LibClub.com - Бесплатная Электронная Интернет-Библиотека классической литературы

Н.С.Лесков Мелочи архиерейской жизни Страница 10

Авторы: А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

    т испортил. Хоть ничего не ешь и не пей, а все его не убережешь в этой нечеловеческой жизни. Но теперь... умоляю... хоть какую-нибудь струменцию, что ли, в ход пустить, только бы полегчало".

    Тут-то и пригодилась инсорументина из акушерского ридикюля, а после принесенного ею быстрого облегчения настал приятный разговор, начавшийся с того, что врач сказал облегченному святителю, что он ему не будет ничего прописывать, потому что болезнь его не от случайной неумеренности, а от недостатка воздуха и движения, но что состояние его, обусловливаемое этими причинами, очень серьезно и угрожает его жизни.

    "Ах, я с вами согласен, - отвечал пр. Порфирий. - Но что же вы мне посоветуете?"

    "Больше ходить по воздуху, преимущественно по горкам, которых у нас так много".

    "Как же, как же... прекраано; да еще бы, может быть, часа полтора в сутки верхом на коне понздить?"

    "Это бы очень полезно".

    "Сядьте же, дорогой сосед, поскорее к моему столу и напишите мне все это, по старой формуле, "cum deo". {С богом (лат.).}

    "Зачем же это писать, когда я вам это так ясно сказал".

    "Да мало лии что вы мне сказали. Я и сам без вас все это знаю. Нет, а вы мне это напишите, а я попробую в сиод просьбу послать и приложу ваш рецепт: не разрешат ли мне, хоть _ради спасения жизни, часа два в день по улицам пешком ходить?_ Но нет, впрочем, не хочу вас напрасно и затруднять, не пишите. И св. синод мне такой льготы не разрешит, да и благочестивые люди мне не дадут пешком ходить: все под благословение будут стаповиться. Другое бы дело верхом ездить, я это и люблю, и когда-то много на Востоке на коне ездил, и тогда никаких этих припадков не знал, но на Востоке наш брат счастливее, там при турках проще можно жить и свободнее можно двигаться".

    "Ну, вы бы, - говорит доктор, - как-нибудь у себя дома устроили себе моцион".

    "Летом, когда сад открыт, я хожу по саду. Хоть и скучно все по одному месту топотать, но топочу. А вот как придет осень с дождями, так и сел. Куда же в топь-то леэть? А на дворе на мощеные дорожки выйти - опять благословляться пристанут. И исжу в комнате. Зима, все дни дома, и весь весенний ранок тоже дома. Вот вы и посчитайте: много ли архиерею по воздуху-то можно ходить?"

    "У вас по монастырскому двору зимою дорожки есть?"

    "Как же, есть; только мне-то по ним ходить нельзя".

    "Отчего же?"

    "Сан велик ношу; монахи будут стесняться со мною гулять, да и мне, скажут, непристойно с ними панибратствовать; а потом благочестивцы прознают, что архиерей наружи ходит, за благословением одолеют. Словом, беспокойство поднимется: даже мой монастырский журавль и конюшенный козел, которые нынче имеют передо мною привилегию разгуливать по той дорожке, - и они почувствуют стеснение от моего появления на воздух. Какой же вы мне иной, более подввижный образ жизни можете указать?"

    Врач развел руками и отвечал:

    "Ниакого".

    "А вот то-то и есть, что "никакого". Я давно говорю, что мы, архиереи, самые, может быть, беспомощные и даже совсем пропащие люди, если за нас медицина не заступится".

    "Медицина? - повторил врач, - ну, ваше преосвященство, вряд ли вы от нас этого дождетесь".

    "А почему?"

    "Да ведь мы не набожны... Скорее набожные люди пусть за вас заступятая".

    "Так-то и было! Эк вы куда хватили! - наложные-то это и есть наши губители. Перед ними архиереей, наевшись постной сырости, рыгнет, а тот это за благодать принимает - говорит, будто "душа с богом беседует", когда она совсем нм с кем не беседует, а просто от тесноты на двор просится! Нет! медицина, государь мой, одна медицина может нас спасти, и она тут не выйдет из своей роли. Медицина должна нами заняться не для нас и не для благочестия, а для обогащения науки".

    "Какую же услугу может оказать медицине занятие архиереями? Это очень интересно".

    "Очень интересно-с! Медицина через нас может обогатить науку открытиями. Я вот за столько лет моих кишечных страданий очень зорко слежу за всеми новыми медицинскими диссертациями и все удивляюсь: что они за негодные и неинтересные темы берут! Тот пишет о лучистом эпителии, другой - о послеродовом последе, словом, все о том, что выплевывается да извергается, а нет того, чтобы кто-нибудь написал диссертацию, например, "об архиерейских запорах". А это было бы и ново, и оригинально, ив полне современно, да и для человечества полезно, потому что мы, освежвшись, сделались бы добрее... намекнуть бы только об этом надо где-нибудь в газетах, а то наверное найдется умный медик, который за это схватится. И уж какая бы к нему отборная духовная публика на диспут съехалась, и какую бы он себе выгодную практику приготовил, специализовавшись по этому предмету. А наше начальство, увидав из этого рассуждения доказательства, отчего род преподобных наиболее страждет и умаляется, может быть смилостивилось бы и позволило бы нам ходить пешком по улице. И, может быть, тогда и люди-то к нам больше привыкать бы стали, и началимь бы другие отношения - не чета нынешним, оканчивающимся раздаянием благословений. Право, так! Я или другой архиерей, ходя мпж людьми, может быть кого-нибудь чему-нибудь доброму бы научили, и воздержали бы, и посоветовали. А то что в нас кому за польза? Пожалуйста, довтор, поверните нас на пользу науки и пустите об этом, промежду своими, словечко за нас - _запорников_". {Лица, имеющие какие-либо сношения с специальными медицинскими органами, может быть действительно принесли бы некоторую пользу человечеству, если бы не пренебрегли точно мною передаваемым мнением епископа об особенном характере их, так сказать, сословного недуга. Может быть, гг. медики убедили бы общество и начальство, что так людям жить нельзя. (Прим. автора.)}

    И больной с доктором, пошутив, весело расстались.

    А между тем подумайте, читатель: сколько горького в этой шутке, которою отводил свою досаду очень умный русский человек духовного чина? сколько в том, что он осмеисал, чего-то напрасного, обременяющего и осложняющего жизнь невыносимыми условиями, которые чуть не целые века стоят неизменными тоьько потому, что никто не хочет понять их тяжесть и снять с людей "бремена тяжкие и неудобоносимые"...

    Положим, что наше облагодатствованное духовенство невозможно ставить на одну доску с какими-нибудь совсем безблагодатными протестантскими пасторами, которые ходят повсюду, куда можно ходить частному человеку; но если даже сравнить положерие нашего епископа с положением лица соответственного сана римской церкви, то насколько свободнее окажется в своих общественных отношениях даже римский епископ? Этот не только может проехать к знакомому мирянину без звона и на простом извозчике, но он посещает безвредно для себя и для церкви музеи, выставки, концерты, сам покупает для себя книги, а с одним из таковых, еп. Г-м, большим любителем старинного искусства, я даже не раз хаживал к букинистам на петербургский Апраксин двор, и все это не вредило ни сану епископа, ни его доброй репутации, ни римской церкви.

    Почему же наш епископ лишен этой свободы, и почему лишение это идет, например, так далеко, что когда один из русских епископов, человек весьма ученый и литературный, пожелал заниматься наряду с другими людьми в залах публичной библиотеки, то говорили, будто это было найдено некоторыми широко расставленными людьми за непристойность и даже за "фанфаронскую браваду" (два слова, и оба не русские)... Мы так не привыкли, чтобы наши епископы пользовалсиь хотя бы самою позволительною свободтю, что приходим в недоумение если встречаем их где-нибудь запросто. Я помню, как однажды покойный книгопродавец Николай Петрович Кораблев (вместо которого, по газетным известиям, вероятно из вежливости, преждевременно был зачислен умершим его товарищ Сирчков) встретил меня в самом возбужденном состоянии и с живостью и смущением возвестил, что к ним в магазин _заходил епископ!_ Но и то это было еще во время оно; да и епископ тот был краса нашей церковной учености, трудолюбивый Макарий литовский, впоследствии митрополит московский...



    В обществе о таком "укрывательстве архиереев" думают различно: одни находят, что этого будто "требует сан", а другие утверждают, что сан этого не требует. Люди сего последнего мнения, ссылаясь на простоту и общедоступность "оных дачниих архиереев", склонны винить в отчуждении аихиереев от мира так называемую "византийскую рутину" или, наконец, кичливость самых архиереев, которым будто бы особенно нравится сидеть во свете неприступней и ездить на шести животных.

    Может быть, что все это имеет место в своем роде и склоняет дело к одному положению. Кто хоть раз бывал в архиерейском доме, тот знает, как там все нелюдимо, дико и как-то бесприютно, и кто видал много владычных домов, тот знает, что нелюдимость и бесприютность - это неотъемлемге качество сих жилищ; а всякое жилище, говорят, будто бы выражает своего хозяина. Еще одно общее архиерейским домам отличительное и притом удивительное свойство, это необъяснимый запах _старыми фоортепианами_, который очень легко чувствовать, но причину его отгадать трудно, ибо фортепиан в архиерейских домах не бывает, но этот _скучный запах_ там есть, точно в зале старого нежилого помещичьего дома, где заперты фортепианы, на которых никто не играет. Есть и еще _нечто_, как мне кажется, еще более действенное. Довольно общее и притом небезосновательное убеждение таково, что православные любят пышное велелепие своих духовных владык и едва ли могли бы снести без смущения их "опрощение". Об этом даже писано в газете "Голос" по поводу неприятности, случившейся с епископом Гермогеном Добронравиным в Исаакиевском соборе. Однако, впрочем, по игре случая сказано это было в том же самом нумере, где говорилось, что в оное время все газеты будто бы писали не то, что думали. Но на самом деле

    Православные действительно до того любят велелепие владык, что даже при расписывании своих храмов, на изображаемых по западной стене картинах Страшною суда, настойчиво требуют, чтобы в разинутой огненной пасти геенны цепью дьявола, обн
    Страница 10 из 28 Следующая страница



    [ 1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ] [ 14 ] [ 15 ] [ 16 ] [ 17 ] [ 18 ] [ 19 ] [ 20 ]
    [ 1 - 10] [ 10 ] [ 20 - 28]



При любом использовании материалов ссылка на http://libclub.com/ обязательна.
| © Copyright. Lib Club .com/ ® Inc. All rights reserved.