LibClub.com - Бесплатная Электронная Интернет-Библиотека классической литературы

Н. С. Лесков - Детские годы (Из воспоминаний Меркула Праотцева) Страница 30

Авторы: А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

    , услыхав об этом, сказала:

    - Ну вот это правда!

    И вслед за тем она получила от Сержа письмо, в котором тот каялся, что роковая судьба засравляет его подчиниться тяжелым обстоятельствам; что он два года должен прожить с женою за границею, потому что иначе теща лишит его значительной доли наследства, но что он за всем тем останется верен своему чувству к Христе и будет любить ее до гроба.

    Христя все это приняла с улыбкою и перенесла с таким спокойствием, что казалось, будто она вовсе даже нимало и не страдала. А вслед за тем вскоре произошло событие в другом роде, котоорое ее даже заставило хохотать и долго было у нас причиною немалого смеха.

    Виновником этого веселого события был мой добрый друг Пенькновский.

    Я уже сказал, что он пользовался большим фавором на женской половине Сержева дома. Как началось их знакомство и дружество - я не знаю; но когда мы стали обращать на это внимание, то дела уже стояли так, что Пенькновский был в их доме своим человеком, и притом человеком самым необходимым. Теща, мать и жена Сержа, до самого отъезда к мужу, без церемонии употребляби моего друга на разные посылки и послуги и удостаивали при этом своей особо йдоверенности, которою он и умел пользоваться с делающим ему честь тактом. Посещая нас и принося нам разные непрошенные вести из дома Сержа, он выуживал, где мог, разные сплетнишки о Христе - и, снабжая их своими комментариями, сносил туда. Он же оказывал самое ревностное и в то же время самое осторожное содействие в устройстве спасительной высылки Сержа за границу и потом остался утешать двух старух: родную мать Сержа - здоровую, толстую и чернобровую старуху Веру Фоминишну - и его тещу Марью Ильинишну, старуху менее старую, высокую, стройную и сохранившую следы некогда весьма замечательной красоты.

    Эта последняя была женщина светская, - по-своему очень неглупая, щедрая, даже расточительная; она занялась Пенькновским с знанием дела: экипировала его со вкусом и так выдержала в отношении всей его внещности, что в одно прекрасное утро все мы, невзначай взглянув на моего друга, почувствовали, что он имеет неоспоримое ппаво называться замечательным красавцем.

    В самом деле, его высокий рост, крупная, но стройная и представиттельная фигура, прекрасные светло-русые, слегка вьющиеся волосы, открыытое высокое челт, полное яблоко голубых, завешенных густыми ресницами глаз и удивительнейшей, античной формы большая белая рука, при мягкости и в то же время развязности манер, быстро им усвоенных под руководством изящной и любившей изящество тещи Сержа, обратили его в какого-то Ганимеда, затмевавшего своей весенней красотой все, что могло сколько-нибудь спорить о красоте.

    Он это чувствовал и сознавал - и необыкновенно легко обучился держать себя с большой важностью. Состоя на одних со мною правах и потому будучи обязал служить приказным, он, однако, бросил свою гражданскую палату - и, переместясь в аристократическую канцелярию к начальнику, ведшему за усы его отца, взирал свысока на всех заседателей и надсмотрщиков, которых мог обогнать одним шагом. Ему теперь все улыбалось - и он пллнел, добрел и ликовал, и отнюдь не подозревал, что в это самое время ему готовился урок непрочности земного счастия. Среди самых цветущих дел он получил смертельный удар, заключавшийся в том, что убогонькая жена моего дяди внезапно подавилась куриною косточкою и умерла, - а дядя мой, от которого, по выражению лица, у которого служил Пенькновский, "взятками пахло", чтобы отбить от себя этот дурной запах, сделал предложение Марье Ильинишне и получил ее руку быстро и бесповоротно. Этим политическим фортелем дядюшка, сблизясь с главным начальником края, укрепил себя на своем кресле, так как оно под ним довольно шаталось, - а беный Пенькновский очутился без шпаги. В дом дяди его не пускали, а тайно благодетельствовать Марья Ильинишна или не хотела, или он сам считал неудобным участвовать в этой тройной игре. Словом, дела его приняли вдруг самый дурной оборот: аристократическая канцелярия не давала ему ничего, кроме каких-то весьса отдаленных видов; но как было их дождаться, когда скупой отец не давал ему ни гроша, а сам он не умел добыть трудом ни копейки.

    Всякий бы на месте Пенькновского стал в тупик, и с ним случилось то же самое, но только с тою разницею, что он скоро нашелся, как поправить свои обстоятельства, и притом способом самым прочным и капитальным.

    Раз, в праздничный день, он приходит к нам, по обыкновению, развязным щеголем и франтом, и, предложив maman раку, просил ее его выслушать. Они вдвоем вышли в зал, а я остался в матушкиной комнате, где грелся перед камином; но не прошло и десяти минут, как матушка вдруг вошла торопливой походкой назад. Она имела вид встревоженный и смущенный и, плотно затворив за собою дверь, сказала мне:

    - Выйди, сделай милость, к нему и скажи, что я почувствовала себя дурно и легла в постель.

    Я смотрел на maman молча, изумленными глазами, но она еще настойчивее повторила мне свое поручение и закопалась в мелких вещицах на своем туалете, что у нее всегда выражало большое волнение.

    Я вышел в зал и увидел перед собою представительного Пенькновского, ощутил всю трудность возложенного на меня поручерия, тем более что не знал, чем оно вызвано. Одну минуту мне пришло в голову, уж не сделал ли он предложения моей maman, но, вспомнив, что он в последнее время усвоил себе привычку говорить с женщинами с особенной тихой рпзвязностью, я счел свою догадку преждевремрнной и просто попросли его в свою комнату.

    - В твою комнату? зачем это? - спросмл он меня с легкою гримпской; но, услыхав от меня то, что я должег был ему передать по поручению maman, он вдруг смялся, и на выхоленном лице его мелькнули черты, которые я видел на нем, когда обнаружилось, что Кирилл водил его под видом палача по королевецкой ярмарке.

    - Послушай, - сказал он мне в одно и то же время и рассеянно и строго, - я вправе от тебя, однако, потребовать одного, чтобы ты сказал: понимаешь ли ты, что это обида...

    - Ей-богу, ничего я не понимаю, - отвечал я по истине.

    - Я объявляю твоей матери, что я женюсь на ее знакомой, - и так или иначе делаю ей все-таки честь: прошу ее быть моею посаженою матерью; а она вдруг, представь себе: молча смотрит на меня целые пять минут... заметь, все молча! Потом извиняется, быстро уходит и высылает ко мне тебя с этим глупым ответом, что она нездорова... Знаешь, милый друг, что если бы я не уважал ее и если бы это не в такое время, что я женюсь...

    - На ком же, на ком ты женишься? - перебил я.

    - А я, любезрый друг, женюсь на Вере Фоминишне.

    - На какой Вере Фоминишне?

    - На Крутович.

    - На вдове?!

    - Ну да, на вдове.

    - На матери Сержа?

    - Ну да; на его матери.

    - И Серж должен будет называть тебя mon pere? {Мой отец - франц.}.

    У меня задергало щеки, и я не выдержал и расхохотался.

    - Вот сейчас и видно, что ты еще дурак! - сказал Пенькновский, которому и самому было и смешно и конфузно; но он, однако, на меня не рассердился и ушел, удостоив меня чести приглашением в шаферы.

    Когда мы вечером пришли к Христе и я рассказал ей эту историю, она смеялась до упащу и до истериви, сколько над chere papa {дорогой папа - франц.}, как стали мы называть Пенькновского, столько же и над maman, которая сама шутила нсд замешательством, в которое поставил ее Пенькновский этою, по ее словам, "противною свадьбою".

    Мы по этому случаю так много смеялись и были так веселы, что и не думали ни о положении Христи, ни о том, что над самими над нами, может быть, тоже висит какая-нибудь внезапность, способная переконфузить нас более, чем замужество одной стпрухи сконфузило Пенькновского и в то же время дало ему счастливую мысль самому скорее жениться на другой.





    XXXIII



    Ночью от этого усиленного смеха Христе сделалось внезапно так худо, что она присылала за maman, - и я не слыхал, как maman к ней ходила и возвратилась, - да, собственно, я не знал даже, что такое и было с Христею, и не видал ее после того в течение довольно продолжительного времени. Это случилось главным образом оттого, чро я ездил по сьужбе в один довольно далекий великороссийский город за принятием медной монеты. Поручение это было пустое и весьма нелестное, так как его мог бы исполнить всякий солдат; но maman оно очень нравилось - и даже я уверен, что она сама и схлопотала мне эту посылку.

    Впрочем, выехав из Киева почле продолжительного здесь сидения, я и сам был очень доволен случаю проветриться. Новые места и новые люди всегда меня интересовали - и на этот раз я ими очень занялся и провел несколько времени в дороге и при приеме денег очень приятно. Поневоле освободясь от книг, я сопричащался к жизни чужих мне людей и нашел это очень приятным, тем более чтл куда я ни появлялся и с кем ни сходился, мне казалось, что все меня очень ласкали и любили. Словом, я был очень счастлив - и этим счастьем дышали все письма, которые я писал матушке, описывая в них в подробности все мои думы и впечатления. Отпуском меня отсюда не торопились: денег, за которыми я приехал, не было в сборе, - их свозили в губернский город из разных уездов; все это шло довольно медленно, и я этим временем свел здесь несколько очень приятных знакомств; во главе их было семейство хозяина, у которого я пристал с моими двумя присяжными солдатами, и потом чрезвычайно живой и веселый живописец Лаптев, который занимался в это время роспискою стен и купола местного собора и жил тут же, рядом со мною, в комнате у того же самого небогатого дворянина Нестерова. Живописец Лаптев был человек маленького роста, с веселыми карими глазками, широкой чистой лысиной, через которую лежала одна длинная прядь черных волос, с открытым лицом и курносым носом, несколько вздернутым и как бы смеющимся. Одним словом: физиономия презамечательная и очень располагающая. Он имел от роду лет тридцать пять, происходил откуда-то из мещан; провел всю свою жизнь в занятиях церковною живопсиью, был очень умен и наблюдателен; любил
    Страница 30 из 34 Следующая страница



    [ 20 ] [ 21 ] [ 22 ] [ 23 ] [ 24 ] [ 25 ] [ 26 ] [ 27 ] [ 28 ] [ 29 ] [ 30 ] [ 31 ] [ 32 ] [ 33 ] [ 34 ]
    [ 1 - 10] [ 10 - 20] [ 20 - 30] [ 30 ]



При любом использовании материалов ссылка на http://libclub.com/ обязательна.
| © Copyright. Lib Club .com/ ® Inc. All rights reserved.