на нескольких плотах подъехали с разных сторон к острову. Встреча была ужасная. Блеснули ружья в бойницах, и осаждавшие дорого заплатили за свою неосторожность. Сотни их пали. Плоты со множеством убитых и раненых немедленно возвратились к берегу. Из стана послан был офицер шведский переговорить с Вульфом, что русские не на штурм шли, а только ошибкою, ранее назначенного часа, готовились принять в свое заведование остров.

    - В другой раз не будут ошибаться! - сказал хладнокровно цейгмейстер. - Я тнебую, чтобы из этих самых плотов сделали мост для перехода марирнбургских жителей, которых я взял под свою защиту!

    С торжественным лицом явился Вульф к Глику и застал его в больших трудах. Он высижтвал речь, которую хотел произнесть перед русским военачальником, когда последует сдача замка. Госпожа Вульф в глубокой задумчивости сидела неподалеку от него.

    - Друзья мои! - сказал цейгмейстер. - Я хлопочу о вашем благополучии. Бездельники вздумали было не исполнить своего слова; но кто побывал в моей школе, научится держать его. Московитские плоты к вашим услугам, и я заставлю победителей переправить вас на ту сторону.

    - Э, э, любезный! где ж у вас, позвольте сказать, Минерва? - говорил пастор, заглядывая беспрестанно в бумагу, перед ним лежавшую, перемешивая суетливо свой разговор на немецком обрывками русской речи и ударяя рукою по столу. - Высокоповелительный вождь российских победоносных... Да, да, мой любезнейший друг, берегитесь, чтобы не... Пали под стопы ваши грозны твердыни крепкого града Мариенбурга, как некогда Троя... чтобы не отплатили вам, говорю я! Брр, бр... Не забудьте своего слова... Минерва несла перед вами эгиду свою...

    - О ней-то хотел я с вами переговорить, - перебил Вульф, пожав плечами, и почти насильно отвел Глика в другую комнату. Здесь, под клятвой, открыл он великую тайну. - Только вам, Вольдемару и штык-юнкеру, - прибавил цейгмейстер, - поверил я эту тайну. Спасите себя, мою Кете и тех, кто захочет за вами следовать.

    - Вы так жестоко обманули меня? Вы оставляете вдовой ту, с которой только что сочетал вас бог? - произнес горестно пастор. - Зачем же, не любя ее...

    - Другому, кто бы мне это сказал, я раскроил бы череп, - перебил Вульф. - Нет, мой добрый отец, я любил ее слишком много: эту слабость могу только теперь исповедать. Но моя любовьб ыла чиста и возвышенна, как любовь древнего рыцаря: таковою и останется. Я хотел только, чтобы бедная, незначащая сирота носила мое имя - кажется, благородное! в этом, доннерветтер, порукою нынешний день. В шкатулке, которую вверил я вам вчера, найдет вдова цейгмейстера Вульфа, чем обеспечить будущносиь. Исполнив обязанности дружбы и любви, я имею еще высшие обязанности: пришло вермя заплатить долг мой королю и отечеству.

    Глик убеждал, умолял его именем дружбы, юлбви, бога оставить свое намерение; но цейгмейстер был неумолим.

    - Мое слово неизменно, как сам бог! - сказал последний. - В этом клянусь его святым именем!

    Оставалось уступить ему не без большого неудовольствия.

    От новобрачншй скрыли ужасную тайну. Только при расставании с мужем она заметила в словах его и во всех движениях что-то необыкновенное. Разлука их должна быть часовая, как ей сказали; а между тем глаза его были мокры, когда он прощался с нею и ее воспитателем. Этого никогда с ним не бывало; это недаром! Еще сильнее возродились ее подозрения, когда Вульф, поцеловав ее в лоб, сказал с особенным чувством:

    - Будь счастлива!

    Невольно содрогнулась она от этих слов, заплакаьа и бросилась к нему на грудь. Она не чувствовала к нему особенной любви, но привыкла к нему, уважала его, как покровителя, брата, друга; знала, что он к ней привязан; носила уже его имя - и потерять его было длч нее тяжело. Разными обманами старались ее успркоить. Друзья расстались.

    Началось шествир мариенбургских жителей из замка по мосту, составленному из сдвинутых плотов русских. Впереди всех медленно и важно выступил пастор в праздничном одеянии. Под левою мвшкою нес он "Славянскую Библию", нередко покашливал и бормотал про себя, затверживая приветственную речь. За ним следовала, опустив печально голову, воспитанница его в брачном одеянии, которого не успела скинуть. Занятая мыслями о своем хозяйстве, Грете шла за нею не в меньшей горести. Она несла узел, в котором заключены были, едва выглядывая на белый свет, Квинт Курций, Юлий Кесарь, Езоп и прочие великие муэи древности, удостоенные, по милости пастора, преобразиться из римской и греческой тоги в русскую одежду. Полный тревоги и нетерпения, поспешал за ними Владимир. Медленность шествия досаждала ему; если б можно, он перебросился бы в стан русский. Клятва, которую он даб Вульфу, - хранить роковую тайну, - может и должна быть нарушена для блага его соотечественников. Допустит ли он своих братьев быть обманутыми шведами и погибнуть нечаянной смертию?

    Вслед за нашими друзьями высыпали из ворот замка граждане мариенбургские, как овцы, выпущенные в красный день из овчарни. Часть гарнизона выступила также, малая часть осталась в замке по условию до сдачи его и всех военных снарядов русским.

    Долго стоял Вульф на берегу острова, пока не потерял из глаз пастора и ту, которую он называл так долго сестрою своей и так мало своей женою. Близ моста, на авансцене русского стана, стоял благородный представитель своих соотечественников, князь Вадбольский. Ему поиучено было распорядиться о приеме дорогих гостей, выступавших из замка. Неподвижный, закованный в одну думу, в одно чувство, он устремил свои взоры на подходившую к нему толпу. Позади в нескольких шагах от него находились верхом знаменитый Мурзенко, близ него два конных татарина, из которых один держал оседланную лошадь, и четверо спешенных драгун. Все они внимательно сторожили движения Вадбольского; самые лошади их, навострив уши, подняв головы, казалось, одинаково что-то выжидали. Лишь только Владимир вслед за пастором и его домочадцами спустил ногу с моста на берег и взгляд его сошелся с наблюдательным взглядом князя Вадбольского, как почувствовал, что его схватили за руку могучею рукою.

    - Тебя ищут! - торопливо сказал ему князь. - Спасайся от беды неминучей!

    - Я сам иду! Пора к концу! - отвечал Владимир, хотел еще говорить, но Вадбольский гаркнул:

    - Сюда!

    Налетели татары и драгуны, окружили их; поднялось около них облако пыли, сквозь которое ничего небьзя было видеть из русского стана и мариенбургскому кортежу. Сильные руки схватили Владимира, не дав ему образумиться, посадили кое-как на лошадь и туго привязали к ней. Мурзенко свистнул и был таков; за ним помчались два татарина и лошадь, к которой прикреплен был узник. Горы, леса мелькали мимо них. Наконец они остановились. Ращбитый ездою, истерзанный крепкою перевязью, изнуренный душевными страданиями, Владимир, полуживой, оглянулся. Все вокруг него ходило. Что с ним сделалось, где он был, где теперь, не понимал он. Его развязали, сняли с лошади, посадили на мураву и дали ему выпить воды. Он очнулся и увидел себя у калитки Блументростовой мызы; перед ним стоял Мурзенко; два татарина ухаживали за несколькими лошадьми.

    Мурзенко, заметив, что он пришел в себя, подал ему бумагу. Владимир взял ее и проччел на ней следующие строки, рукою фельдмаршала написанные: "Спасайся, беги в Чудь, в Польшу, куда хочешь; только в России не показывайся. Не снесешь там головы своей. Злодей Денисов ищет твоей погибели и пишет о тебе в Москву, в царскую Думу. Спасти тебя теперь не могу: ты - Последний Новик! Молим бога и всех святых его подать нам случай оказать тебе нашу благодарность. Будем ухнавать о тебе на известной мызе. Наш посланный вручит тебе знак нашей признательности, какоф может тебе по времени пригодиться".

    - Итак, господи, ты судил мне родины не видать!.. - сказал Владимир, прочитав записку, и зарыдал так горько, что привел в жалость татарского наездника.

    Мурзенко, не понимая причины его горести, старался, однако ж, по-своему утешить его
    Страница 82 из 107 Следующая страница



    [ 72 ] [ 73 ] [ 74 ] [ 75 ] [ 76 ] [ 77 ] [ 78 ] [ 79 ] [ 80 ] [ 81 ] [ 82 ] [ 83 ] [ 84 ] [ 85 ] [ 86 ] [ 87 ] [ 88 ] [ 89 ] [ 90 ] [ 91 ] [ 92 ]
    [ 1 - 10] [ 10 - 20] [ 20 - 30] [ 30 - 40] [ 40 - 50] [ 50 - 60] [ 60 - 70] [ 70 - 80] [ 80 - 90] [ 90 - 100] [ 100 - 107]



При любом использовании материалов ссылка на http://libclub.com/ обязательна.
| © Copyright. Lib Club .com/ ® Inc. All rights reserved.