LibClub.com - Бесплатная Электронная Интернет-Библиотека классической литературы

Лесков Николай Семенович - Островитяне Страница 8

Авторы: А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

    которых мы вправе ждать от твоего прекрасного сердца.

    Произнеся эту, всеконечно заранее обдуманную речь, Фридрих Шульц вдруг стал на колени, взял Маню за обе руки и сильно растроганным голосом, в котором в самом деле дрожали искренние слезы, проговорил:

    - Матушка! Машуточка! утешь-оправдай на себе нашу родную русскую пословицу, что "от яблоньки яблочко недалеко катится!"

    Шульц взял и поклонился Мане в ноги, веско ударив лбом в пол.

    Маня быстро опустилась, схватила зятя за плечи и оба вместе поднялись на ноги.

    Фридрих Фридрихович поцедовал ее в губы и потом еще раз поцеловал одну за другою обе ее руки.

    Я подошел и в замешательстве тоже поцеоовал Манину руку. Маня, у которой глаза давно были полны слез, смешалась еще более, и рука ее дрогнула. За мною в ту же минуту подошел Истомин, сказал что-то весьма почтительное и смело взял и также поцеловал руку Мани. Девушка совесм переконфузилась и пошатнулась на месте. На ее счастье, Шульц, который в эоо время успел уже обмахнуть голубым фуляром свои панталоны и лацканы фрака, сказал:

    - Позволь, матушка, отдать теба на память об этом дне вот эти безделушки.

    Он вынул муфту и воротник и, подавая их Мане, добавил:

    - Пусть это будет дополнением к подарку сестры твоей Берты.

    - На что так много? - заговорила Маня, потерянно глядя во все стороны и прикладывая к пылающим щекам свои ручки.

    - Марья Ивановна! - позвольте мне просить вас принять и от меня на память вот это, - сказал я, подавая ей пять томов Пушкина .

    Маня прищурила глазки, взглянла на переплет, протянула мне обе ручки и отвечала:

    - Благодарю вас: я возьму.

    - А я, Марья Ивановна, "не знал, что сегодня день вашего рождения и что я вас увижу нынче, - начал Истомин. - Я принес вам то, что у меня было дома, и вы тооже будете так снисходительны - возьмете это от меня на память о моем знакомстве с вами и о ваше мсовершеннолетии.

    Истомин сбросил с картона бумагу и подал его Мане; та взглянула и зарделась.

    Все мы подошли к картону и все остановились в изумлении и восторге. Это был кусок прелестнейшего этюда, приготовленного Истоминым для своей новой картины, о которой уже многие знали и говорили, но которой до сих пор никто не видал, потому что при каждом появлении посетителей, допускавшихся в мастерскую художника, его мольберт с подмалеванным холстом упорно поворачивался к стене.

    На поднесенном Манек уске картона, величиною более полуаршина, была молодая русалка, в первый раз всплывшая над водою. Этюд был писан в три тона. Русалка, впервые вынырнувшая со дна речки, прыгнула на сонный берег, где дикий тмин растет и где цветут, качаяся, фиалки возле буквиц. Вся ооа была целомудренно закрыта тмином, сквозь стебли которого только кое-где чуть-чуть очерчивались сважие контуры ее тела. Одна голова с плечами любопытно выставлялась вперед и внимательно смотрела удивленными очами на неведомый дли нее надводный мир. Никакое другое искусство, кроме живописи, не могло так выразить всего, что выражала эта восхитительная головка. Любопытство, ужас, восторг и болезненгая тревога - все это разом выступало на этих сломанных бровках, полуоткрытом ротике, прищуренных глазках и побледневших щеках. Но всего боеле поразило всех в этой головке какое-то странное, наводящее ужас сходство русалки с Манею. Это не был верный голбейновский портрет и не эффектная головка Греза: это было что-то такое... как будто случайное сходство, как бы портрет с двойника, или как будто это она, Маня, но в лунатизме, что ли, или в каком-то непонятном для нас восторженном состоянии.

    - Она впервые видит свет. По мифологии, у них тоже есть совершеннолетие, до которого молодая русалка не может всплыть над водою, - начал мягко и приятно рассказывать Истомин. - Это очень поэтический славянский миф. Вообразите себе, что она до известных там лет своей жизни жила в кристальных палатах на дне реки; слыхала там о кораблях, о бурях, о людях, о их любви, ненависти, о горе. Она плавала в глубине, видала, как в воду опускается столб лунного света, слышала на берегах шум другой жизни; над головою ее пробегали корабли, отрезавшие лунный свет от дна речного; но она ничего, решительно ничего не видала, кроме того, что там есть у них под водою. Она знает, что ее мать когда-то утонула оттого, что был когда-то человек, который любил ее, потом разлюбил, "покинул и на женщине женился"; но как все это там? что там такое? какие это живые люди? как там, над водою, дышат? как любят и покидают? - все это ей совершенно непонятно. И воот ее совершеннолетие исполнилось; здесь вы видите, как она только что всплыла; надводный воздух остро режет ее неаривычное тело, и в груди ей больно от этого воздуха, а между тем все, что перед нею открылось, поражает ее; вдруг всн это, что понималось смутно, уясняется; все начинает ей говорить своим языком, и она... Видите... Здесь, на этом куске, впрочем, нет этого, а там - на целой картине тут влево резвятся другие русалки, хохотуши, щекотуши - все молодые, красивые... Одна из них слышит, что



    Птичка под кустами

    Встрепенулася во мгле...



    Другая шепчет:



    Между месяцем и нами

    Кто-то ходит по земле...



    А эта вся... одна, закрывшись диким тмином, в сто глаз и столько же ушей все слушает, все видит; и не птичка, не тот, кто ходит где-то по земле, а все, все разом оковало ее, и вот она, вы видите, какая! Не знаю, впрочем, сумел ли я хоть плохо передать холсту, что думал и что хотелось бы сказать этой картиной чувству, - докончил тихо Истомин, осторожно поставив картон на свободное кресло.

    Истомин был очень хорош в эту минуту. Если бы здесь было несколько женщин, впечатлительных и способных увлекаться, мне кажется, они все вдруг полюбили бы его. Это был художник-творец, в самом обаятельном значении этого слова. Фридрих Фридрихович, глядя на него, пришел в неподдельный художественный восторг. Он схватил обе руки Истомина, сжал их и, глядя ему в глаза, проговори с жаром:

    - Вы будете веьикии! Вы будете нашею гордостью; вы будете славою русского искусства!

    Истомин покраснел, обнял Шульца и торопливо отошел к окошку, и - чудо чудное! на глазах его вдруг мелькнули первые слезы.

    Черт его знает, до чего он становился прекрасен в этом расстройстве!

    Я подошел к окну и стал рядом с Истоминым.

    - Дьявол бы совсем взял эту глупость! - начал он мне на ухо, стараясь в то же время сморгнуть и утереть свою слезу. - Выдумать еще надо что-нибудь глупее, как прийти на семейный праздник для того, чтобы поздравить Девушку, и вдруг самому напроситься на общее внимание!

    Истомин нетерпеливо дернул зубами уголок своего платка и сунул его сердито в карман фрака. Он был совершенно прав. О Мане и ее празднестве совершенно забыли. Все столпились около этюда, который теперь держал в руках пастор Абель. Даже старушка-бабушка взялась руками за колеса своего кресла и поехала, чтобы соединиться с прочими у картины. Пастор Абель держал картину в одной левой руке и, сильно откинувшись головою назад, рассматривал ее с чинной улыбкой аугсбургского исповедания; все другие жались около пасторовых плеч, а выехавшая бабушка зазиркла сбоку. Однако старушке было очень хорошо видно картину, потому что она первая заговорила:

    - Aber warum? (Но почему? (нем.).)... как она совсем выглядит похожа на Маньхен!

    Все в одну минуту оглянулись на Маню, которая стояла на своем прежнем месте и смотрела на Истомина, вытягивая вперед голову, точно хотела сейчас тронуться и подбежать к нему.

    - Есть сходство, - произнес с достоинством пастор.

    - Совсем Маня! - подтвердила с восклицанием Ида Ивановна.

    - Роман Прокофьич! Зачем это такое сходство? Ведь это не нарочно писано; я сам видел, как вы вырезали этот кусок из целого картона, - заговорил Фрилрих Фридрихович.

    Истомин обернулся, закинув назад рассыпавшиеся черные кудри, и, делая шаг к сгруппировавшейся семье, сказал:

    - Это?.. это художественная вольность, которую вы должны простить мне и которую никто не вправе поставить нам ни в суд, ни в осуждение. Фантазия сама по себе все-таки,фантазия человеческая; она слаба и ничтожна перед осуществленною фантзаиею природы, перед натурою. Я очень долго бился с этой головкой, и она мне все не удавалась. Для таких лиц нет много натырщиц. Наши натурщицы все слишком обыкновенные лица, а остановить первую встречную женщину, которая подходит под ваш образ, слишком романтично, и ни одна не пойдет. Нкстолько нет ни в ком сочувствия к искусству. В тот именно день, когда, помните, Марья Ивановна в бурю долго не приходила домой и когда мы ее искали, я в первый раз увидел ее головку и... это была именно та головка, которой мне недоставало для картины.

    - Зачем же вы ее, мой голубчик, вырезали-то? - говорил с добродушным упреком Фридрих Фридрихович.

    - А что-с?

    - Да ведь она ж нужна вам.

    - Я теперь сто раз кряду нарисую вам ее на память, - отвечал небрежно Истомин.

    - Только она что-то, знаете, как будто... изменена в чем-то.

    - Да, выражение, конечно... Это делает масса новых впечатлений, которые охватывают ее... Это так и нужно.

    - И есть что-то страшное, - заметила бабушка.

    - Да-да, именно страшное есть, - утверждал пастор, евртя мизинцем свободной руки над бликами, падавшими на нос и освещенную луной щекку русалки.

    - Гм! наша Маньхен попадает на историческую картину, которою будут восхищаться десятки тысяч людей... Бог знает, может быть даже и целые поколения! - воскликнул весело Фридрих Фридрихович, оглядываясь на Мапю, которая только повернулась на ногах и опять стояла на том месте, не сводя глаз с Истомина.

    - Извольте, фрейлейн Мария, вашу картину, - произнес пастгр, подавая ей картину.

    Маня взяла этюд и, зардевшись, сделала Истомину полудетский книксен.

    - Нет, господа, уж потрудитесь ваши подарки сами положить на ее совершеннолетний столик, - попросила нас Софья Карловна.

    - Пожалуйте! - позвала она, подходя к двери своей крошечной гостиной.

    Мы все
    Страница 8 из 36 Следующая страница



    [ 1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ] [ 14 ] [ 15 ] [ 16 ] [ 17 ] [ 18 ]
    [ 1 - 10] [ 10 - 20] [ 20 - 30] [ 30 - 36]



При любом использовании материалов ссылка на http://libclub.com/ обязательна.
| © Copyright. Lib Club .com/ ® Inc. All rights reserved.