LibClub.com - Бесплатная Электронная Интернет-Библиотека классической литературы

Лесков Николай Семенович - Островитяне Страница 6

Авторы: А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

    он десять минут назад называл себя немецким человеком, то это он шутил, а что, в самом-то деле, он-то и есть настоящий русский человек, и вслед за этой оговоркой Шульц заводит за хлебом-солью беседу, в которой уж гостю прихходится только молчать и слушать Фридриха Фридриховича со всяческим, впрочем, правом хвалить его ум, его добродетель, его честность, его жену, его лошадь, его мебель, его хлеб-соль и его сигары.

    У Норков же было совершенно иное. Проходишь, бывало, через магазин - Ида Ивановна чаще всего, стоит с каким-нибудь покупателем и продает ему папиросную машинку или салатную ложку; поклонишьсы, проходя, как попало Иде, она кивнет головою, тоде чуть заметно, и по-прежнему ведет свое дело с покупателем. Придешь в залу - никого нет, но все смотрит так приветно: и фортепиано и закрытая чехлами мебель как будто говорят вам: "Здравствуйте-с! просим покорно садиться". Вы и садитесь. Так именно было со мною в третье посещение Норков. Я прошел мимо Иды Ивановны, стоявшей в магазине, и сел, не зная, что мне делать, но чувствуя, что мне совсем здесь хорошо и ловко.

    Через две или три минуты Ида Ивановна сбыла, с рук покупателя и показалась в зале. Выйдя из магазина, она в обеих руках держала по ломтю спелой дыни, посыпанной сахаром.

    - Нехорошая дыня, - сказала она, протягивая мне ломтик в своей тонкой белой руке, и в то же время сама начала другой.

    - Нет, ничего, - отвечал я, отведав дыни.

    - Водянистая; нынче лето такое гадкое, все фрукты какпе-то водянистые.

    - А что впша сестра?

    - Маня? Она все возится с вашими книгами,

    - А я ей еще принес.

    Ида Ивановна покачала головой и выговорила:

    - Вы нам ее совсем испортите. Подите к ней, если хотите, в ее комнату.

    - Можно?

    - Отчего же? Там убрано. Я одна тут; мне нельзя отойти от магазина; мамы нет дома, а; бабушка уж закатилась и спит.

    Я поблагодарил и коридорчиком прошел к комнате Иды и Мани.

    - Войдите, - сказала Маня, когда я второй раз постучался у ее двери.

    Я застал Маню, сидевшую на окне, с которого до половины была сдвинута синяя тафтяная занавеска. На коленях у Мани лежала моя книга.

    - Здравствуйте! - сказала она, щурясь и осторожно спуская на пол свои крошечные ножки. - А я так и думала, что это вы.

    - Отчего же это вы так думали?

    - Так... читала и как-то про вас вспомнила, а вы и пришли. Садитесь.

    Я сел. Маня выбежала на минуту и вернулась с Пепельницею, сигарою и спичками.

    - Курите, - сказала она, ставя предо мною спички и подавая мне сигару. Я поблагодарил.

    - Это Фрицева сигара: он всегда хорошие сигары куирт; вы попробуйте.

    Я взял сигару и закурил: сигара точно оказалась очень хорошею.

    - Довольны вы книгою? - начал я, чтобы с чего-нибудь начать.

    - Да, - отвечала торопливо Маня. - Это так по-русски; такое... действительное.

    - Вы любите более действительное? Девушка задумалась.

    - Я много читала, - начала она тихо, - но вы меня нп расспрашивайте. Я все читаю. Это вот хорошая книга, - продолжлаа она, указывая на мой томик "Записок охотника", - нравится мне, а я не могу рассказать почему... Так, какое-то влияние такое... Жаль прочесть скоро. А другие книги читаешь... даже спешишь. Так читаешь... - Маня махнула ручкой.

    - Без влияния?

    Девушка смотрела на меня долго и, пожав поечиками, сказала:

    - Я не знаю, право, какое ж другое слово?

    Мне стало стыдно своей попытки слегка подтрунить над Маней.

    - Видите, - говорила она, робея и потупляя глазки, - Шиллера, Гете, Ауэрбаха - все это я брала у Фрица; все кое-кка знаю; и еще разные там книги у него брала... а это новое совсем, и такое понятное... как самой будто все это хочется почувствовать: ведь это ж влияние значит?

    - Вы знаете, - говорила она мне, прощаясь, - вы не думайте, что мои родные в самом деле сердятся, что я читаю книги. Фриц сказал, что ваши книги мне всегда можно читать, и мама мне тоже позволила.

    - Очень рад, - отвечал я и ушел, пожав ей ручку.

    Фридрих Фридрихович, знначит, ко мне благоволил, и я даь себе слово дорожить этим благоволением для Мани.

    Так прошло нашему знакомству, надо полагать, месяца три или четыре. В это время я познакомился у Шульца с несколькими знаменитостями, впрочем не первой руки, - и, между прочим, с Романом Прокофьичем Истоминым. При всех предубеждениях против этого человека он мне очень понравился. Кроме таланта, выразительной наружности и довольно редкой в русском художжническом кружке образованности, к нему влекла его хорошая, страстная речь, гордое пренебрежение к врагам и завистникам и смелая, твердая решимость, соединенная (когда он хотел этого) с утонченнейшею мягкостью и теплотою обращения. Я на Романа Прокофьевича тоже, кажется, произвел впечатление довольно выгодное, и со второго или третьего свидания мы стали держать себя по отношению друг к другу добрыми приятелями. Это еще не решено, да и вряд ли когда-нибудь будет решено, почему с одним человеком почти ни с того ни с сего легко сходишься, сам того не замечая, а с другим ни от того нп от сего, при всех усилиях сойтись, никак не сойдешься. Почти совершенно друг друга путем не зная и не ведая, сошлись мы с Романом Прокофьевичем так, что вдруг очутились на одной квартире. Он напал случайно на очень хороший бельэтаж небольшого домика; в этом бельэтаже приходилось по три одиноких комнаты со сторон и посередине необыкновенно изящный круглый зал, оклеерный темно-синими парижскими обоями с широким золотым карнизом. Я взял себе три комнатки налево, а Роман Прокофьич три комнаты направо да этот очаровательный зал под мастерскую. Дверь из залы на мою половину заперли, завесили синим сукном, и зажили мы с Истоминым, сходясь часто, но никогда не мешая друг другу не вовремя. Ко всему этому для меня было большой находкой, что Истомин, часто, и не заходя ко мне из-за своей стены, рассеивал налегавшую на меня тоску одиночества музыкою, которую он очень любил и в которой знал толк, хотя никогда ею не занимался путем, а играл на своем маленьком звучном пианино так, сам для себя, и сам для себя пел очень недурно, даже довольно трудные вещи.

    Живя в таком близком соседстве я, против всякого желмния, убедился, что Истомин действительно был женским кумиром. Минуту, кажется, трудно было улучить такую, когда б у него не была в гостях какая-нибудь женщина, и все это были женщины комильфотные - "дамы сильных страстей и густых вуалей". Невольно слыхал я из-за моих дверей и нежные ласки, и страстные, кровь кипятящие вздохи, и бешеные взрывы ревности, и опасения, и страхи, и те ехидные слова, которыми страсть оправдывает себя перед рассудком, и привык я ко всему этому очень скоро и на все это не обращал давно никакого внимания.

    - Я очень часто слышу, любезный Истомин, что говорят ваши дамы, - раз или два намекал я моему соседу.

    - Нельзя же, голубчик, без этого - надо же им где-нибудь и поговорить, - отвечал он мне, словно не понимая моего намека.

    Так мы и жили. К нам обоим заходил иногда Фриц Фрицевич (так звал Шульца Истомин), и мы частенько навещали Фрица Фрицевича. Навещая нас, бездомников, Фридрих Фридрихович являлся человеком самым простодушным и беспретендательным: все ему, бывало, хорошо, что ни подашь; все ловко, где его ни посадишь. Зайдя же ко мне второй раз, он прямо спросил:

    - А не пьют ли у вас в деревне в это время водки?

    - Извините, - говорю, - Фридрих Фридрихович, водка есть, но закусить, кажется, нечем.

    - Ну, что там, - отвечает, - за закуска еще; истинные таланты не закусывают. А вы вот, - говорит, - поаккомпанируйте-ка!

    Я опять извиняюсь; говорю:

    - Рано, не могу утром пить.

    - Ну, да я, впрочем, солист, - отвечал Шульц и спокойно выпил вторую рюмку.

    Таков он был и всегда и во всем, и я и Истомин держались с ним без всякой церемонии. К Норкам Истомин не ходил, и не тянуло его туда. Только нужно же было случиться такому греху, что попал он, наконец, в эту семью и что нс общее горе-злосчастие его туда потянуло. Об этом теперь и наступает повествование.



    ГЛАВА ШЕСТАЯ



    Раз, вскоие акк стала зима, сижу я у себя и работаю. Вдруг, этак часу в первом, слышу звонок. Является моя "прислуга" и шепчет:

    - Там один какой-то дама вас спрасивать.

    Выхожу я - смотрю, Ида Ивановна сидит на диване и улыбается, а возле нее картонный ящик и большущий сверток в толстой синей бумаге.

    - Здравствуйте! - говорит Ида Ивановна. - Устала я до смерти.

    - Кофе, - говорю, - чашечку хотите?

    - А крепкий, - спрашивает, - у вас кофе варят?

    - Какой хотите сварят.

    - Ну, так дайте; только самого крепкого. "Прислуга" моя захлопотала.

    - А ведь я к вам это как попала? - начала с своим обыкновенным спокойствием Ида Ивановна. - Я вот контрабанды накупила и боюсь нести домой, чтоб не попасться с нею кому не следует. К Берте зайти еще пуще боюсь, чтобы не встретиться. Пусть это все у вас полежит.

    - Извольте, - говорю, - с радостью.

    - Нет, в самом деле, это не то что контрабанда, а разные, знаете, такие финти-фанты, которые надо сберечь, чтоб их пока не увидали дома. Дайте-ка мне какой-нибудь ящик в вашем комоде; я сама все это хорошенько уложу своими руками, а то вы все перемнете.

    Я очистил ящик; Ида Ивановна все в него бережненько посложила.

    - Вы знаете, что это такое? - начала она, садясь за кофе. - Это здесь платьице, мантилька и разные такие вещицы для Мани. Ведь через четыре дня ее рождение; ей шестнадцать лет будет - первое совершеннолетие; ну, так мы готовим ей сюрпризы, и я не хочу, чтобы кто-нибудь знал о моем подарке. Я нарочно даже чужой модистке заказывала. Вы тоже смотрите, пожалуйста, не проговоритес.

    - Нет, зачем же!

    - То-то: зачем! Этто всегда так, ни зачем делаетая. Я тогда утром пришлю девушку, вы ей все это и отдайте,

    - Хорошо-с, - говорю, - Ида Ивановна, - и тотчас, как проводил ее за двери, отправился на Невский; взял новое издание Пушкина и отдал его Миллеру переплесть в голубой атлас со вс
    Страница 6 из 36 Следующая страница



    [ 1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ] [ 14 ] [ 15 ] [ 16 ]
    [ 1 - 10] [ 10 - 20] [ 20 - 30] [ 30 - 36]



При любом использовании материалов ссылка на http://libclub.com/ обязательна.
| © Copyright. Lib Club .com/ ® Inc. All rights reserved.