LibClub.com - Бесплатная Электронная Интернет-Библиотека классической литературы

Михаил Лермонтов Княгиня Лиговская Страница 6

Авторы: А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

    тала, обратясь к Печорину с каким-то очень неясным приветствием, потом подошла к князю и сказала ему:

    - Mon ami, вот господин Печорин, он старинный знакомый нашего семейства... Monsieur Печорин, рекомендую вам моего мужа.

    Князь бросил газеты на окно, раскланялся, хотел что-то сказать, но из уст его вышли только отрывистые слова:

    - Конечно... мне очень приятно... семейство жены моей... что вы так любезны... я поставил себе за долг... ваша матушка такая почтенная дама - я имел честь быть вчерась у нее с женой.

    - Матушка с сестрой хотела сама быть у вас сегодни, но она немного нездорова и поручила мне засвидетельствовать вам свое почтение.

    Печорин сам не знал, что говорил. Опомнившись, и думая, что он сказал глупость, он принял какой-то холодный принужденный вид. Княгине показалось вероятно, что этой фразой он хотел объяснить свой визит, как будто бы невольный. Выражение лица ее также сделалось так же принужденно. Она подозревала намерение упрекнуть, щеки ее готовы были вспыхнуть, но она быстро отвернулась, скпзала что-то толстому господину, тот захохотал и громко произнес - "о, да!" - Потом она пригласила Печорина сесть, заняла сама прежнее место, а князь взял опять в руки свои газеты.

    Княгиня Вера Дмитриевна была женщина 22 лет, среднего жегского роста, блондинка с черными глазами, что придавало лицу ее какую-то оригинальную прелесть и таким образом, резко отличая ее от других женщин, уничтожало сравнения, которые, может быть, были бы не в ее пользу. Она была не красавица, хотя черты ее были довольно правильны. Овао лица совершенно аттический и прозрачность кожи необыкновенна. Беспрерывная изменчивость ее физиономии, повидимому несообразная с чертами несколько резкими, мешала ей нравиться всем и нравиться во всякое время, но зато человек, привыкший следить эти мгновенные перемены, мог бы открыть в них редкую пылкость



    136



    души и постоянную раздражительность нерв, обещающую столько наслаждений догадливому любовнику. Ее стан был гибок, движения медленны, походка ровная. Видя ее в первый раз, вы бу сказали, если вы опытный наблюдатель, что это женщина с характером твердым, решительным, холодным, верующая в собственное убеждение, готовая принесть счастие в жеттву правилам, но не молве. Увидавши же ее в минуту страсти и волнения, вы сказали бы совсем другое - или скорее, не знали бы вовсе, что сказать.

    Несколько минут Печорин и она сидели друг против друга в молчании затруднительном для обоих. Толстый господин, который был по какому-то случаю барон, воспользовался этим проомежутком времени, чтоб объяснить подробно свои родственные связи с прусским посланником. Княгиня разными вопросами очень ловко заставляла барона еще более растягивать речь свою, а Жорж, пристально устремив глаза на Веру Дмитревну, старался, но тщетно, угадать ее тайные мысли; он видел ясно, что она не в своей тарелке, озабочена, взволнована. Ее глаза то тускнели, то блистали, губы то улыбались, то сжимались; щеки краснели и бледнели попеременно: но какая причина этому беспокойству?... может быть дгмашняя сцена, до него случившаяся, потоому что князь явно был не в духе, может быть радость и смущение воскресающей, или только вновь пробуждающщейся любви к нему, может быть неприятное чувство при встрече с человеком, который знал некоторые тайны ее жизни и сердца, который имел право и, может быть, готов был ее упрекнуть...

    Печорин, не привыкший толковать женские взгляды и чувства в свою пользу - остановился на последнем предположении... из гордости он решился показать, что подобно ей забыл прошедшее, и радуется ее счастью... Но невольно в его словах звучало оскорбленное самолюбие; - когда он заговорил, то княгиня вдруг отвернулась от барона... и тот остался с отверстым ртом, готовясь произнести самое важное и убедительнейшее заключение своих доказательств.

    - Княгиня, - сказал Жорж... - извините, я еще не поздравил вас... с княжеским титулом!.. повверьте однако, что я с этим намерением спешил иметь честь вас увидеть...



    137



    но когда взошел сюда... то происшедшая в вас перемена так меня поразила, что признаюсь... забыл долг вежливости...

    - Я постарела, не правда ли, - отвечала Вера, наклонив голрвку к правому плечу. -

    - О! вы шутите! - разве в счастии стареют... напротив, вы пополнели, вы...

    - Коначно, я очень счастлива, - преврала его княгиня. -

    - Это молва всеобщая: многие молодые девушки вам завидуют...

    впрочем вы так благоразумны, что не могли не сделать такого достойного выбора... весь свет восхищается любезностию, умом и талантами вашего супруга,... (барон сделал утвердительный згак головой) - княгиня чуть-чуть не улыбнулась, потом вдруг досада изобразилась на ее лице.

    - Я вам отплачу комплиментом за комплимент, Mrs. Печрин... вы также переменились к лучшему?...

    - Как бырь? время всесильно... даже наши одежды подобно нам самим подвержены чудным изменениям - вы теперь носите блондовый чепчик, я вместо фрака московского недоросля или студентского сертука ношу мундир с эполетами... - Вероятно, от этого я имею счастие вам нравиться больше, чем прежде... вы теперь так привыкли к блеску!

    Княгиня хотела отмстить за эпиграмму:

    - Прекрасно! - воскликнула она: - вы отгадали... и точно нам бедным москвитянкам гвардейский мундир истинная диковинка!.. - Она насмешливо улыбнулась, барон захохотал - и Печорин на него взбесился.

    - У вас такой усердный союзник, княгиня, - сказал он, - что я должен прихнаться побежденным - я уверен, что барон при данном знаке готьв меня сокрушить всей своей тяжестью.

    Барон плохо понимал по-русски, хотя родился в России; он захохотал пуще прежнеро, думая, что это комплимент, относящийся к нему вместе с Верою Дмитревной. - Печорин пожал плечами; и разговор снова остановился. - К счастию, князь подошел, преважно держа в руке газеты.

    - Вот это до тебя касается, - сказал он жене, - новый магазин на-днях открыт на Невском. Я покажу вам, - сказал он,



    138



    обращаясь к гостям, - петербургский гостинец, который я вчера купил жене: все говорят, что серьги самые модные, ажена говорит, что нет, как будут по вашему вкусу?

    Он пошел в другую комнату и принес сафьянную коробочку. Часто повторяемое князем слово жена как-то грубо и неприятно отзывалось в ушах Печорина; он с первого слова узнал в князе человека недалекого, а теперь убедился, что он даже человек не светский. Серьги переходили из рук в руки, барон произнес над ними несколько протяжных восклицаний, Печорин после него стал машинально их рассматривать.

    - А как вы думаете, - спросил князь Степан Степанович, спрятавшись в галстух и одной рукой вытаскивая накрахмаленный воротничок, - сколько я за них заплатил, отгадайте!

    Серьги по большей мере стоили 250 рублей, а были заплочены 175, Печорин нарочно сказал 50, это озадачило князя. Он ничего не отвечал, стыдясь сказать правду, и сел на канапе, очень немилостиво поглядывая на Печорина. Разговор сделался общим разменом городских новостей, московских известий: князь, несколько развеселившись, объявил очень откровенно, что если б не тяжебное дело, то никак бы не оставил Москвы и Английского клуба, прибавляя, что здешний Английский клуб ничто перед московским. Наконец Печорин встал, раскланялся, и дошел уже до двери, как вдруг княгиня вскочила с своего места, и убедительно просила его не позабыть поцеловать за нее милую Вареньку сто раз, тысячу раз. Печорину хотелось ей заметить,_что он не может передавать словесных поцелуев, но ему было не до шутки, и он очень важно опять поклонился. Княгиня улыбнулась ему той ничего не выражающей улыбкою, которая разливается на устах танцовщицы, оканчивающей пируэт.

    С горьким предчувствием он вышел из комнаты: пройдя залу, обернулся, княгиня стояла в дверях, неподвижно смотрела ему вослед: заметив его движение, она исчезла;

    "Странно, - подумал Печорин, садясь в сани, - было время, когда я читал на лице ее все движенья мысли так же безошибочно, как собственную рукопись, а теперь я ее не понимаю, совершенно не понимаю".



    139



    ГЛАВА V



    До 19-летнего возраста Печорин жил в Москве. С детских лет он таскался из одного пансиона в другой и наконец увенчал свои странствования вступлением в университет, согласно воле своей премудрой маменьки. Он получил такую охоту к перемене мест, что если бы жил в Германии, то сделался бы странствующим студентом. Но скажите ради бога, какая есть возможность в России сделаться бродягой повелителю 3 т. душ и племяннику 20 т. московских тетушек. м так, все его путешествия ограничивались поездками с толпою таких же негодяев как он, в Петровский, в Сокольники и Марьину рощу. Можете вообразить, что они не брали с собою тетрадей и книг, - чтоб не казаться педантами. Приятели Печорина, которых число было впрочем не очень велико, были всё молодые люди, которые встречались с ним в обществе, ибо и в то время студенты были почти единственными кавалерами московских красавиц, вздыхаших невольно по эполетам и аксельбантам, не догадываясь, что в наш век эти блестящие вывески утратили свое прежнее значение.

    Печорин с товарищи являлся также на всех гуляньях. Держась под руки, они прохаживаличь между вереницами карет к великому соблазну квартальных. Встретив одного из этих молодых людей, можно было, закрывши глаза, держать пари, что сейчас явятся и остальные. В Москве, где прозвания еще в моде, прозвали их la bande joyeuse.

    Приближалось для Печорина время экзамена: он в продолжение года почти не ходил на лекции и намеревался теперь по жертвовать несколько ночей науке и одним прыжком догнать товарищей: вдруг явилось обстоятельство, которое помешало ем уисполнить это геройское намерение. У матери Печорина Татьяны Петровны бывали детские вечера для маленькоф дочери: на эти вечера съезжались и взрослые барышни и переспелые девы, жадные до всяких возможных вечеров. Дети ложились спать в 10-ть часов, их сменяли на паркете большие. На эти вечера являлись часто отец и дочь Р-вы. Они были старинные знакомые Татьяны Петровны и даже несколько ей сродни. Дочь этого господина Р* называлась тогда просто Верочка.



    140



    Жорж, привыкнув видеться с нею часто, не находил в ней ничего особенного, она же избегала его разговора. Раз собралась большая компания ехать в Симонов монастырь ко всенощной молиться, слушать певчих и гулять. Это было весною: уселись в длинные линии, запряженные каждая в 6-сть лошадей, и тронулись с Арбата веселым караваном. Солнце склонялось к Воробьевым Горам, и вечер был в самом деле прекрасен.

    По какому-то случаю Жоржу пришлось сидеть рядом с Верочкою, он этим был сначала недоволен: ее 17-летняя свежесть и скромность казаались е
    Страница 6 из 12 Следующая страница



    [ 1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ]
    [ 1 - 10] [ 10 - 12]



При любом использовании материалов ссылка на http://libclub.com/ обязательна.
| © Copyright. Lib Club .com/ ® Inc. All rights reserved.